Россия после распада СССР. Начало радикальной экономической реформы

В декабре 1991 г. закончилась история СССР как единого го­сударства - преемника Российской империи, примерно в тех же территориальных и этнических границах. Правопреемником СССР стала Россия - качественно новое государство, строящее свои отношения с бывшими союзными республиками на межгосударственной основе. Огромный конгломерат[138] народов распался, местные интересы приобрели самодовлеющее значение.

Содружество Независимых Государств в течение всего 1992 г. являлось формальным образованием, «содружеством» на бу­маге, обеспечившим становление независимости бывших советских республик. Извлечь наибольшую пользу из него попытались все республики, включая те, которые стремились к максимальному обособлению от содружества. Украина обеспечила благоприятный для себя раздел вооружений бывшей Со­ветской Армии, включая частичный контроль над ядерным оружием, базировавшимся на ее территории, закрепила за собой территорию Крыма, волевым решением Н.С. Хрущева переданного Украине в 1954 г.

Аналогичная ситуация сложилась в Казахстане, где территории, исторически населенные русскими казаками, оказались в составе этой республики. Большинство молодых государств были заинтересованы в сохранении «руб­левого пространства» и «прозрачных» границах. Отсутствие нормативно-правовой базы межгосударственных отношений способствовало выкачиванию природных ресурсов, электроэнергии и сырья из России во вновь образовавшиеся независимые государства ближнего зарубежья по низким ценам.

Распад СССР сопровождался ожесточенными конфликтами во многих регионах бывшей великой державы. Еще больший размах приобрела вой­на между Азербайджаном и Арменией из-за Нагорного Карабаха, разгорелся вооруженный конфликт в Приднестровье. В 1992 г. началась гражданская вой­на в Грузии, разрываемой межнациональными противоречиями: сначала - с Южной Осетией, а позднее - с Абхазией. В граждан­скую войну перерос этнический конфликт в Таджикистане. Эти войны проходили с применением бронетехники, авиации, что влекло за собой огромные человеческие жертвы и десятки тысяч беженцев. Конфликты в Приднестровье и Южной Осетии удалось погасить, однако новым полем кровавых столкновений стал Пригородный район Северной Осетии - уже на территории России.

Тем не менее, Содружество Независимых Государств являлось формой относительно мирного и цивилизованного «развода» бывших союзных республик и во многом предотвратило скатывание к глобаль­ной гражданской войне на этнической почве на территории всего постсоветского пространства. В рамках СНГ были налажены двусторонние отношения между бывшими советскими республиками. «Линия Кравчука» на демонтаж СССР и обретение полной независимости, с одной стороны, и «линия Назарбаева», ориентированная на интеграцию, с другой, выявили в противостоянии друг с другом ситуационное преобладание центробежных тенденций. К восстановлению единого политического пространства в начале 90-х гг. не был готов ни один из народов бывшего СССР. Однако в перспективе уже просматривалась тенденция к усилению интеграционных процессов. В конце 1992 г. и особенно в 1993 г. практически во всех государствах «ближнего зарубежья» заго­ворили о необходимости восстановления хозяйственных связей, единого экономического и таможенного пространства.

Судьба будущего шестой части суши во многом определялась развитием событий в самой России, самой мощной по эко­номическому, политическому и духовному потенциалу рес­публике. Здесь базировались центральные структуры власти бывшего СССР, отсюда же вышли основные импульсы политиче­ского давления, приведшие к развалу Советского Союза. Оттого, сможет ли многонациональная Россия избежать участи СССР, зависела судьба всех народов не только самой рес­публики, но и «ближнего зарубежья». Между тем, угроза распада Российской Федерации вырисовывалась в 1992 г. вполне реально. Усилился на­чавшийся ранее распад хозяйственных связей. Бывшие автономные республики объявили о суверенитете. Ряд из них - Чечня, Татар­стан - предпринимали радикальные шаги, направленные на достижение полной независимости. Сохранение России как единого государства теперь зависело от быстрого и успешного проведения экономических реформ, способных на новой основе возродить интеграционные процессы, а также от единства и прочности центральной власти, ее решительности в сохранении целостности страны.

