Русско-среднеазиатские отношения в середине XIX в. Политико-экономическая обстановка в Средней Азии Среднеазиатское направление во внешней поли тике России в XIX в

Политико-экономическая обстановка в Средней Азии Среднеазиатское направление во внешней поли тике России в XIX в. не было центральным. Но в отдельные периоды истории государства, в частности, во второй половине XIX в., оно становилось одним из первостепенных, привлекая внимание правительст­ва и российских предпринимателей. В 20-50-х годах XIX в. Пе­тербургский кабинет продолжал неспешные поиски путей по нала­живанию торгово-экономических связей. Один из них он видел в расширении русско-азиатской торговли, которая способствовала бы утверждению России как промышленной державы. В отчете Мини­стерства иностранных дел прямо указывалось: "Торговля есть ос­новной клапан всей нашей политики в Средней Азии". Однако рос­сийская буржуазия, экономически заинтересованная в торговых связях с Азией, была слаба и пассивна. Поэтому инициативу в раз­витии этих отношений взяло на себя правительство; через перио­дическую печать, коммерческие и промышленные издания оно пы­талось пробудить интерес купечества и дворянства к рынкам Азии.

Но обороты русско-среднеазиатской торговли были незначи­тельны, что обусловливалось рядом причин: экономическим состоя­нием России, ее достаточно широким внутренним рынком, неста­бильностью положения в среднеазиатских государствах, опасностью пути - нападениями на караваны среднеазиатских племен, низкой покупательной способностью жителей региона. Имели значение и невыгодные для русских купцов условия торговли, когда их товары облагались двойной, а иногда и четверной против мусульманских купцов пошлиной на товары. Просьбы российского правительства, обращенные к ханам, об уравнении торговых прав русских и му­сульманских купцов и обеспечении безопасности путей сообщения оставались без ответа.

Примерно до 90-х годов, когда Средняя Азия вошла в состав России, торговля с ней не была прибыльной и в финансовом отно-

шении. Усугубляло это положение то обстоятельство, что азиатские купцы предпочитали вывозить не российские изделия, а золото, что обедняло казну. Постоянных дипломатических отношений ме­жду Россией и Среднеазиатскими ханствами не существовало.

В 30-40-е годы XIX в. заметно возрастает вывоз английских товаров в Среднюю Азию, о чем сообщали в Петербург посетившие ханства купцы и оренбургское начальство. Однако правительство в эти годы не придавало большого значения этим донесениям. Его, особенно после англо-афганской войны 1838-1842 гг., больше бес­покоило военное и политическое проникновение Англии в Централь­ную Азию, что осложняло отношения России со среднеазиатскими ханствами.

Ко времени англо-афганской войны относится и военный по­ход оренбургского генерал-губернатора В. А. Перовского против Хивы. Официальные цели похода сводились к освобождению рус­ских пленных и устранению препятствий в торговле, чинимых хи­винцами. Главными побудительными причинами выступления Пе­ровского, одобренного Николаем I, были агрессия Англии в Цен­тральной Азии и ее антироссийские действия на Ближнем Востоке, связанные с завершением турецко-египетского кризиса конца 30-х годов.

Поход, начавшийся в декабре 1839 г., закончился неудачей, прежде всего из-за его плохой подготовленности. К февралю 1840 г. кончились топливо, фураж и продовольствие; многие участники экспедиции обморозились, начались глазные болезни. В июне 1840 г. уцелевшая часть отряда возвратилась в Оренбург. Хива не была завоевана. Но этот поход отрезвляюще подействовал на хана. В 1840 г. более 600 русских пленных были освобождены.

В дальнейшем хивинцы и кокандцы возобновили свои набеги на построенные Россией укрепления и сторожевые посты в казах­ских степях. Ими выдвигались требования срытия укреплений и перехода земель казахов - подданных России еще с XVIII в. - к Коканду.

Напомню, что население Казахстана делилось на три родоплеменных объединения: Младший жуз (жуз в переводе на русский язык означает - "сторона"), занимавший западную часть террито­рии между реками Уралом и Эмбой; Средний жуз, охватывавший Центральную часть, и Старший, расположенный в районе озера Балхаш. В 30-40-е годы XVIII в. по ходатайству самих казахов Младший и Средний жузы вошли в состав России. В 20-30-х го­дах XIX в. влияние России распространилось и на Старший жуз.

Столкновения хивинцев и кокандцев с русскими отрядами были использованы оренбургским генерал-губернатором В. А. Перовским для военного наступления против Коканда. Летом 1853 г. русские войска овладели крепостью Ак-Мечеть (Кзыл-Орда). Одновремен­но с действиями в Средней Азии Россия начала наступление на

Заилийский край (Большой жуз Казахстана), на земли которого претендовал Коканд. В 1854 г. на р. Алма-Ата был построен г. Вер­ный (ныне Алма-Ата), а от Семипалатинска до г. Верного проведе­на так называемая Сибирская линия. Дальнейшее движение цар­ских войск было приостановлено Крымской войной.

В те же годы усилилось давление на Среднюю Азию со сторо­ны Англии. Ее владения в Северо-Западной Индии подходили к границам Среднеазиатских государств. В борьбе с Россией за гос­подство в Средней Азии Великобритания использовала Турцию, Афганистан, Иран. Играя на противоречиях между Среднеазиат­скими странами, Афганистаном и Ираном по территориальным во­просам, Англия в 1855 г. принудила Афганистан подписать англо­афганский договор о сохранении территориального статус-кво, что фактически подчиняло Афганский эмират интересам Лондона.

В 1856 г. Англия под предлогом "защиты" территориальной целостности Афганистана начала войну с Ираном, закончившуюся ее победой. В результате англо-иранского договора 1857 г. Иран признавал независимость Афганистана, выводил свои войска из Герата; Англия становилась посредницей в конфликтах Афгани­стана с Ираном, что облегчало Лондону вмешательство во внутрен­ние дела населения Центральной Азии.

Внешнеполитическая активность Англии на Среднем Востоке, ее враждебные действия в этом регионе в годы Крымской войны показали глубину англо-русского соперничества. На русско-англий­ское противостояние обращала внимание и российская обществен­ность. В годы Крымской войны и к началу 60-х годов появилось немало статей, многочисленных проектов и публицистических ра­бот, авторы которых пытались доказать масштабность внешнепо­литических планов Англии и целесообразность активизации дейст­вий России в Среднеазиатском регионе.

Непосредственно о путях утверждения России в Средней Азии и конкретных шагах в этом направлении писал Александру II в декабре 1856 г. наместник Кавказа и главнокомандующий Кавказской армией А. И. Барятинский. Он предлагал весной 1857 г. напра­вить экспедицию для исследования местности между Каспийским и Аральским морями для строительства там железной дороги. В январе 1857 г. Особый комитет, рассматривавший записку Баря­тинского, поддержал соображения наместника Кавказа, однако по­считал несвоевременным практическую реализацию его предложе­ний "после минувшей войны". В этом решении проявилась общая линия внешней политики России после Крымской войны - отказ от военных действий в Европе и в Азии, стремление решать меж­дународные споры мирными средствами.

Российское правительство во второй половине 50-х - начале 60-х годов XIX в. возвратилось к изучению политико-экономиче­ской обстановки в Средней Азии.