Финикийская вероучительная система и культы

Религия хеттов

Религия у хеттов играла первостепенную роль. В стране было множество

Храмов, в которых отправлялись различные культы многих и многих богов.

Божества хеттов отвечали каждый за свою, вполне определенную сферу

Жизни. Бог Солнца - один бог, ему принадлежало неотъемлемое: он

Сотворил весь этот мир. Богиня Солнца - всем этим миром управляла. Ей

Поклонялись хетты, как главной, не забывая при этом, что главный - Он.

Кроме того, были бог Грозы, бог Луны, богиня Духа пчелиного роя (!),

Божества Страха и Ужаса и так далее. Боги различались по функциям -

Периодически исчезающий бог плодородия Телепинус, женские божества

Хебат и Иштар (да-да, совершенно чужая хеттам Иштар из Ниневии!),

Богиня Престол (престол у хеттов женского рода), боги-злаки,

Богиремесла (Кузнец, Пастух и пр.).

Как католики латынь, а православные церковнославянский язык, так хетты

для ритуалов использовали хурритский, на котором не говорили.

Хурритская письменность, даже встречающийся на этом языке текст эпоса

о Гильгамеше, - была только для религиозных дел, и ни для каких более.

6. Религия хеттов Археологические изыскания последнего времени и, в частности, открытия Винклера, сопровождавшиеся историческим синтезом Эдуарда Мейера (см. гл. I, § 1, прим. 3, стр. 19), пролили некоторый свет на религию хеттов, или хеттитов, из которой проистекли оргиастические формы малоазийских культов. С другой стороны, установлено, что во втором тысячелетии до P. X. между ней и религией Крита, испытавшего могущественное влияние хеттской культуры, существовала теснейшая связь. Малая Азия с ее корибантами, Крит с его куретами, развивают в раннюю пору эллинства оргиастические служения и веру в рождающегося и умирающего бога. Но в первой древнейшее женское божество сохраняет свое
 
278
преобладающее значение, между тем как на Крите оно кажется уступившим господство мужскому верховному богу. У хеттов критскому Зевсу соответствует Тешуб, в котором легко узнается будущий пергамский «Зевс-Вакх» (стр. 19). Великая Матерь, Ма или Рея эллинов, и Тешуб празднуют по весне свадьбу, - предмет изображений, высеченных в скале Jazyly-Kaja, - по-видимому, четырнадцатого века. Богине служат женщины, или мужчины в женских одеждах. «Но союз этот, - говорит Эд. Мейер-не постоянный; ежегодно, с наступлением весны и оживлением растительности, он возобновляется, чтобы затем снова внезапно прекратиться. Это - основное представление, возвращающееся во всех формах малоазийской религии (Plut. de Is. 69)». Аттис-Тешуб - громовержец: в руке его - перуны. Другими атрибутами Тешуба служат пантера и labrys - двойной топор. Этот последний делается символом карийского Зевса (Zeus Stratios), бога в Лабранде, и он же, как известно, отличает критского верховного бога. Двойной топор, усвоенный прадионисийскими Зевсами Малой Азии, отмечает далее две оргиастические сферы: фракийский культ Диониса-Арея и Артемиды с одной стороны, островной культ эллинского Диониса с другой. Изображения обоюдоострой секиры суть как бы вехи, по которым изучающий то общее явление оргиазма, одним из видов коего было эллинское дионисийство, может наследить его распространение. Гомер знает ее как оружие варваров. Полубог, полугерой (в качестве героической ипостаси Тешуба) - Сандон в Тарсе: его знаки - костер, виноград, венок, рога и двойной топор. Черты Сандона переносятся на Геракла (стр. 19. 69), чей образ эллинское мифотворчество пытается развить в искомый лик оргиастического бога страстей. Но если костер достался от Сандона в удел Гераклу, остальные атрибуты хеттского бога-героя, как и пантера Тешуба, совпадают с отличительными знаками Диониса. Приведенные факты, без сомнения, нечто большее, чем analoga: религия хеттов, отчасти чрез посредство Крита и в соединении с его собственным, доэллинским по происхождению культовым преданием, отчасти чрез посредство преемственно продолжавших ее культов малоазийских, косвенно определяла, в не меньшей мере, чем религия Фракии, прадионисийскую подпочву эллинского дионисийства.

Культ хеттов известен по барельефам. Хетты поклонялись богу грома - Тишуб-Тарку. Они изображались с перунами в одной руке и с двойным топором - в другой, с бородой, в египетском переднике и головном уборе, вроде египетской белой короны.

Хеттских богов

Каноническим считалось перечисления «1000 хеттских богов». В этом перечне в разное время существования хеттского государства присутствовали различные божества, исконно хеттские и заимствованные, в том числе божества стихий[1].

[править]Мужские божества

Хетты поклонялись богу грома - Тишуб-Тарку. Они изображались с перунами в одной руке и с двойным топором - в другой, с бородой, в египетском переднике и головном уборе, вроде египетской белой короны.

[править]Женские божества

Главное женское божество хеттов вероятно было первообразом малоазиатской «Великой Матери», с именем Ma, Кибелы, Реи; она изображалась в длинном одеянии, с короной вроде muralis на голове. В Богаз-кёе есть интересное изображение хеттского божества в высоком остром 8-угольном головном уборе.

[править]Храмы

Храмы имели сходство с семитическими. В Эюке и Богаз-кёе (Изили-Кая) это были дворы среди природных скал, украшенных барельефами. Последние представляли религиозные сцены: шествия богов, процессии жрецов, мистические церемонии. Псевдо-Лукиан говорит о городском храме на высокой платформе, с большим двором, за которым следовали святилище и отделявшееся завесой святое святых. Медный жертвенник и идол стояли на дворе; здесь же был пруд для священных рыб; у входа стояли два огромных конусообразных символа плодородия; в самом храме - престол Солнца; были статуи различных божеств; при храме содержались орлы, лошади, быки, львы, посвящённые божествам. Боги представлялись шествующими на этих животных. В Эюке найдены колоссальные сфинксы. На одной из их сторон находится барельеф двуглавого орла. Этот символ неоднократно встречается у малоазиатских хеттов; например, в Изили-кая на нём шествуют два божества. При храмах были многочисленные коллегии жрецов, доходившие иногда до нескольких тысяч.

[править]Культ

Культ имел крайне оргиастический характер (самооскопления, исступленность, ритуальная проституция). Одеяние жрецов было длинное, ассирийского типа; в руках у них были загнутые жезлы. О мифах хеттов нам ничего не известно, кроме сказания об Аттисе, любимце Великой Матери, изувечившем себя. Миф этот - одного порядка с рассказом о Таммузе и Адонисе и имеет в виду юного бога весны.

[править]Мифы и сказания

[править]Сказание о потопе

Псевдо-Лукиан говорит о существовании в Иераполе сказания о потопе. По содержанию оно почти тождественно с вавилонским и библейским; имя героя - Девкалион Сисифей. Жрецы локализировали, в расщелине скалы под храмом, сток вод потопа.