Первого января 1992 г. в России началась многократно откладывавшаяся радикальная экономическая реформа. Ее целью было сделать российскую экономику рыночной, освобожденной от всевластия бюрократических государственных структур, построенной на равноправном сочетании различных форм собственности - частной, групповой, государственной и свободной конкуренции предприятий, личном интересе, инициативе и предприимчивости. Для этого было необходимо сломать монополию государственной собственности на средства производства, отойти от планового ведения народного хозяйства, жесткой регламентации всех сторон экономической жизни, уравнительного характера распределения доходов.

Реформы в стране начались в обстановке, казалось, полного согласия и взаимопонимания всех ветвей власти - законодательной (Съезд народных депутатов и Верховный Совет РФ), исполнительной (Президент и правительство РФ) и судебной (Конституционный суд, Верховный суд, Генеральный прокурор). Однако это единство было видимым и непрочным. Трудности движения к рынку способствовали появлению в верхах сначала межличностных, а затем и политических противоречий. Все ветви власти ощущали на себе усиливающееся давление недовольных реформами, наиболее потерпевших от них слоев населения.

Негативные последствия реформ обусловили формирование сильных лоббистских[139] группировок, отражавших интересы машиностроителей, аграриев, шахтеров и т.д. Представители директорского корпуса сформировали политический блок «Гражданский союз», выступавший за мягкую корректировку курса реформ путем придания им большей социальной направленности. Однако, в целом, цивилизованного становления многопартийной системы в стране еще не произошло. Партии оставались объединениями верхушечного характера, не имеющими широкой социальной базы и четких программ действий.

Наибольшая опасность радикальному курсу реформ таилась в широкой оппозиции в Верховном Совете РФ. Парламент, стремясь ликвидировать образовавшийся разрыв между ростом цент и реальными доходами населения, настаивал на значительном увеличении расходной части бюджета на 1992 г. Это не давало возможность правительству во главе с исполняющим обязанности его председателя Е.Т. Гайдаром сформировать бездефицитный бюджет, и ставило под угрозу весь стратегический замысел реформ. Российское правительство стояло перед выбором стратегического пути проведения реформ в экономике.

Первый, в основе которого лежала западная теория монетаризма[140], предполагал, что рыночная экономика имеет способность саморегулирования, а ее главным рычагом являются финансы. Радикальные реформаторы считали, что при полной свободе рыночных отношений стабильность экономики будет обеспечена сама по себе. Вмешательство же государства не только подавит свободу личности, но и будет способствовать увеличению вероятности ошибок в проведении экономической политики.

Оппоненты монетаризма считали эту теорию идеальной лишь в теории, в математических расчетах и видели более приемлемой кейнсианскую[141] модель, где государство должно играть решающую роль в становлении и развитии рыночных отношений. Они доказывали эффективность этого пути на примере послевоенного развития западноевропейских стран и Японии.

Правительство главе с Е.Т. Гайдаром, исходя из стремления быстрейшего разрушения советской плановой экономики и в надежде на скорые результаты, которые обеспечили бы невозможность реставрации административно-командной системы не только в экономике, но и в политике, выбрали первый вариант.

В начальном периоде экономическая реформа Е.Т. Гайдара включала в себя два основных направления- отказ от их сдерживания и регулирования цен и приватизация.

Первое направление получило название «шоковой терапии». Оно достаточно быстро привнесло первые положительные результаты в экономику России. Правительству удалось наполнить прилавки магазинов товарами первой необходимости, несколько выправить финансовое положение страны, снизить дефицит бюджета и поднять роль денег в обществе. Казалось, начали работать первые рыночные механизмы. В то же время, реформа принесла и серьезные негативные последствия. Рост цен привел к стремительному обнищанию значительной части населения. Особенно это коснулось пенсионеров, студентов, неквалифицированных рабочих. Обесценились денеж­ные накопления людей, резко упал уровень жизни большей части россиян. В течение всего 1992 г. продолжала рас­кручиваться инфляционная спираль. Неуклонно сокращалось производство. С ноября 1991 г. по ноябрь 1992 г. оно упало на 23%. На конец ноября 1992 г. в России было 1,4 млн. безработных, а ежемесячный рост безработицы составлял в среднем около 9%. Цены на товары первой необходимости выросли в 10-15 раз, а на некоторые изделия в десятки и сотни раз. Покупательная способность средней заработной платы упала более чем вдвое.

