Экономическое развитие и материальная культура

Поскольку христианизация Древней Руси - явление прежде всего политическое и идеологическое, то и повлияло оно прежде всего и главным образом на духовную жизнь древнерусского общества. Поэтому для сопоставления дохристианского и христианского периодов истории Древней Руси было бы достаточно рассмотреть общественно-политическую сферу и область духовной культуры. Но так как идеологические отношения детерминированы условиями материальной жизни общества, то, чтобы их правильно понять и объяснить, необходимо выявить ту социально-экономическую базу, на которой они выросли и сформировались. Вот почему характеристику Руси дохристианской поры мы начинаем с краткого рассмотрения уровня развития древнерусского общества VI - Х веков и состояния материальной культуры того времени. При этом использованы данные, полученные и обобщённые крупнейшими советскими исследователями Древней Руси академиками Б. Д. Грековым, М. Н. Тихомировым, Б. А. Рыбаковым, Д. С. Лихачёвым, профессором В. В. Мавродиным, а также их учениками и последователями[3].

В истории нашей страны вторая половина I тысячелетия н. э. была эпохой постепенного разложения первобытнообщинного строя и медленного зарождения в его недрах феодальных отношений. «Период VI-IX вв., - указывает Б. А. Рыбаков, - можно назвать предфеодальным, так как в это время окончательно дозревали высшие формы родоплеменного общества в виде прочно организованных союзов племен и постепенно изживали себя основные ячейки родового строя - маленькие разрозненные и замкнутые родовые коллективы, хозяйственная необходимость которых была обусловлена примитивной техникой подсечного земледелия»[4].

Поступательное развитие производительных сил проявилось прежде всего в успехах сельскохозяйственной деятельности восточных славян.

Ограниченность археологических материалов и недостаточно внимательное изучение древнерусских письменных источников привели дореволюционных историков Киевской Руси к ошибочному выводу о том, что основой славянского и древнерусского хозяйства была охота, а земледелие якобы стало важным фактором хозяйственной жизни наших предков лишь во второй половине XI века. Академик Б. А. Рыбаков образно охарактеризовал этот вывод как «вопиющее искажение исторической действительности»[5], которое убедительно опровергнуто советской исторической наукой. Современная археология располагает огромным арсеналом данных, доказывающих наличие высокого уровня земледельческой культуры не только в Древней Руси IX века, но и у славянских племён более раннего периода отечественной истории.

С давних времён успешно развивалось земледелие в лесостепной зоне Среднего Приднепровья, где ещё в первой половине I тысячелетия н. э. славяне выращивали хлеб и для собственных нужд, и для продажи в страны античного мира. Далеко в глубь веков уходит и начало земледелия в лесной зоне расселения древних славян. «Было бы крайне неосторожно, - предупреждает Б. А. Рыбаков, - резко разграничивать лесную и лесостепную зоны в отношении их хозяйственных возможностей в период вызревания славянской государственности. Различие было... но это различие скорее количественное, чем качественное. Одни и те же виды хозяйственной деятельности были возможны тогда и в лесостепи, и в более северной зоне лиственных лесов... Разным был объем урожая, разным количество труда, затрачиваемого крестьянином на распашку открытой земли или на расчистку земли из-под векового леса»[6].

На смену примитивной и трудоемкой подсечной, или огневой, системе освоения новых земель (выжигание лесных массивов под пашню) приходило пашенное земледелие - многократное использование уже окультуренных земельных участков, обработка их с помощью сначала сохи, а затем деревянного плуга («рало»), в который впрягались волы (на юге) или кони (на севере). Применялись двупольная и трехпольная системы севооборота, что повышало урожайность и степень её гарантированности. Возделывали многие злаковые культуры (мягкую и твердую пшеницу, рожь, просо, ячмень), сеяли бобовые, культивировали волокнистые (коноплю и лен), выращивали репу, капусту и т. п.

Успехи земледелия подготавливали почву и для увеличения прибавочного продукта, и для более полного разделения труда, а значит - и для дальнейшего развития общественных отношений и форм духовной жизни. Отмечая это, академик Д. С. Лихачев писал: «Основой успехов Руси в развитии всех сторон культуры, её внешнеполитического могущества, её быстрого общественного развития был труд русского народа, труд земледельческий в первую очередь»[7].

Продолжало развиваться и становиться все более интенсивной отраслью хозяйства животноводство, поставлявшее землепашцам рабочий скот, воинам - боевых коней, ремесленникам - шкуры для последующей обработки и превращения их в одежду, обувь, седла, воинские доспехи и т. д., а всем вместе - мясную и молочную пищу. Наряду с разведением коней и крупного рогатого скота много внимания уделялось свиноводству и овцеводству; держали в хозяйстве и коз, дававших помимо мяса и молока ещё и шерсть.

