Русский консерватизм, либерализм и радикализм

Правовая проблематика в концепциях славянофилов и западников ставилась в ракурсе общих культурологических и исторических вопросов. Если западники включали Россию в общемировое развитие на равных с другими нациями правах, то славянофилы предпочитали говорить об уникальности русской цивилизации и о ее превосходстве по отношению к западноевропейской культуре. Таким образом, разделительная черта между этими двумя направлениями пролегала через разное видение места и роли России в мировой культуре. Соответственно, центральным вопросом здесь был вопрос о выборе вектора культурного развития, а правовая проблематика имела вторичное значение. Еще одним вектором общественной жизни России было противостояние двух других направлений: консерваторов и либералов.

В центре их дискуссий как раз и находился вопрос о наиболее оптимальной для России политической и правовой системе. Консерваторы (от лат.сonservare- сохранять) считали необходимым ориентироваться на сохранение существующего строя и на избежание любых серьезных изменений - не только революционныхпотрясений, но и радикальных правительственных реформ. Из изученных нами мыслителей близок к этой позиции был Н.М. Карамзин. Либералы (от лат. libertas - свобода) настаивали на проведении реформ, целью которых было изменение существующегостроя и, через это, максимально возможное освобождение человеческой личности. К этому направлению был близок М.М. Сперанскийв своих реформаторских проектах. Наряду с этими двумя течениями существовало и радикальное направление, целью которого былонасильственное (путем революции) свержение политического строяи установление социальной справедливости (этому направлениюбыли созвучны идеи, сформулированные А.Н. Радищевым и П.И. Пестелем) [9].

Консерватизм можно определить как политическую идеологию, ориентирующую на сохранение исторически сложившихся форм государственной и общественной жизни. Принципиальными установками консерватизма принято считать: антирационализм, историчность, обоснование традиционной социальной иерархии, признание несовершенства человеческой природы и вследствие этогонеобходимость воспитательной роли государства и церкви, преемственность исторического развития, приоритет целого (государства,народа, нации) перед частью (индивидом). Русская консервативнаямысль возникла как реакция, во-первых, на либеральную идеологию (идеи европейского Просвещения, Французской революции),во-вторых, на все большую ориентацию русского культурного развития на Европу. Отсюда появились два основных элемента в русской охранительной идеологии: антиреволюционность (антилиберализм) и антиевропеизм (национализм).

Обычно первым русским консерватором считают Сергея Семеновича Уварова (1786-1855 гг.), министра народного просвещения при Николае I.Политические идеи Уварова основываются на тезисе о национальных особенностях русского народа, который, по убеждениюмыслителя, инертен, безволен в делах государственного управления.Как пишет мыслитель, о России нельзя судить по европейским теориям - она движется вперед только по изволению властей и поэтому скорее принадлежит Востоку, чем Западу. Западная правоваяидеология показала свою несостоятельность в ходе французской революции, и только самодержавная власть способна удержать русский народ от следования губительной судьбе Европы.

Конкурирующей с консерватизмом политической идеологией был либерализм. Основной идеей либерализма является освобождение человеческой личности, которая провозглашается высшей ценностью - в противоположность консерватизму, где высшей ценностью являетсяобщественное целое[6].

Одним из первых теоретиков либерализма в России был Тимофей Николаевич Грановский (1813–1855 гг.), известный историк,юрист и общественный деятель. Он получил юридическое образование, но свою научную деятельность посвящает историческим исследованиям.

Политически Грановский был близок к западникам (его иногда относят к «поздним западникам»), не считая непреодолимой границу между русской и западной культурами, православным и католическим исповеданиями христианства. По убеждению мыслителя, существующий в России политический и культурный строй был далек от совершенства и должен был развиваться в том же направлении, что и западноевропейская цивилизация в целом.

Эта идея синтеза личного и социального начал образовывала один из стержневых элементов российского политико-правового дискурса; она была развита другим выдающимся представителем русского либерализма - Константином Дмитриевичем Кавелиным(1818-1885 гг.), профессором истории русского права в Московскомуниверситете, основным представителем государственной школы врусской истории.Сущность воззрений сторонников этой школы (к которой принадлежали также С.М. Соловьев и ряд других выдающихся русских историков) сводилась к тезису о том, что в историческом развитии русского народа преобладало государственное начало. Эволюция этого начала определила быт и культуру русского народа,чем историческая судьба его отличалась от истории народов европейских, где большая часть культурного развития шла запределами государственного вмешательства, в рамках самоорганизации социальных коллективов.

