Трансформация языковой картины мира англичан

Влияние спортивной глобализации на языковые картины мира на примере Англии и Японии

Безусловным является тот факт, что английский язык стал основой формирования интернациональной лексики в связи с тем, что является общемировым языком посредником. Однако необходимо отметить, что многие культуры внесли свою лепту в формирование интернациональной языковой базы, среди которых японский язык занимает особенное место.

В своем развитии картина мира любого этноса проходит путь от народной (наивной, мифологической) до научной. С.Е. Никитина рассматривает языковое народное сознание как часть культурного сознания, так как между осознанием элементов языка и других элементов культуры нет четко выраженной границы. Языковое народное сознание является воплощением народного миропонимания в языковой форме, в языковых стереотипах [Никитина, 1993, с. 201].

Так основу современной языковой картины мира англичан представляют баллады национальных языков Великобритании: шотландского, ирландского, английского. Народные пословицы и поговорки, сказания, легенды и устное народное творчество в целом. Но не следует забывать, что с историческим развитием и процветанием империи языковая картина мира англичан подверглась значительным изменениям и заимствовала иностранные призмы восприятия.

Можно утверждать, что национально-культурная семантика языка – это продукт истории, включающий в себя также прошлое культуры. И чем богаче история народа, тем ярче и содержательнее строевые единицы языка. Согласно традициям, англичанин флегматичен, прозаичен, трудновозбудим, поскольку таким он себя видит; таким ему и свойственно становиться. Неприязнь к истерике и «шумихе», преклонение перед упрямством являются, чуть ли, не универсальными в Англии.

Выявляя ключевые черты языкового мироощущения необходимо рассмотреть выражения будничной речи среднестатистического человека. Говорящие по-английски, приветствуя друг друга фразой «How do you do?», на самом деле спрашивая «Как ты делаешь?», фактически, это означает, что в сознании англичан одно из центральных мест занимает работа, труд и т.п.

Так, если взять для сравнения русский концепт души, можно обнаружить его непохожесть на соответствующий концепт, представленный в англоязычном мире. Для русских душа является вместилищем основных, если не всех, событий эмоциональной жизни и вообще – всего внутреннего мира человека: чувства, эмоции, мысли, желания, знания, мыслительные и речевые способности – всё это сосредоточено в русской душе. Душа – это и есть наша личность. И если наша душа обычно вступает в нашем сознании в оппозицию с телом, то в англосаксонском мире тело обычно контрастирует с сознанием (mind), а не с душой. Такое миропонимание проявляется, в том числе, при переводе ряда русских слов на английский язык: в частности, русское душевнобольной переводится как mentally ill. Иными словами, когда у русских болеет душа, у представителей англоязычного мира болеет mind. Из этого следует вывод, что стереотипное восприятие англичан иностранцами имеет некоторое обоснование – в обыденности эта нация больше опирается на холодное логическое мышление, чем на эмоциональное состояние.

В качестве понятия, выступающего как лингвоспецифичное для англосаксонского менталитета, мы бы хотели проанализировать слово «understatement». Джордж Микиш, автор известной книги «How to be an Alien», сравнивая русских с англичанами, пишет: «The English have no soul; they have the understatement instead» (У англичан нет души, вместо нее у них есть умалчивание) [Mikes, 1969,c. 24]. Это понятие часто переводится как «языковая сдержанность», «недоговоренность», «сдержанное высказывание». Это явление настолько характерно для английского языка, что пронизывает его весь, выражаясь, прежде всего в лексике, а также в синтаксисе и даже в интонационном оформлении высказываний. Так, например, в вопросительных предложениях (типа Yes – No Questions) «understatement» выступает в виде падающей интонации как средство неявной выраженности вопроса как такового. Особенно это заметно в языке женщин, который имеет более явную тенденцию к «understatement». Так как это – самостоятельная проблема гендера в языке, то мы не будем ее здесь рассматривать.

В грамматике «understatement»может быть проиллюстрировано примером «I don't think you are right», в котором отрицание переносится на глагол «to think», что как бы снимает категоричность и прямолинейность всего высказывания. Литературный перевод соответствующего ему высказывания в русском языке «Я думаю, что ты неправ» (которое здесь воспринимается как вполне нормальное). «I think you are wrong» был бы для английского языка overstated и поэтому некорректным с точки зрения англоязычного социума. Интересно отметить, что и в русском языке форма «Я не думаю, что ты прав» не становится более приемлемой.

Таким образом, англичане умеют преуменьшить даже самую страшную катастрофу, скрыть даже самую сильную трагедию, избежать демонстрации даже самой сильной эмоции. В мировоззрении англичан хладнокровие и сдержанность – ключ к существованию.

