Письмо В.М. Молотову 22 сентября 1930 года

Письмо Е.Г. Джугашвили 16 сентября 1930 года

Здравствуй, мама – моя!

Как живешь, как твое здоровье?

Недавно я болел. Теперь чувствую себя хорошо.

Надя уехала в Москву. И я в ближайшее время уеду в Москву.

Живи тысячу лет.

Твой Сосо.

16/IX – 30 г.

Иосиф Сталин в объятиях семьи. Из личного архива. С. 14–15.

АП РФ Ф. 45, Оп. 1. Д. 1549. Л. 38–39.

22/IХ‑30.

Вячеслав!

1) Мне кажется, что нужно к осени разрешить окончательно вопрос о советской верхушке. Это будет вместе с тем разрешением вопроса о руководстве вообще, т. к. партийное и советское переплетены, неотделимы друг от друга. Мое мнение на этот счет:

а) нужно освободить Рыкова и Шмидта и разогнать весь их бюрократический консультантско‑секретарский аппарат;

б) тебе придется заменить Рыкова на посту председателя СНК и председателя СТО. Это необходимо. Иначе – разрыв между советским и партийным руководством. При такой комбинации мы будем иметь полное единство советской и партийной верхушек, что несомненно удвоит наши силы;

в) СТО из органа болтающего нужно превратить в боевой и дееспособный орган по хозяйственному руководству, а число членов СТО сократить примерно до 10–11 (председатель, два заместителя, председатель Госплана, наркомфин, наркомтруд, ВСНХ, НКПС, наркомвоен, наркомторг, наркомзем);

г) при СНК СССР нужно образовать постоянную комиссию (“Комиссия Исполнения”) с исключительной целью систематической проверки исполнения решений центра с правом быстрого и прямого привлечения к ответственности к а к партийных, так и беспартийных за бюрократизм, неисполнение или обход решений центра, нераспорядительность, бесхозяйственность и т. п. Эта комиссия должна иметь право пользоваться непосредственно услугами РКИ (прежде всего), ГПУ, прокуратуры, печати. Без такой авторитетной и быстродействующей комиссии нам не прошибить стену бюрократизма и разгильдяйства наших аппаратов. Без такой или подобной ей реформы директивы центра будут оставаться сплошь и рядом на бумаге. Во главе этой комиссии следовало бы поставить Серго (заместитель председателя СНК и нарком РКИ).

Таким образом при СНК СССР будет всего три главных комиссии: Госплан, СТО, Комиссия Исполнения.

д) Нынешнее совещание замов нужно упразднить, предоставив председателю СНК совещаться со своими замами (с привлечением тех или иных работников) по своему усмотрению.

Все это пока между нами. Подробно поговорим осенью. А пока обдумай это дело в тесном кругу близких друзей и сообщи возражения.

2) Плохо обстоит дело с Уралом. Миллионы руды лежат у рудников, а вывезти ее не на чем. Нет рельс для проведения подъездных и внутризаводских веток, – в этом вся беда. Почему нельзя было бы приостановить на год новое железнодорожное строительство где‑либо на Украине или в другом месте и, освободив рельсы верст на 200–300, отдать их немедля Уралу? Я думаю, что можно было бы сделать эту штуку. А это избавило бы уральскую металлургию от зависимости (пагубной зависимости!) от коня, овса и т. п. чертовщины. Не можешь ли нажать?

Почему Косиор не уезжает в Свердловск?

3) Был у меня Розенгольц. Просил помочь ему перебраться в ВСНХ (вместо наркомторга). Я ответил, что буду драться за его оставление в наркомторге. Тогда он стал просить помочь ему взять с собой из РКИ трех‑четырех работников (Судьина, Беленького (инженер), Израиловича и еще одного, фамилию которого не могу припомнить). Я обещал поддержку и сказал, что сообщу тебе об этом.

4) Подождите с делом передачи в суд кондратьевского “дела”. Это не совсем безопасно. Подождите до осени с решением этого вопроса. В половине октября решим этот вопрос совместно, у меня есть некоторые соображения против .

Ну, пока. Жму руку.

Сталин .

Письма И.В. Сталина В.М. Молотову. 1925–1936 гг. С. 222–224.

РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 1. Д. 5388.