Это направление идей было развито другим теоретиком либерализма, одним из ярчайших и важнейших мыслителей в истории русской правовой мысли - Борисом Николаевичем Чичериным (1828-1904 гг.), профессором государственного права Московского университета.Для понимания правовой концепции Чичерина важно учитывать то, что он, также как и многие другие русские мыслители той поры, находился под влиянием идей немецкого философа Гегеля. Чичерин развил и дополнил эти идеи, что позволило ему создать стройную и глубокую концепцию права как формального ограничения свободы личности. Своей целью мыслитель ставил поиск гармонического соглашения «общественных взаимодействий» четырех основных союзов человеческого общежития - семьи, гражданского общества, церкви и государства.

Консерватизм и либерализм, как два основных направления правовой мысли России XIX века, по-разному влияли на политический курс правительства, на формирование общественной идеологии. Но эти два направления сходились в одном самом существенном моменте - они имели одну и ту же социальную основу. Все изученные выше мыслители принадлежали к дворянству. Поэтому неудивительно, что в спорах разных направлений не оспаривался сам принцип общественного устройства - дискуссия шла о том, нужны ли реформы, но никто не ставил вопрос о том, оправданно ли существование общества и существующих социальных структур.

Первоначально радикальные элементы русского общества сосредоточились в движении народничества, возникшем именно после реформ Александра I. Инициатором этого движения были дворяне, которые считали прошлое России (крепостное рабство) виной своего сословия и считали нужным «идти в народ и отдать народу долг» за крепостническое прошлое и за образование, которое получено благодаря труду народа.

Первоначально в народническом движении выделялось три основных направления. Бунтарское направление, перед членами которого ставилась задача идти в народ и разжигать бунт, уничтожить путем всенародного восстания существующий строй. Такая постановка задачи основывалась на идее организации немедленного восстания, к которому русский человек по складу своего характера и из-за ненависти к высшим слоям должен был бы непременно примкнуть. Пропагандистское направление исходило из несколько иных посылок: народ из-за своей отсталости не готов к революции. Поэтому нужна пропаганда для того, чтобы объяснить народу его цели и то, к чему нужно стремиться - к революции,сменяющей несправедливое социальное устройство на справедливое. Сторонники третьего, заговорщицкого направления, считали,что народные массы никогда не будут способны к революционнойдеятельности из-за своей инертности и консерватизма. Поэтому задача революционеров - организовать узкую группу, которые смогут втайне организовать переворот и захватить власть; русский человек как «коммунист по инстинкту» (Ткачев) примет новую революционную власть и поддержит ее преобразования.

Неудача массового хождения в народ объясняется расхождением между идеями, которые проповедовали революционеры, ценностями и настроениями основной массы крестьянства. Крестьяне не воспринимали агитацию против царя и церкви, идеи социализма были непонятны им. Во многих случаях они сами сообщали властям о появлении в деревне неизвестных возмутителей. Столкнувшись с реальным крестьянским миром, участники движения убеждались в утопичности идей идеологов народничества о крестьянском бунте. Причину провала массового хождения в народ егоучастники видели в отсутствии единого руководящего центра,централизованной партии.Неудачи вели к идеям о необходимости постепенного просвещения отсталых масс и создания для этого боевой организации.

Следующий этап народнического движения - создание в 1876 годуединой организации «Земля и воля» для централизованного руководства революционной деятельностью. Землевольцы видели своюцель не в немедленном возбуждении всеобщего бунта, а в подготовке масс, пробуждении в народе политического сознания. Подруководством «Земли и воли» началось новое движение в народ.На этот раз интеллигенция шла в деревню для агитационной работы под видом учителей, врачей, агрономов.