Еще одним важным источником слов, как единиц формирования языковой картины мира, являются метафоры и сравнения, употребляемые в англоязычном обществе. Метафора пронизывает всю нашу повседневную жизнь и проявляется не только в языке, но и в мышлении и действии. Привлечение метафоры для понимания опыта является одним из величайших триумфов человеческого мышления. С древнейших времен человек воссоздавал в словах картину мира в ее образном представлении, используя различные средства. Наиболее характерной стилистической единицей является метафора.

Метафоры, характерные в большей степени для английского языка: velvet – бархат, прибыль; starch – крахмал, чопорность; frost – мороз, неудача; gull – чайка, глупец; rake – грабли, худой человек; beaver – бобр; butterfly – бабочка; coon – енот; stoat – горностай; whale – кит; canary – канарейка и др. Исходя из анализа данных метафорических единиц можно сделать вывод, что в английском языке преобладает образ богатства и обеспеченности нации, ее морское прошлое и ассоциация бедности-крестьянства.

Основные концепты языковой картины мира англичан, такие как «Englishness», «Britishness», «insular nation», «land of tradition», «nature», «fair play» и другие, формировались на протяжении столетий и продолжают оказывать существенное влияние на образ «себя» и «других» в языковом сознании англичан. Они воспринимают принадлежность к своей нации как эксклюзивную особенность и честь, определяя Англию носительницей древнейших традиций, высокопарного восприятия окружающей природы и лучших дипломатических манер в мировом сообществе.

Так, Р. Уиттс упоминает Ф. Ливис (F.R. Leavis 1895-1978), преподавателя Кембриджского университета, который выступал против развития кинематографа, телевидения, рекламы и «массовой культуры» в целом, так как она неизбежно подорвет общественную мораль. Он считал, что английская литература является единственным источником морального вдохновения, и что интеллигенция, неся совершенное представление о моральных ценностях, должна посвящать себя проблемам цивилизации.

По мнению Р. Уитса, на представления англичан о культуре и творчестве наложили свой отпечаток три обстоятельства. Во-первых, весь мир почитает Шекспира как величайшего драматурга и поэта всех времен и народов. Именно его образ явился источником ксенофобии, столь характерной для Великобритании. Р. Уитс с сожалением отмечает, что британцы мало интересуются Пушкиным или Толстым, Данте или Гете, так как это иностранные писатели, а великим англичане считают Шекспира.

Обратимся к статье Джорджа Оруэлла «Англичане», где он очень тонко характеризует английскую нацию: «стоит на минуту поставить себя на место иностранного наблюдателя, впервые оказавшегося в Англии, не непредубежденного и в силу рода занятий имеющего возможность общаться с рядовыми, полезными, неприметными людьми. Почти, наверное, он сочтет основными чертами рядовых англичан их глухоту к прекрасному, благонравие, уважение к закону, недоверие к иностранцам, сентиментальное отношение к животным, лицемерие и одержимость спортом» [Оруэлл, 1947, c. 221].

Особенно интересным для нас выступает английская «одержимость спортом». Ведь действительно, Британия родоначальница многих видов спорта имеющих в наши дни всемирную популярность: керлинг, футбол, бадминтон, теннис, крикет, поло и т.д.

Американская картина мира, как наследница и преемница своей английской прародительницы часто выступает красочным примером описательного мировоззрения англоговорящего населения. Яркой иллюстрацией к этому может послужить политический дискурс.

· Obama vs. McCain: the polls (9.06.2008, Times online)

В данном примере использовано характерное для бокса сокращение vs. (против).

· …and suddenly an election that looked like a sleeper becomes a horse race [Newsweek, 24.10.2004]

· But the campaign was hungry for a knockout in the first debate [Newsweek, 20.10.2004].

· In an online strategy briefing, he (Obama) asserts that Ohio is a dead heat and that Pennsylvania too could go Republican [Times online, 2008].

Описываемая метафорика является базисной для американской политической культуры. Ее воспроизводимость и «активность» в нарративе «Выборы президента (2004 г.)» обусловлены представленностью основных принципов политической культуры в массовом сознании. Метафорическую модель составляют темы: «Игра, виды игры», «Спортивные игры – соревнования», «Участники соревнований». Особенностью газетных текстов в период предвыборной агитации США является репрезентация избирательной кампании как игры в американский футбол.

· Jassy Jackson says the conclusion to this year`s campaign is like a football game tied in the fourth quarter [Time, 20.11.2004]

Восприятие президентской кампании как игры, спортивного соревнования эксплицирует элементы состязательности, борьбы, жесткой конкуренции. Метафоры спорта могут наполняться агрессивным прагматическим смыслом, если в ближайший контекст входит военная метафорика.

