Сильные и слабые стороны опросников

Опросники– стандартизованный измерительный метод, иначе – стандартизованный самоотчет. В настоящее время, вероятно, это наиболее часто используемый в психологических исследованиях метод.

Опросным методам присущи характеристики прочих интроспективных методов. В них всегда слито отображение внутреннего мира личности с особенностями его осознания. Как и каждое самонаблюдение, оно имеет ограниченную полноту и точность. Однако думать, что ценность таких сведений невелика, было бы большой ошибкой. Искать опосредованные пути диагностики переживаний, имея более прямой путь – вопросы об этих переживаниях – было бы нерационально. За этим стояло бы также отрицание значения сознания для личности, признание неспособности наблюдать за собой и контролировать свое состояние, поведение, деятельность. Н. J. M. Hermans и Н. Bonarius (1991) утверждают, что испытуемый должен рассматриваться как со­трудник при исследовании личности. Делая обзор современных мето­дов исследования личности, они пришли к выводу, что психология личности идет к тому, чтобы признать индивида экспертом в области собственного «Я» и относящихся к нему ситуаций. Это означает, что в психологическом исследовании испытуемому должна быть отведена более активная роль (см.: Куликов Л. В., 1999, с. 34).

Другой аспект связан с «прозрачностью» опросников, которая якобы подталкивает испытуемых в своих ответах ориентироваться на «социальную желательность» определяемого личностного качества. Без сомнения, последний феномен проявляется часто, причем нередко неосознанно. Но нет оснований оценивать этот аспект однозначно отрицательно, как и считать, что сравнение с другими методическими подходами не в пользу опросников. Во-первых, прозрачность разных опросников весьма различна. Во-вторых, в той или иной степени она свойственна не только им, но и другим методам, в том числе и многим проективным. В-третьих, неверно считать, что социальная желательность возникает и влияет на поведение только в ситуации тестирования. Трудно представить себе этот феномен как обусловленный некоторым личностным качеством с узкой направленностью детерминации. Скорее всего, данное качество обусловливает различные виды поведения индивида в различных ситуациях. Определение выраженности этого качества составляет важную часть предмета диагностики. Стремление же испытуемого скорректировать ответы, подгоняя их под желаемый эталон, например в ситуациях конкурсного отбора, действительно не редкость. Но, во-первых, любому диагносту, имеющему практический опыт, известно, что это чаще делается неумело, без чувства меры, и обнаружить такие попытки нетрудно либо анализируя результаты самого опросника, либо дополнительными к опроснику приемами. Во-вторых, проявления такого рода мотивационных искажений имеют несомненную диагностическую ценность.

Преимущество опросников, снабженных вспомогательными шкалами, состоит в том, что многие из них позволяют получать количественные оценки, по которым можно сопоставлять уровень выраженности интересуемого психического качества у отдельного индивида с его распространенностью и выраженностью в популяции.

Еще одну достаточно распространенную исследовательскую установку в отношении применения опросников для исследования личности можно выразить тезисом: «Неосознаваемые и недостаточно осознаваемые явления внутреннего мира личности лучше всего исследовать с помощью проективных тестов». При этом дается пример­но такое обоснование этого тезиса, что в опросниках представляется, как правило, ситуация выбора из нескольких альтернатив – например, выбора из нескольких вариантов ответа на один вопрос, сформулированный в словесной форме, – в результате у человека влияние вытесняемых мыслей, неосознаваемых желаний, стремлений и т. п. блокируется. Однако данное объяснение не подкрепляется пока ни обоснованными теоретическими моделями, ни эмпирическими данными исследований.

Оценка диагностической ценности проективных методов как исключительной предполагает рассмотрение неосознаваемых влечений и побуждений как имеющих безграничное первенство в регуляции поведения, как постоянно доминирующих над осознаваемыми потребностями. Самосознание личности при этом предстает как «опутанное и крепко связанное» собственными защитными механизмами и неспособное к адекватному отображению. При таком взгляде волевая регуляция и самосознание личности предстают с дефицитарным развитием у подавляющего большинства людей. Однако это противоречит и всей картине личностного развития, и действительной регуляции поведения и деятельности. Если бы человек был щепкой в потоке собственных влечений и импульсов, ни о каком становлении личности, стремлении к самореализации, жизненных целях, ценностях и многих других важнейших феноменах и факторах личности нельзя было бы говорить. Эти понятия были бы попросту лишними для психологии. Разумеется, сказанное не отрицает реального значения неосознаваемых явлений для всей психической активности и целесообразности использования проективных методов

Следует помнить, что квалифицированный психолог, как правило, отдает себе отчет в том, что прямая интерпретация отдельного ответа имеет весьма ограниченную ценность. Необходимо рассмотрение совокупности ответов, сравнение шкальных оценок с данными по всей выборке, сопоставление результатов по одной методике с результатами по другим и т. д.