Основным идеологом пропагандистского движения был Петр Лаврович Лавров (1823–1900 гг.), который основной и важнейшей задачей социалистов в России считал сближение с народом для «подготовки переворота, долженствующего осуществить лучшее будущее». В отличие от Бакунина, Лавров призывал молодежь просвещать народ, выводить его из состояния отсталости, готовить его к будущему социальному перевороту. Суть исторического прогресса он видел в совершенствовании человека и общества, развитии человеческой солидарности, воплощении в человеческом общежитии идей равенства и справедливости[2].

Лавров не был сторонником анархизма и считал необходимым сохранение государства. Его правовые взгляды изложеныв нескольких статьях, а также в основной работой по этой теме - «Государственный элемент в будущем обществе» (1876 г.).

Идеологом заговорщицкого движения был Петр Никитич Ткачев (1844-1885 гг.), который происходил из обедневшей дворянской семьи. Свои политические взгляды Ткачев изложил вброшюре «Задачи революционной пропаганды», открытом письме Фридриху Энгельсу, ряде статей в редактируемом им журнале «Набат», который выходил за рубежом с 1875 по 1881 годы.Не соглашаясь с Бакуниным и Лавровым, он считал утопичнойи неосуществимой идею всенародной революции. Его главныйлозунг - захват власти небольшой группой революционеров,хорошо организованных и спаянных крепкой дисциплиной.

После захвата власти создается революционная диктатура, которая будет проводить в жизнь главные требования народническойпрограммы: превращение общины в главную ячейку хозяйственной и общественной жизни, установление новых отношениймежду людьми на принципах любви, равенства и братства, постепенное устранение функций государства.

Особенно ярко идеология заговорщицкого направления проявилась в деятельности Сергея Геннадьевича Нечаева (1848–1882 гг.), автора «Катехизиса революционера» с изложением основных постулатов революционной борьбы. Революционер должен полностью порвать с окружающим его обществом, его образом жизни и моралью. У него нет «ни своих интересов, ни чувств, ни привязанностей, ни собственности, ни даже имени». Его единственная цель - разрушение существующего строя. Нравственно все, что содействует торжеству революции. Революционер должен быть готов сам погибнуть и погубить все, что мешает его главной цели.

Родственные отношения, дружеские связи следует рассматривать только с точки зрения их целесообразности для революции. Все общество следует разделить на несколько категорий, которые одна за другой должны быть уничтожены. В 1869 году он создал кружок из студентов в Москве. За подозрение в измене Нечаев и его сообщники убили своего товарища по кружку студента Иванова. Нечаев бежал в Швейцарию, но был выдан русскому правительству как уголовный преступник. В 1872 году был устроен открытыйсудебный процесс. Приговоренный к 20 годам каторги, Нечаевумер в 1882 году в тюрьме. Слово «нечаевщина» стало нарицательным и означает нарушение революционерами моральных норм вовзаимных отношениях, применение для достижения своих целейшантажа, убийства.

В конце 80-х - начале 90-х годов XIX века марксистские группы и организации возникли в Петербурге, Москве и других городах. К марксизму тянулись люди разных воззрений. Одни пытались овладеть стихийным движением рабочих, увлечь на путь борьбы за идеи Коммунистического манифеста Маркса, другие шли к рабочим, чтобы помочь им отстаивать свои повседневные интересы. Эти гуманистические идеи разделялись немалой частью русской интеллигенции. Период увлечения марксизмом пережили известные впоследствии философы и экономисты Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков, П.Б. Струве и многие другие.

Последним направлением русского радикализма XIX века, который нам остается рассмотреть, является толстовство - общественное движение, основанное великим русским писателем Львом Николаевичем Толстым (1828-1910 гг.). Основное положение этогодвижения - принцип непротивления злу насилием, что означалоотвержение всех социальных форм, которые так или иначе связаны с применением организованного принуждения, включая правои государство.

Толстой был убежден в том, что человек по своейприроде предрасположен к добру, принуждать его к соблюдениюкаких-то норм безнравственно и поэтому недопустимо.

По мнениюписателя, государство, церковь и иные принудительные механизмыуправления поведением людей неспособны исправить человека,насильственное принуждение бесполезно и вредно; к исправлениюможет привести только внутреннее перерождение человека.