В публицистических текстах периода президентских выборов широко распространена концептуальная метафора «выборы президента – это путь». Восприятие социальных и политических изменений как движения обусловливает актуализацию сем «перемещение в пространстве», «динамика», «изменение» или, наоборот, «замедленность действий», «остановка». Для концептуальной метафоры с сферой-источником «путь» характерны такие свойства как отсутствие строгих границ, диффузность, синкретичность. Это является очень схожим представлением японского понимания «dou» – пути.

В настоящее время спорт составляет неотъемлемую часть в жизни почти каждого человека. Значительно возрос интерес к любительскому спорту. А разнообразные соревнования и чемпионаты собирают на огромных стадионах болельщиков со всего мира. Особенно ярко можно отследить любовь к спорту среди жителей США, Великобритании и других англоязычных стран. Таким образом, сознание англичан и американцев не могло не подвергнуться влиянию спорта. И это влияние, безусловно, получило свое отражение в речи носителей английского языка.

Примером могут послужить некоторые классические спортивные метафоры:

· «hits below the belt» – «нанести удар ниже пояса», 1) сделать что-то запрещенное правилами, 2) словесный, психический запрещенный прием, очень неожиданный или крайне неприятный;

· «to win on points» – с легкостью выиграть (по сумме очков), одержать очевидную победу;

· «neck-and-neck» – в равном положении, не отставая;

· «to make a pit stop» – сделать короткий перерыв (на туалет или перекус);

· «the hole in one» – невероятная удача, большой успех;

· «to get to the goal line» – добраться до линии ворот (самого конца).

Спортивные классические метафоры выступают ярким показателем того, как изменялось восприятие людей окружающего их мира с появлением спортивных реалий и соотнесения особенностей спорта. Соответственно представленные выше примеры фразеологизмов имеют широко употребляемые аналоги, несвязанные со спортом:

· «stack the cards» – сделать что-то нелегальное, запрещенное; «poke the weak point» – нанести удар по слабому месту, словесно или морально;

· «gravy train» – добиться чего-то с легкостью, одержать победу не прилагая особых усилий;

· «nip and tuck» – вровень, с равными шансами;

· «call of nature» – короткий перерыв на биологические нужды;

· «feather in a cap» – великое достижение, небывалая удача, успех;

· «come full circle» – полностью завершить, успешно выполнить.

Всё чаще мы сталкиваемся с ситуацией, когда современные информационные технологии базируются целиком на материале английского языка, на международных научных конференциях все доклады читаются и публикуются по-английски, а международные переговоры ведутся не через переводчика, а на английском языке с обеих сторон. Таким образом, мировоззрение англичан переносится на носителей других языков, принимается и интерпретируется ими, внедряя новые призмы восприятия.

Однако категоричность этого высказывания все чаще заставляет усомниться в ее правоте. Обратимся к одному из наиболее ярких примеров внешнего влияния на повседневный быт – мода на кимоно. Необходимо отметить, что эта истинно японская вещь стала своего рода символом боевого искусства, в частности восточного, для людей по всему миру. Несмотря на то, что униформа каждого вида спорта имеет свое определенное название, как, например, judogi (форма для дзюдо), karategi (форма для карате), dobok (форма для тхэквондо), dogi (сокращенное название формы для боевых искусств), aikidogi (форма для айкидо), kamishimo (верхняя часть формы для видов спорта с использованием мечей), kendogi (форма для кендо), ifu (форма для китайских единоборств, в том числе ушу) и т.д. в представлении англоязычной публики, не сильно знакомой с конкретным видом спорта, любая униформа, состоящая из штанов и куртки с запахом, коротко и обобщенно будет называться «kimono». Особенно если куртка будет белого цвета.

Такой предмет одежды как кимоно был представлен западу еще в началеXIX века, кимоно когда мир познакомился с искусством гейши и боевым искусством дзюдо. Своей необычностью, яркостью и экзотичностью кимоно сразу привлекло внимание лучших домов моды запада и прочно укрепилось там как один из стилей одежды. Однако если в женском гардеробе наличие кимоно стало скорее возможностью приблизиться к великолепным японским гейшам, то для мужчин белый халат предстал символом мужественности и борьбы. Это послужило появлением таких элементов одежды и униформы как kimono-robe, kimono-cardigan, kimono-shirt и т. д.

Говоря о влиянии японских видов спорта на английский язык важно обратить внимание на сумо, которое получило небывалое количество последователей и любителей для такого специфического единоборства, которое не входит в олимпийскую программу и вряд ли когда-либо войдет.

