Письмо В.М. Молотову 13 августа 1930 года

Письмо В.Р. Менжинскому 9 августа 1930 года

Получил Вашу справку. Точка зрения у Вас правильная. В этом не может быть сомнения. Но беда в том, что результаты операции по изъятию мелкой серебряной монеты просто плачевны. 280 тыс. руб. – это такая ничтожная сумма, о которой не стоило давать справку. Видимо, покусали маленько кассиров и успокоились, как это бывает у нас часто. Нехорошо.

Коммунист. 1990. № 11. С. 96–97.

Вячеслав!

1) Не кажется ли тебе более чем странным тот факт, что сибиряки молчали и не требовали снятия Эйхе, пока Сибкрайком обнимал обе половины Сибири, а теперь, когда разбили Сибирь на 2 части и сократили вдвое район деятельности Сибкрайкома (т. е. облегчили работу Сибкрая ), Эйхе вдруг оказался “не справляющимся” со своими задачами? Я не сомневаюсь, что здесь имеется грубо замаскированная попытка обмануть ЦК и создать “свой”, артельный крайком. Советую вышибить всех интриганов и прежде всего Клименко (украинские “методы” подкопа!) со всеми базовскими, ляскуткиными, кузнецовыми и т. п. и оказать полное доверие Эйхе, чтобы впредь не повадно было интриганам всяким клеветать на честных работников и обманывать ЦК.

2) Обязательно надо опубликовать полностью (в “Правде”) резолюцию ЦК ВКП об Азербайджане. Закавказские хитрецы изобразили дело в своей резолюции (она уже опубликована) таким образом, что Гикало оказался главным виновником (ибо он стоит во главе списка отзываемых), а главные виновники (Амаси др.) оказались второстепенными виновниками, чуть ли не учениками Гикало. Чтобы разбить эту хитрость (жульничество), надо опубликовать решение ЦК ВКП;

3) ПБ поступило совершенно правильно, выделив Майкоп из Грозного.

Пока все. Жму руку.

P.S. Помаленьку поправляюсь.

13/VIII‑30.

И. Сталин

Письма И.В. Сталина В.М. Молотову. 1925–1936 гг. С. 196–197.

РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 1. Д. 5388.

Письмо В.М. Молотову (не ранее 23 августа 1930 года)

Вячеслав!

1) Итог за 10 месяцев дает 26% прироста госпромышленности (вместо 32%). Неутешительный итог. Ты говоришь о встречном промфинплане и воззвании ЦК. По‑моему, можно было бы пойти на все, лишь бы добиться 30–32% прироста. Боюсь, что поздно говорить теперь об этом, – все равно, – до октября (конец года) больших изменений не внести. А, может, попробовать? Что ж, попробуйте. Пожалуй, следует попробовать.

2) Нам остается еще 1–1½ месяца для экспорта хлеба: с конца октября (а может быть и раньше) начнет поступать на рынок в массовом масштабе американский хлеб, против которого нам трудно будет устоять. Если за эти 1–1½ месяца не вывезем 130–150 миллионов пудов хлеба, наше валютное положение может стать потом прямо отчаянным. Еще раз: надо форсировать вывоз хлеба изо всех сил .

3) Надо обязательно арестовать Суханова, Базарова, Рамзина. Нужно пощупать жену Суханова (коммунистка!): она не могла не знать о безобразиях, творившихся у них дома. Следовало бы все без исключения показания (и основные и дополнительные) раздать членам ЦК. Что Калинин грешен, – в этом не может быть сомнения. Все, что сообщено о Калинине в показаниях – сущая правда. Обо всем этом надо обязательно осведомить ЦК, чтобы Калинину впредь не повадно было путаться с пройдохами.

4) Получил письмо Осинского о НАМИ. Осинский не прав. Я остаюсь при своем мнении. О мотивах расскажет Клим. Ну и нахал этот Осинский.

5) Прилагаю вырезку насчет Мариупольского металлургического завода. Это четвертая по счету провокаторская выходка говенного Гипромеза. Нельзя ли примерно наказать виновных? (“Правда” от 23 августа 30 г.) Ну, пока все. Жму руку.

Сталин .

Письма И.В. Сталина В.М. Молотову. 1925–1936 гг. С. 198–199.

РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 1. Д. 5388.

ПРИМЕЧАНИЕ

Арестованный Кондратьев дал показания о своих встречах с М.И. Калининым. Кондратьев назвал председателя ВЦИК СССР в числе тех лиц, беседы с которыми позволяли ему получать информацию о политическом положении и внутрипартийных делах.

Калинин дал поручение своим сотрудникам выяснить, при каких обстоятельствах он контактировал с Кондратьевым. 8 октября 1930 года секретарь ЦИК СССР Енукидзе прислал Калинину, находившемуся в отпуске на юге, письмо: “О материалах, просимых тобой, сообщаю, что в прошлый раз прислал и тебе стенограмму твоего доклада на 4 съезде Советов. О Кондратьеве ты только там и говорил. Посылаем тебе сегодня тот же отчет по газетам и также твой экземпляр "Показаний"”.