Русское народничество 70-х — начала 80-х годов

В пореформенной России главным направлением в освободи­тельном движении становится народничество. Оно основывалось на системе взглядов об особом, "самобытном" пути развития Рос­сии к социализму, минуя капитализм. Объективными условиями появления в России такой идеи явились слабое развитие капита­лизма и наличие крестьянской поземельной общины. Основы этого "русского социализма" были сформулированы на рубеже 40-50-х годов А. И. Герценом - "предтечей" русского народничества.

Идея общинного социализма, сформулированная Герценом, была развита Н. Г. Чернышевским. Но в отличие от Герцена Чер­нышевский иначе смотрел на общину. Для него община - патриар­хальный институт русской жизни, которая призвана сначала вы­полнить роль "товарищеской формы производства" параллельно с капиталистическим производством. Затем она вытеснит капитали­стическое хозяйство и окончательно утвердит коллективное произ­водство и потребление. После этого община исчезнет как форма производственного объединения.

Русское народничество представляло собой широкий спектр различных течений - от революционно-демократического до уме­ренно-либерального и даже консервативного.

В 70-е годы преобладающее значение имело революционное (или, как его называли, "действенное") народничество. Сам термин "народник" появился в литературе в середине 60-х годов, но тогда он еще не обозначал определенного общественно-политического направления. Под народничеством в то время понимали обычно стремление к изучению народного быта и желание облегчить тяго­ты народных масс, в первую очередь, крестьянства. Периодические издания были наводнены материалами о бедственном положении народа, придавленного тяжелыми налогами и страдающего от не­достатка земли. Появились и монографические исследования. Наи­более значительным из них, привлекшим к себе всеобщее внима­ние, был опубликованный в 1869 г. большой труд публициста и уче­ного-экономиста В. В. Берви-Флеровского "Положение рабочего класса в России" ("рабочим классом" он считал не только собственно рабочих, но весь трудовой люд и, главным образом, крестьянство).

Как общественное направление народничество стало склады­ваться в конце 60-х - начале 70-х годов, когда зачинатели его поставили себе задачу перехода к борьбе за интересы народа, при этом они были убеждены, что радикальное решение всех социаль­ных проблем может быть решено революционным путем и силами народных масс, руководимых революционной (народнической) opганизацией. На рубеже 60-70-х годов сложилась и доктрина народничества, главными идеологами которой явились Михаил Бакунин (1814-1876), Петр Лавров (1823-1900) и Петр Ткачев (1844- 1885).

M. А. Бакунин м. а. Бакунин происходил из просвещенной семьи тверских дворян и получил блестящее образование. В молодости он вместе с В. Г. Белинским и Т. Н. Грановским участвовал в философ­ском кружке Н. В. Станкевича. В 1840 г. Бакунин уехал за границу, в Берлине сблизился с И. С. Тургеневым, выступал в зарубежной печати с публицистическими статьями революционно-демократи­ческого характера. В 1844 г. за отказ возвратиться в Россию цар­ский суд заочно лишил Бакунина всех прав состояния и пригово­рил к каторжным работам. Живя в 1844-1847 гг. в Париже, Баку­нин сблизился с Прудоном, познакомился с К. Марксом и Ф. Эн­гельсом. В 1848 г. он принял участие в Пражском восстании, а в 1849 г. был одним из руководителей Дрезденского восстания. После разгрома восстания Бакунин был приговорен саксонским судом к смертной казни, замененной пожизненным заключением, которое он отбывал в одной из австрийских тюрем. В 1851 г. Бакунин был выдан австрийскими властями царскому правительству. Проведя 6 лет в Шлиссельбургской и Петропавловской крепостях, Бакунин с целью добиться замены тюремного заключения ссылкой написал

"Исповедь", в которой подробно рассказал о своем участии в рево­люционных событиях в Европе. В 1857 г. по повелению Александ­ра II он был отправлен в сибирскую ссылку, откуда в 1861 г. бежал через Японию и Америку в Лондон. Там Бакунин сотрудничал в "Колоколе" Герцена, установил связи с представителями западно­европейской демократии. В 1864 г. Бакунин вступил в I Интерна­ционал, а в 1868 г. в Женеве создал анархический "Международ­ный альянс социалистической демократии". Он активно выступал против К. Маркса, проповедуя свои анархические идеи, за что в 1872 г. был исключен из I Интернационала.

