Философская и естественнонаучная основа свободомыслия

Свободомыслие в новое время получает развитие в связи с процессами демократизации общества, с уходом в прошлое ста­рых феодальных структур, с формированием и укреплением класса буржуазии. Свободомыслие - мощное течение в культурной жизни нового времени, во многом опиравшееся на бурное развитие наук в этот период - естественных, медицины, математики. истории, этнографии, искусствоведения, религиоведения и т. д. Зна­менитая «Энциклопедия, или Толковый словарь наук, искусств и реме­сел», созданная в XVIII в., систематизировала имевшиеся к тому времени познания в области природы, общества и человека. В ней со­держалось более шестидесяти тысяч статей. Энциклопедия подверглась цензуре докторов Сорбонны, а в 1759 г. была осуждена и проклята папой. Она сыграла огромную роль в создании особой духовной ат­мосферы, пронизанной гуманизмом, вольномыслием, творчеством, свидетельствовала о том, что помимо теологии и религии существует разнообразный мир культурного творчества.

XVII - XIX века в Европе, Америке и России характеризуются интенсивным процессом секуляризации духовной культуры, в част­ности искусства, этики, философии. Схоластический стиль фило­софских сочинений сменяется в философии англичан и французов свободным, ясным, прозрачным языком, максимально приближающим человека к познанию мира. Это знаменует выход философии в жизнь и сознание масс.

Материализм, впервые детально обоснованный французскими философами XVIII в., вызревал ранее в недрах пантеизма и деизма. В философии Б. Спинозы (1632 - 1677) пантеизм выступает как дань традиции. Он разработал учение о природе как единой, вечной и бесконечной субстанции, которая есть единственная основа всех явлений, «причина самой себя». В форму пантеизма облекается иногда натуралистическая философия, противопоставляющая механистическому [272] материализму диалектические идеи, что характерно, например, дляИ. В. Гёте (1749- 1832).

Для XVII - начала XVIII в. более органичной формой свободомыслящей философии оказывается деизм; это связано с развитием механических наук и соответственно явной или скрытой идеей первотолчка. Деизм не был однороден: деистами были такие разные философы, как Г.Лейбниц (1646 - 1716), И. Кант (1724 - 1804), Т. Гоббс (1588-1679), Ф.М. Вольтер (1694-1778), Ж.-Ж. Руссо (1712 - 1778), М. В. Ломоносов (1711 - 1765), А. Н. Радищев! (1749 - 1802). Деизм, признавая некое разумное существо, давшее толчок материи, отвергал вмешательство сверхъестественных сил в дела природы и общества. Д.Дидро (1713- 1784), стоявший вначале на деистических позициях, позже подверг деизм критике и перешел на позиции материализма, согласно которому не существует сверхъесте­ственных сил; материя, неразрывно связанная с движением, носит субстанциональный характер, лежит в основе всех явлений природы, развивающейся по естественным законам.

XVII век характеризуется ростом свободомыслия среди разных слоев населения Европы. О «катастрофе наступающего атеизма» пишет немецкий философ Г. Лейбниц, он призывает противостоять атеистам, натуралистам и скептикам, пишет о том, что есть люди, которые «уводят других от признания и почитания божественного провидения, а самого Бога или упраздняют в нашем мире, или же, лишив его разума... и воли, превращают в какую-то всеобщую природную бессознательную силу, или мировую душу» (Лейбниц Г.В. Соч. В 4 т. М., 1982. Т. 1. С. 174).

Начало научного анализа вероучительных книг

Б. Спиноза в «Богословско-политическом трактате» выступил в качестве одного из основоположников научного анализа Библии. Библия - дело человеческого ума, и исследовать ее нужно свободно и непредвзято; Писание является продуктом творчества многих авторов. Б. Спиноза подчеркивал: «Метод истолкования Писания... не отличается, по-моему, от метода истолкования природы, но согласу­ется с ним совершенно» (Спиноза Б. Избранные произведения. Т. II. Ì., 1957. С. 105-106). Б. Спиноза стремился учесть обстоятельства написания библейских книг, изменения в еврейском языке. Важно знать «о жизни, характере и занятиях автора каждой книги; кто именно он был, по какому случаю, в какое время, кому и, наконец, на каком языке он написал; потом судьбу каждой книги... и, наконец, каким образом все книги, которые теперь всеми признаются за свя­щенные, соединились в одно целое... Важно также знать, по какому случаю, в какое время и для какого народа или века все правила были написаны... могла ли она [книга] быть испорчена руками под­делывателей, или нет, вкрались ли ошибки и были ли они исправ­лены...» (Спиноза Б. Избранные произведения. Т. II. С. 109). Опираясь на эти принципы, Спиноза обосновывал положения о том, например, что автор Торы - не Моисей; Книги Су[273]дей, Самуила и Царей-переработка более древних книг. Много внимания Спиноза уделил Книгам Пророков; пророки, говорит он, обладали живым воображением, но многого не знали. Характер пророчеств зависел от темперамента пророка, от условий, в которых он жил. Б. Спиноза подверг критике идею богоизбранности еврейского народа: нет народов избранных в отношении разума и добродетелей, народы все равны. Анализируя христианство. Б. Спиноза замечает, что он воспринимает страдания, смерть и погребение Христа буквально, а воскресение - аллегорически.