Реформа в значительной степени отражала интересы социальных групп, связанных с производством и экспортом природных и топливно-энергетических ресурсов. Наблюдалось вхождение чиновников в коммерцию и борьбу за государственную собственность, что породило коррупцию, небывалый взлет преступности. Из страны за бесценок стало вывозиться сырье, лес, золото, алмазы. Это вело к обогащению бюрократии, поскольку российское чиновничество и в новых условиях сохранило за собой право распоряжаться основными материальными ресурсами страны, выдачей экспортных квот[142] и лицензий[143]. Значительно снизился курс национальной валюты по отношению к доллару, возник кризис неплатежей предприятий. Социальная база реформ начала резко сужаться. Указ Президента «О свободе торговли» от 29 января 1992 г., вовлекший в стихийные рыночные отношения значительные массы населения, на время снизил социальную напряженность в обществе, но не решил основных проблем.

Реформы были неизбежны, выстраданы Россией. Однако очень скоро оказалось, что проводятся они за счет народа, тогда как бюрократия осталась по-прежнему в выигрыше. Бывшие партийные чиновники после приостановления деятельности КПСС благополучно пересели в кресла руководителей коммерческих структур, многие из которых были созданы на деньги партии еще в период пере­стройки. Общество разделилось на кучку очень богатых и огромное большинство обнищавших людей. Все распространеннее становились социальная апатия и утрата доверия большинства россиян правительству. На этом фоне политические склоки борющихся за власть группировок свидетельствовали о глу­бочайшем кризисе самой власти. Создавалось впечатление, что политические структуры России повторяют недавно пройденный путь развалившегося СССР. Деятельность правительства привела к фактической ликвидации централизованного управления экономикой, дала самостоятельность предприятиям и отдельным регионам страны. Нараставшие центробежные тенденции грозили теперь распаду самой Российской Федерации.

Анализ первых результатов реформ достаточно скоро высветил серьезные теоретические просчеты в их проведении. Началось резкое падение производства, которое ожидалось, но за счет естественного банкротства не конкурентно способных предприятий. На деле же либерализация цен, как и предупреждали противники «шоковой терапии», не включила сама по себе в действие механизмы конкуренции. Сохранившийся монополизм крупнейших государственных предприятий и объединений повлек за собой произвольное повышение цен на свою продукцию при одновременном снижении производства.

В кризисном положении оказались предприятия военно-промышленного комплекса. В ходе конверсии государство поспешно отказалось от использования их по прямому назначению, т.е. для поставки оружия на мировой рынок. Неспособность предприятий ВПК наладить выпуск нужной стране продукции без поддержки государства привела к миллиардным убыткам, оставив вне производства значительную часть высококлассных специалистов.

Со значительными трудностями столкнулся аграрный сектор. В надежде властей на быстрый рост фермерских хозяйств колхозы и совхозы, продолжая оставаться главными поставщиками продовольствия и сырья, оказались также без помощи государства. Всё это повлекло удорожание сельхозпродукции и сокращение ее производства, а также неспособность отечественных товаров конкурировать внутри страны с более дешевыми импортными продуктами, быстро завоевывающими российский рынок.

Вторым важнейшим направлением в деятельности правительства Е.Т. Гайдара являлась приватизация. Именно она должна была покончить с неэффективной монополией государства в сфере производства и обращения, запустив, тем самым, механизм рыночной конкуренции. Приватизация, проводимая вице-премьером правительства А.Б. Чубайсом, предполагала стимулировать личную заинтересованность каждого россиянина и сделать его в ходе реформ в той или иной мере собственником. Однако отсутствие четкой концепции, медленная разработка правовой базы приватизации, наличие всякого рода ошибок новой номенклатуры привели к плачевным результатам. Переход в частные руки магазинов, столовых, других бытовых объектов «первой волны» разгосударствления зачастую означал для потребителя лишь смену вывески без видимых улучшений сферы обслуживания. Кампания по обеспечению всего населения ваучерами[144], проводимая правительством без продуманной подготовки, вскоре провалилась, а сами приватизационные чеки, обесценившись, стали объектом шуток и анекдотов.