Популярность сумо среди англоговорящей, особенно британской, публики отразилась и на национальном языке, во-первых, дав представление об абсолютно новых нормах внешнего вида и форм спортсменов, во-вторых привнеся новые особенности восприятия окружающей действительности. Яркими примерами могут послужить следующие афоризмы и выражения, появившиеся в английском языке относительно недавно:

· A bad day of sumo wrestling is still better that one day of work (поговорка);

· (Священник обращается к людям, одетым в маваси – специальный пояс для сумо)

- No, no! I’m going to teach you my S-U-M-M-U-M!

- Well now, don’t we just feel a little silly (старый анекдот);

· Trying to hide from everyone how much I like you is like trying to hide a sumo wrestler behind my back. Impossible! (поговорка);

· If it`s not sumo wrestling it`s not right (поговорка);

· When you have sumo wrestling on your mind, all of life`s other sumo wrestling just seem to sumo wrestling into sumo wrestling sumo wrestling (современный анекдот) и т. д.

Носители английского языка свободно использую заимствованную лексику, с легкостью формируя из нее шутки, основанные на игре слов, остроумные цитаты и вообще ловко встраивая ее в привычную языковую систему.

В подтверждение этого можно привести пример с наименованиями игроков, выполняющих функции вратарей, используемые в английском языке. С появлением новых видов спорта возникла необходимость разграничивать понятия, в какой-то мере определяющие функции игрока, так появились следующие термины:

· goalkeeper,

· keeper,

· goalminder,

· goaltender,

· goalee,

· goalie.

На этих примерах мы видим, что признак, положенный в основу номинации, в вышеперечисленных лексических единицах, остается практически неизменным, в то время как внешняя форма слова претерпевает необходимые изменения, несущие функциональную обусловленность.

Исходя из этого, следует, что человек, погруженный в языковую среду конкретного вида спорта, будет по-другому воспринимать и ассоциировать действие, в описании которого было употреблено то или иное понятие вратаря, нежели человек-любитель другого вида спорта.

Примером к тому же может послужить различные переводы и обозначения следующих слов:

· «судья» – referee, judge, court, J., ref., umpire, watch;

· «ворота» – gate, gates, goal, net, hoop, sluice;

· «поле» – field, playing field, rink, area, fop;

· «нападающий» – forward, striker, winger, playmaker, attackman, spiker и т. д.

Английский язык гибок и изобретателен на создание новых метафор и аллюзий, что выступает важным аспектом в изучении данного языка. Склонность к умалчиванию делает метафорические обороты речи популярными и распространенными в использовании. Широкое употребление в современном английском языке метафор спортивного происхождения является крайне важным для изучения этого пласта лексикологии.

Примером таких метафор могут послужить следующие выражения:

· on a sticky wicket – в затруднительном, щекотливом положении (в крикете – стоять на неудобных, скользких воротцах);

· on the ropes – в слабой позиции, близко к поражению или провалу (в боксе – на канатах);

· long odds – малая вероятность чего-либо, незначительные шансы на что-либо (в конном спорте – неравные ставки на скачках);

· get a deadwood on smb – амер. жарг. – иметь бесспорное преимущество перед кем-либо, поставить кого-либо в тяжелое или неловкое положение (выражение взято из игры в кегли; deadwood – упавшая кегля, удар по которой, если она находится впереди, дает возможность сбить все остальные).

Приведенные далее примеры синонимичных метафор, употребляемых в соответствующем или приближенном значении, однако не связанных со спортивной сферой, подтверждают представленную выше теорию. Они являются ярким показателем того, как спорт влияет на сознание человека, помогая сформировать новые идиомы, фразеологизмы и т. д. что в свою очередь отражается на его речи:

· to be in a pickle (jam) – быть в затруднительной ситуации;

· hanging by a thread – находиться на грани, почти проиграть;

· a shadow chance in hell – малая вероятность;

· get the upper hand – иметь безусловное преимущество.

Безусловному влиянию феминистических тенденций подвергся и язык спорта, последовательно влияя и на языковую картину мира. Так слово «sportsman» стало одним из табу для употребления, так как имеет слово «man» в своем составе, что указывает на мускулинность данного понятия и фактическое обозначение только спортсмена мужского пола. Слово «sportswoman», в свою очередь, не приобрело широкого употребления, чем наносило большое оскорбление приверженцам феминистического движения.

Таким образом, оба эти слова были объединены и заменены понятием «athlete». Вместе с новым определением появилось понимание, что в ритме современного мира индивид предпочитает быть «athletic», a не «sporty». «Athleticism» стал новой тенденцией ведения здорового образа жизни.