Фёдор Бабенко. Алкоголь в славянском язычестве

Порой, хотя и не часто, звучат упреки, что христианство приучило славян к алкоголю. До Крещения, мол, всё было в порядке. Однако источники свидетельствуют об обратном.

Феофилакт Симокатта, История, VII век (о войне ромеев с дакийскими славянами):
«Итак, стояла ночь, и варвары, склоненные ко сну опьянением, видели сны. <...> Поскольку те еще находились в объятиях сна, гепид аварской песней дал знак Александру. Тот, напав на варваров, наказал их смертью за сон. <...> Варвар был пьян, и от хмеля его разум помрачился: дело в том, что в этот день он устраивал поминки по умершему брату, как им [велит] обычай. Началось великое смятение, и варвар был захвачен в плен».

Ибн-Фадлан, о русах, 921-922 года (из описания погребального обряда):
«Они, злоупотребляя набизом, пьют его ночью и днём, [так что] иной из них умрёт, держа кубок в руке». (Набиз – хмельной напиток).

Ибн-Русте, Драгоценные сокровища, X век (о славянской земле):
«Хмельной напиток приготовляют из меду».

Лев Диакон, История, Х век (о балканских войнах Святослава):
«Говорят, что скифы (здесь - славяне) почитают таинства эллинов, приносят по языческому обряду жертвы и совершают возлияния по умершим».

Иоанн Скилица, XI век (о балканских войнах Святослава):
"Без страха разбрелись они кто куда, стали разбивать лагерь как попало и, проводя ночи в возлияниях и пьянстве, в игре на флейтах и кимвалах, в варварских плясках, перестали выставлять надлежащую стражу и не заботились ни о чем необходимом".

Гельмольд, Славянская хроника, 1167–1168 года (о западных славянах-язычниках):
«Во время пиров и возлияний они пускают вкруговую жертвенную чашу, произнося при этом, не скажу благословения, а скорее заклинания от имени богов, а именно, доброго бога и злого, считая, что все преуспеяния добрым, а все несчастья злым богом направляются».

Саксон Грамматик, Деяния данов, XII век (о западных славянх-язычниках):
«Вылив старое вино к ногам идола, как возлияние, пустой сосуд снова наливал: как бы выпивая за здоровье, почитал статую, как себе, так и отечеству благ, горожанам удачи в умножении побед торжественными словами просил. Окончив это, подносил рог к устам, чрезвычайно быстро, одним глотком выпивал и, наполненный снова вином, вставлял его опять в правую руку изваяния».

Повесть временных лет, (третья месть древлянам за убийство Игоря):
«И послала к древлянам со словами: «Вот уже иду к вам, приготовьте меды многие в городе, где убили мужа моего, да поплачусь на могиле его и сотворю тризну по своем муже». Они же, услышав об этом, свезли множество меда. <...> После того сели древляне пить, и приказала Ольга отрокам своим прислуживать им. <...> И когда опьянели древляне, велела отрокам своим пить в их честь, а сама отошла недалеко, а потом приказала отрокам рубить древлян, и иссекли их пять тысяч».

И как эпилог – Повесть временных лет, фрагмент о выборе веры языческим князем Владимиром, его реакция на запрет вина в исламе: «О питье и подавно сказал: «Руси есть веселие пить: не можем без того быть».

Как видно из источников распитие хмельных напитков было распространено еще в языческую пору, причем часто это был именно религиозный обряд, который мог привести к смерти (уснуть слишком крепким сном на войне или банально перебрать).

Стоит ли до такой степени сакрализировать алкоголь сегодня? Вряд ли. Но стоит помнить, что именно такое отношение к нему было в реальном славянском язычестве.