Фёдор Бабенко. Как славяне язычники убивали христиан

Многие сегодня любят вспоминать о том, как «злые» христиане убивали язычников и рубили идолов. Но для полноты картины хорошо бы знать и обратную сторону медали, которую современные любители язычества старательно обходят стороной.

Прокопий Кесарийский, 6 век (о походе славян на римскую империю):
«[Они] убивали всех, не разбирая лет <...> остальных же вместе с быками или мелким скотом, который они не могли гнать в отеческие пределы, они запирали в помещения и сжигали без всякого сожаления».

Продолжатель Иоанна Мосха, сер. VII в. (о вифинских славянах):
“Когда я был на горе асийской Филатрон, в одно из селений той местности пришли славяне и в день воскресенья ворвались в церковь. Когда чин литургии был окончен и священник причащал народ, нечестивые захотели похитить святые и страшные тайны Христа, Бога нашего. Священник же тот, насколько был в силах, противодействовал им. Злобные враги сказали ему: “Зачем вы так надеетесь на это, неужели это Бог ваш?” Тот им сказал: “Это плоть Того, Который распялся за нас, Иисуса Христа, Спаса нашего, Который есть истинный Бог”. И смеялись над ним нечестивые те, говоря: “Неужели не стыдно вам, уповающим на то, что после переваривания становится калом?” Он им сказал: “Да не будет этого пред Богом, никогда не поверим, что это так”. Когда те выслушали это, заставили его съесть все частицы и сразу после этого распороли ему, еще живому, живот, но ничего из тех частиц не нашли там. Увидя это, они удивились этому воистину чудному из чудесных явлению, вышли из деревни той и, не уведя с собою никого [в плен], спешно удалились оттуда. Истинный же пастырь тот отдал душу свою Господу и благодарил Того, Который удостоил его мученической смерти”. (Свод древнейших письменных известий о славянах. Т.2. - М., 1995. - С. 512-513)

Продолжатель Феофана, 10 век (о событиях 941 года): «Много злодеяний совершили росы до подхода ромейского войска: предали огню побережье Стена (т.е. Босфора), а из пленных одних распинали на кресте, других вколачивали в землю, третьих ставили мишенями и расстреливали из луков. Пленным же из священнического сословия они связали за спиной руки и вгоняли им в голову железные гвозди. Немало они сожгли и святых храмов».

Фотий, 9 век (о набеге руси): «Горе мне, что вижу народ жестокий и дикий, безнаказанно обступившим город и грабящим пригороды, все уничтожающим – поля, жилища, стада, жен, детей, стариков, юношей».

Житие Георгия Амастридского, 9 век (о набеге руси):
«Храмы ниспровергаются, святыни оскверняются: на месте их [нечестивые] алтари, беззаконные возлияния и жертвы, то древнее таврическое избиение иностранцев, у них сохраняющее силу. Убийство девиц, мужей и жен».

Житие Стефана Сурожского, 10 век (о набеге руси на Сурож в начале 9-го века): «Десять дней продолжалась злая битва, и через десять дней Бравлин (князь руский), силою взломав железные ворота, вошел в город и, взяв меч свой, подошел к церкви святой Софии. И разбив двери, он вошел туда, где находится гроб святого. А на гробе царское одеяло и жемчуг, и золото, и камень драгоценный, и лампады золотые, и сосудов золотых много. Все было пограблено.

<...> И сказали попы князю: “Обещай Богу, что всех мужей, жен и детей, плененных от Корсуни до Корчева, ты велишь освободить и вернуть назад”. Тогда князь повелел отпустить всех пленников восвояси».

Никита Давид Пафлагон, "Житие Игнатия", начало 10 века:
«В это время запятнанный убийством более, чем кто-либо из скифов, народ, называемый Рос, по Эвксинскому Понту придя к Стенону и разорив все селения, все монастыри, теперь уже совершал набеги на находящиеся вблизи Византии острова, грабя все (драгоценные) сосуды и сокровища, а захватив людей, всех из убивал. Кроме того, в варварском порыве учинив набеги на патриаршие монастыри, они в гневе захватывали все, что ни находили, и, схватив там двадцать два благороднейших жителя, на одной корме корабля всех перерубили секирами».

Продолжатель Феофана, Хронография, 10 век: «Потом набег росов (это скифское племя, необузданное и жестокое), которые опустошили ромейские земли, сам Понт Евксинский предали огню и оцепили город».

Лев Диакон, 10 век (о походе Святослава): «С бою взяв Филипполь, он свойственной ему бесчеловечной свирепостью посадил на кол двадцат тысяч оставшихся в городе жителей и тем самым смирил и [обуздал] всякое сопротивление и обеспечил покорность».

Магдебургские анналы, 12 век (о проповеди Бонифация у славян и балтов):
«[Бонифаций] был схвачен. Затем язычники отрубили ему стопы и руки, а под конец и голову, и в 7-е иды марты он вместе с 18 своими товарищами славным мучеником взошел на небеса».

О жестокости языческой Руси говорят нам не только христианские тексты. Их достоверность подтверждается мусульманскими источниками.

Ибн Русте, начало 10 века (о русах): «Они храбры и мужественны, и если нападают на другой народ, то не отстают, пока не уничтожат его полностью. Побежденных истребляют и[или] обращаются в рабство».

Ибн Мискавайх, начало 11 век (о штурме Бердаа в 944-м году): «(после захвата города) Наложили русы на них свои мечи, убили много народа, не сосчитать, сколько, и захватили в плен после резни около 10 тысяч мужчин и мальчиков, с женами, и женщин, и дочерей. <...> Затем собрали мужчин в соборной мечети, заперли её ворота и сказали им:"Выкупайте себя". Рассказ о мере благоразумия, принятой частью их (горожан). Но не согласились с ней остальные. Убили их всех и разграбили имущество их семей».

Ал-Масуди, начало 10 век, "Золотые копи" (о военных походах русов):
«И проливали русы кровь, и давали себе полную свободу в отношении женщин и детей, захватывали имущество, совершали набеги и жгли».

Не будет лишним напомнить и о том, как славяне-язычники приносили в жертву людей. Причем часто приносили в жертву именно христиан.

Из вышеприведенных источников видно, что никакого уважения к чужой вере у язычников Руси не было. Они грабили и разрушали храмы, убивали священников, уничтожали города вместе с мирным христианским населением.

Так что не любителям язычества обвинять христиан в разрушении капищ и убийстве волхвов. Христиане всего лишь поступали с язычниками по-язычески.