М. А. Бакунина считают видным теоретиком анархизма, прин­ципы которого им были изложены в книге "Государственность и анархия" (1873). Источником всех "зол" он считал "государствен­ность". Любая государственная власть, будь то монархия или рес­публика, даже самая демократическая, рассматривалась им как "источник эксплуатации и деспотизма". Власть, полагал он, дейст­вует развращающе и на ее носителей и на тех, кто ей подчинен:

одни становятся деспотами, другие рабами. Даже в демократиче­ской республике избранники народа, придя к власти, будут пред­ставлять уже не народ, а собственные интересы, станут над наро­дом. Более того, "правительственный деспотизм никогда не бывает так силен, когда он опирается на мнимое представительство наро­да". Государственный социализм или авторитарный коммунизм монополизирует общественную собственность не в интересах наро­да, а "государственных людей, чиновников, которые будут по про­изволу распоряжаться общественным капиталом", - именно они фактически станут его собственниками и по существу преемника­ми буржуазии в роли господствующего сословия.

Бакунин был против идеи завоевания политических свобод как буржуазных и выгодных одной буржуазии. По его мнению, необхо­димо вести борьбу не за политические, а социальные свободы. От­сюда его "аполитизм" - отказ от политической борьбы. Любой форме государства он противопоставлял принцип "федерализма", т. е. феде­рацию самоуправляющихся сельских общин, производственных ас­социаций на основе коллективной собственности на орудия труда и средства производства. Они затем объединяются в более крупные федеративные единицы. От военной опасности извне федерация мо­жет защитить себя всеобщим вооружением народа.

Он доказывал, что русский мужик - "социалист по инстинк­ту". Его надо не агитировать "за социализм", а прямо призывать к бунту. "Учить народ ?- писал он, - это было бы глупо. Народ сам лучше нас знает, что ему нужно". Революционеры должны сыграть роль искры, которая должна зажечь пламя народного восстания, объединить разрозненные крестьянские бунты "во всеобщий бунт".

П. А. Лавров был сыном богатого псковского помещика. Необычайно одаренный, он блестяще окончил Артиллерий­-


скую академию и вскоре стал ее профессором. Еще в 40-е годы он увлекся социалистическими идеями, изучая Фурье, Сен-Симона и Оуэна. В 50-60-х годах Лавров сотрудничал в "Современнике" и "Отечественных записках", принимал участие в студенческом дви­жении 1861 г., был связан с революционным подпольем - с первой "Землей и волей" и с организацией "ишутинцев". В 1866 г. в связи с покушением Д. Каракозова на Александра II Лавров был аресто­ван и по приговору суда отправлен в вологодскую ссылку, которую сначала отбывал в Тотьме, затем в Кадникове. В ссылке Лавров написал свои знаменитые "Исторические письма", которые снача­ла были опубликованы в 1868-1869 гг. в газете "Неделя" под псев­донимом П. Миртов, а в 1870 г. изданы отдельной книгой.

Лавров разделял тезис Бакунина о "социальной революции", которая "выйдет из деревни, а не из города", рассматривал кресть­янскую общину как "ячейку социализма", но отвергал положение о готовности крестьянства к революции. Он доказывал, что к ней не готова и интеллигенция. Поэтому, по его мнению, сама интеллиген­ция должна пройти необходимую подготовку, прежде чем начать планомерную пропагандистскую работу среди народа. Отсюда раз­личие между "бунтарской" и "пропагандистской" тактикой Баку­нина и Лаврова.

У Лаврова был свой взгляд на исторический процесс. Глав­ным движущим фактором развития цивилизации он считал силу научного познания и передовых идей. Носителем этих знаний и идей является передовое меньшинство населения - интеллиген­ция. Следовательно, ей должна принадлежать и роль преобразую­щей силы общества. Но своим образованием интеллигенция обяза­на тяжелому труду народа, и она должна оплатить этот долг слу­жением ему.