Поэтому у авторов фундаментальной «Истории культуры Древней Руси» были основания заявить: «В IX-Х вв. земледельческая техника и состав культурных растений, за малым исключением, приобрели... характер, свойственный и более позднему времени XI-XIII вв.... Все виды домашнего скота были знакомы славянским племенам ещё с глубокой древности, и в этом отношении и Киевская Русь не принесла ничего нового»[8].

По мере развития производительных сил углублялось разделение труда, возникали и множились ремесла, что влекло за собой дальнейшее расширение обмена внутри племени и между племенами.

Археологические раскопки и другие источники сведений о Древней Руси убедительно свидетельствуют о высоком уровне материальной культуры древнерусского общества IX-Х веков.

Хотя и медленно, но все же совершенствовались сельскохозяйственные орудия: соха, сменивший её плуг с железным лемехом и ножом для вспарывания дёрна («чересло»), серп, коса и т. п. Сложнее и разнообразнее становился инструмент, которым пользовались ремесленники: кузнецы, гончары, оружейники, плотники, ювелиры и пр. По подсчётам исследователей, в Древней Руси насчитывалось более сорока ремесленных специальностей.

Быстро прогрессировала технология добывания металла и изготовления металлических изделий. Проанализировав огромный археологический материал, В. В. Седов пишет в своём обобщающем труде по истории славян VI - XIII веков: «Железообрабатывающее ремесло восточных славян накануне образования Древнерусского государства находилось на достаточно высокой ступени развития»[9]. В частности, ремесленникам Х века были известны несколько способов получения высококачественной стали, она шла на оружие и инструмент. Кузнецы имели в своём распоряжении большой набор орудий труда, назначение и форма которых сохранились вплоть до настоящего времени. Это давало им возможность изготовлять кузнечные изделия - в том числе и такие, слава о которых выходила далеко за пределы Древней Руси. Например, высоко ценились на Руси и в Европе замки, изготавливаемые русскими кузнецами («русские замки»).

Мощной отраслью ремесленного производства на Руси было изготовление оружия и военного снаряжения: мечей, боевых топоров, стрел и колчанов, кольчуг, щитов, шлемов, седел и сбруи для боевых коней. Многие виды оружия, особенно предназначенного для князей и знатных дружинников, покрывались художественным узором, украшались драгоценностями, имели вид ювелирных изделий.

Важное место в ремесленном производстве Древней Руси занимало гончарное дело - изготовление разнообразной глиняной посуды, предназначенной для варки пищи, хранения продуктов (зерна, мёда, вина и пр.), а также для застолья. Применение гончарного круга позволило расширить ассортимент выпускаемой посуды, повысить её качество, уровень художественного оформления. Совершенствовалась технология приготовления глиняной массы и обжига керамических изделий. Гончары же выделывали кирпич, черепицу, декоративную плитку и другие строительные материалы из обожжённой глины.

Основным строительным и поделочным материалом на Руси было дерево, поэтому ремесло плотников («древоделов») очень высоко ценилось в древнерусском обществе, и притом вполне заслуженно. «Весьма многочисленные материалы, - пишет В. В. Седов, - свидетельствуют о том, что восточные славяне во второй половине I тысячелетия н. э. были знакомы со многими видами обработки дерева»[10].

Основными орудиями плотника были топор и тесло (пила уже была, но пользовались ею крайне редко - даже доски чаще всего вытёсывали). Вместе с тем применялся широкий набор разнообразных инструментов, что обеспечивало высокое качество строительных и поделочных работ.

Из дерева строили жилища, здания хозяйственного и общественного назначения, укрепления, мосты и т. п. Дерево - материал недолговечный и плохо сохраняющийся в земле, поэтому остатки деревянных сооружений редко попадаются археологам. Тем не менее учёные предполагают, что у восточных славян «были деревянные рубленые языческие храмы»[11], способы сооружения которых перенесены впоследствии на христианские церкви, «В основе построения славянского языческого храма, - пишут историки русской архитектуры, - лежала, как можно предположить, клеть, иногда баш-необразной формы. Можно также предположить, что наиболее крупные языческие храмы состояли из нескольких деревянных срубов, соединённых между собой, и что под их влиянием строились первые деревянные соборы, подобные Софии новгородской 989 г., тринадцатиглавой, как о том говорит летопись, т. е., вероятно, тринадцатисрубной»[12].

Каменное строительство только начинало развиваться в рассматриваемое время. Но начало это было обнадёживающим, создававшим предпосылки для сооружения русскими мастерами в последующие века подлинных шедевров из камня. Именно так оценивает потенциальные возможности древнерусских строителей академик Б. А. Рыбаков: «Будучи подготовленными ещё за языческий период к строительству крепостей, башен, дворцов, деревянных языческих храмов, русские архитекторы с поразительной быстротой освоили новую византийскую технику кирпичного строительства и украсили крупнейшие русские города великолепными монументальными сооружениями»[13].