Первый этап приватизации не привел к повышению эффективности производства, а лишь способствовал быстрому созданию класса собственников. Причем обогатились не трудовые коллективы, а предприимчивые элементы легализовавшихся теневых структур и коррумпированное высшее и среднее чиновничество, активно «обменивавшее» власть на собственность.

Главным препятствием развала экономики могли бы стать рефор­мы, действительно улучшающие жизнь народа. Однако противос­тояние парламента и правительства, «подыгрывание» депутатов хозяйственной номенклатуре в деле «выбивания» кредитов вели к раскручиванию инфляционной спирали, снижали надежды народа на улучшение жизни. Отсутствие реальных позитивных перспектив неизбежно вело к социальной напряженности в обществе и утрате кредита доверия населения к центральным и местным властям. В условиях разрыва хозяйственных связей регионов предпринимались попытки выхода из кризиса собственными силами. Путь се­паратизма территорий поощрялся популистскими заявлениями Б.Н. Ельцина, предлагавшего республикам в составе России «взять суверенитета столько, кто сколько сможет». Такая политика могла привести в ближайшие годы к созданию на территории России десятков самостоятельных независимых госу­дарств со своими институтами власти, армиями, границами, денеж­ными единицами. Требовалось немедленно разработать четкую концепцию развития государственного устройства России как единого госу­дарства.

Российскому правительству в 1992 г. пришлось заново строить не только внутреннюю, но и внешнюю политику. При этом сразу же наметились два основных направления деятельности: «ближнее зарубежье», включавшее бывшие республики СССР, и остальной мир - «дальнее зарубежье». За 1992 г. не удалось сформировать целостной внешнеполитической концепции. В отношениях с бывшими советскими республиками российское руководство колебалось между стремлением к максимальному сохранению интеграционных связей в рамках СНГ и постепенным осознанием специфических российских интересов и необходимости их защиты. Перед Россией встали вопросы формирования национальной армии, раздела имущества Советского Союза, сохранения или выхода из рублевого пространства, обустройства границ, прежде всего со странами Прибалтики.

В мировой политике первоочередными задачами для России являлись:

- утвер­ждение Российской Федерации в качестве правопреемницы СССР в ООН;

- решение вопроса о ядерном оружии СССР и сох­ранении его только на территории России;

- экономическая и финансовая поддержка Западом российских реформ;

- на­лаживание прямых политических и экономических связей с наиболее развитымигосударствами мира.

На этом пути были как достижения, так и провалы. Россия стала членом Международного валютного фон­да и добилась важной в условиях кризиса отсрочки плате­жей бывшего СССР по долгам. Были заключены договоры о выводе российских войск из всех восточноевропейских государств, включая Германию, а также важные торговые соглашения с Китаем. Начали нала­живаться политические и экономические связи с Южной Кореей.

Вме­сте с тем, не состоялся намеченный визит Б.Н. Ельцина в Японию в связи со сложностью решения проблемы Курильских островов, что привело к срыву наметившегося сближения двух го­сударств. В новой геополитической реальности Россия теряла кон­троль над традиционными зонами своего влияния, особенно на Ближнем Востоке. В Средней Азии усилилось действие «мусульманского фактора», аналогичные процессы шли в Закавказье и на Кавказе. Прибалтика все больше ориентировалась на Запад. Страны бывшего «советского блока» в Восточной Европе фактически разорвали экономические связи с го­сударствами СНГ. СЭВа больше не было, и с каждым из его прежних членов приходилось заново строить экономические отно­шения.

Итогом 1992 г. было радикальное изменение геополитичес­кой ситуации в Европе, Азии и в мире в целом. Произошло су­щественное снижение уровня безопасности всех стран бывшего СССР, включая Россию. США оказались единственной сверхдер­жавой в мире, не имеющей адекватного политического и военного противовеса, а потому способной диктовать свою волю в большинстве регионов мира. Однако мир стал менее предсказуем из-за неопределенности развития событий на «развалинах» СССР, обладавшего огромными запасами ядерного оружия. Углубление экономического кризиса, многочисленные «горячие точки», перерастающие в локальные войны внутри и между бывшими советскими республиками, растущая социальная напря­женность - все это угрожало не только России, но, в ядерную эпо­ху, и всему человечеству.