Сохранились сравнительно немногие, но отлично выполненные украшения, убедительно демонстрирующие высокий технический уровень ювелирного производства в Древней Руси. Ювелиры того времени освоили сложную технику золотого, серебряного и бронзового литья по восковым моделям и в каменных формах, применяли штамповку на матрицах, ковку и чеканку, пайку, золочение, чернь и т. п. Они владели сложнейшим искусством изготовления эмалей. Если до середины Х века преобладала выемчатая эмаль (заполнение эмалью специально сделанных выемок на ювелирных изделиях), то впоследствии её сменила более сложная перегородчатая эмаль: на гладкую поверхность изделия напаивались тонкие перегородки, а между ними плавилась многоцветная эмаль (финифть). Многие ювелирные изделия изготовлялись в технике зерни (напаивание на пластинки золотых или серебряных шариков-зёрен) и филиграни, или скани (применение скрученной золотой или серебряной проволоки).

Оценивая технический уровень производства ювелирных изделий в Древней Руси, академик Б. А. Рыбаков писал: «По технике исполнения изделия городских мастеров, особенно тех, которые обслуживали самых знатных заказчиков в княжеских дворцах, не уступали образцам самого передового мирового искусства того времени - искусства Византии и Ближнего Востока.. Чеканщики могли изготовить превосходные рельефы на серебре, литейщики отливали сложные хитроумные изделия. Мастера золотых и серебряных дел в поисках наилучшей игры света оттеняли серебро чернью и позолотой, а иногда покрывали гладкую серебряную поверхность колта (полая золотая или серебряная привеска, украшавшая золотой убор. - Н. Г.) тысячами (!) микроскопических колечек и на каждое (!) колечко напаивали крошечное зёрнышко серебра»[14].

На Руси ремесла были распространены повсеместно. Гончар обслуживал 3-4 населённых пункта, изделия кузнеца расходились в радиусе 10-20 километров (например, на территории небольшого Полоцкого княжества было до 250 кузниц)[15]. С развитием городов ремесленники составили одну из наиболее многочисленных групп городского населения. По данным летописи, число городов возрастало в Древней Руси из века в век: если в IX - Х веках их было не менее 25, то в XI веке стало почти 90, и рост продолжался стремительными темпами. Поэтому не случайно скандинавские саги называли Древнюю Русь «страной городов» («Гардарик»),

Древнерусские города были очагами ремесленного производства, центрами интенсивного товарного обмена, развивающейся торговли - не только внутренней, но и внешней. Древняя Русь обменивалась товарами со многими соседними странами. По её территории проходил древний торговый путь «из варяг в греки». Как видно из договоров, заключённых киевскими князьями Олегом и Игорем в первой половине Х века с Византией, древнерусские воины-купцы издавна вели оживлённую торговлю в обширных пределах Византийской империи и пользовались там определёнными льготами, а византийские - беспрепятственно торговали на Руси. Русские торговые пути пролегали во все окрестные страны; вели они в Западную Европу, в страны арабского мира. Вывозились главным образом шкуры, меха, мёд, воск, а позднее - и ремесленные изделия. Ввозились разнообразные ткани, украшения, оружие и т. п.

Развитие внутренней и внешней торговли повлекло за собой возникновение и совершенствование денежного обращения. Первоначально функции денег выполняли скот, меха. Затем им на смену пришло монометаллическое денежное обращение - в ходу были золотые и серебряные монеты, а также серебряные слитки («гривны»).

Таким было состояние экономики и материальной культуры Древней Руси. «Можно спорить, - пишут авторы учебного пособия по истории русской культуры, - о количестве тех или иных ремесленников, о выделении отдельных производств в самостоятельный вид ремесла, но остаётся несомненным, что древнерусское ремесло носило всеобъемлющий характер, достигло большого мастерства, создало основы для дальнейшего развития материальной культуры»[16].

Одним из стимулов такого развития явились разнообразные потребности, порождённые христианизацией Древней Руси: необходимость в храмах (сначала деревянных, а затем каменных), монастырских постройках, богослужебных одеждах, культовых принадлежностях, иконах, церковных книгах и т. п. Хотя начальные образцы всего этого были завезены в нашу страну из Византии, откуда прибыли и первые архитекторы, мастера каменной кладки и книжного дела, живописцы и пр., однако основной объем работ по сооружению и украшению храмов выполнялся русскими умельцами, опиравшимися на опыт многих поколений ремесленников дохристианской Руси.

Следовательно, совершенно безосновательны попытки современных поборников русского православия представить дело таким образом, будто появление в древнерусском обществе богатой материальной культуры связано лишь с «крещением Руси» и должно рассматриваться как его прямое следствие. В действительности налицо не одномоментное возникновение чего-то совершенно нового, ранее не существовавшего, а лишь дальнейшее развитие - пусть и на качественно более высоком уровне - уже существовавших компонентов, экономических отношений и материальной культуры Древней Руси дохристианских времён.