"Исторические письма" П. Л. Лаврова были очень популярны в то время, ибо отвечали на самые злободневные вопросы, волно­вавшие тогда молодежь. Это была ее "настольная книга, книга жиз­ни, революционное Евангелие, философия революции". Молодые люди, вдохновленные идеей служения народу, не расставались с этой "небольшой, истрепанной, истертой книжкой". Как вспоминал видный народник Н. С. Русанов, "она лежала у нас под изголовьем, и на нее падали при чтении ночью наши горячие слезы идейного энтузиазма, охватившего нас безмерною жаждою жить для благо­родных идей и умереть за них".

В 1870 г. при содействии известного революционного народни­ка Германа Лопатина Лаврову удалось бежать из ссылки за грани­цу. Он участвовал в Парижской коммуне 1871 г., был членом I Ин­тернационала, издавал журнал "Вперед !", который оказал громад­ную услугу народничеству 70-х годов. Лавров оставил огромное литературно-публицистическое наследие и считается "ветераном революционной теории".

П. Н. Ткачев Л. Н. Ткачев был выходцем из небогатых дворян Псковской губернии. Он считается идеологом "заговорщической" тактики в русском народничестве, теоретиком "русского бланкиз­ма" - последователем французского коммуниста-утописта Огюста Бланки. Ткачев был блестящим пропагандистом, талантливым пуб­лицистом и литературным критиком. Он рано примкнул к студен­ческому движению. В 1861 г. за участие в студенческих волнениях его исключили из Петербургского университета, а в 1869 г. он был арестован по делу Нечаева. По освобождении в 1872 г. из тюремно­го заключения Ткачев был выслан на родину под надзор полиции, но в следующем году бежал за границу, где сначала сотрудничал в журнале Лаврова "Вперед!", а в 1875-1881 гг. издавал свой жур­нал "Набат".

Ткачев полагал, что переворот в России должен быть осущест­влен не посредством крестьянской революции, а путем захвата вла­сти группой революционеров-заговорщиков, ибо при "диком неве­жестве" крестьянства, его "рабских и консервативных инстинктах" ни пропаганда, ни агитация не могут вызвать народного восстания, а власти легко переловят пропагандистов. В России, доказывал Ткачев, легче захватить власть путем заговора, ибо самодержавие ^ в данный момент не имеет опоры ("висит в воздухе"). Надо именно сейчас нанести удар по "всеми покинутому правительству", от ко­торого отвернулись недовольные реформой 1861 г. и крестьяне, и помещики. "Не готовить революцию, а делать ее", - таков тезис Ткачева. Для этого необходима крепко сплоченная и строго закон­спирированная организация. Эти идеи Ткачева впоследствии на­шли свое воплощение в тактике "Народной воли".

Русское народничество возникло в ту пору, когда капитализм только утверждался в России. Народники первыми поставили во­прос о "судьбах капитализма" в России. Но видя его "язвы" (рост социального неравенства, разорение деревни, появление неимуще­го пролетариата), они относились к нему резко отрицательно. По­этому их борьба шла на "два фронта" - против остатков крепост­ничества и против нарождавшегося капитализма. Основные про­граммные положения народников сводились в следующему: 1) лик­видация остатков крепостничества в экономическом, социальном и политическом строе России революционным путем, 2) главной дви­жущей силой революции должно явиться крестьянство, 3) кресть­янская революция не только сметет самодержавие и остатки кре­постничества, но откроет путь к социализму и предотвратит утвер­ждение в России капитализма, 4) базисом социализма станет кре­стьянская поземельная община, 5) организующей силой крестьян­ской революции явится "революционная партия" (имелась в виду революционная организация народников).

Первой крупной акцией революционного народничества 70-х годов стало массовое "хождение в народ" летом 1874 г. Это было стихийное движение, хотя предвари-


тельно и велись разговоры о его организации и координации сил. В движении приняли участие несколько тысяч пропагандистов. В ос­новном это была учащаяся молодежь, вдохновленная идеей Баку­нина о возможности поднять народ на "всеобщий бунт". Толчком к походу "в народ" послужил тяжелый голод 1873-1874 гг. в Сред­нем Поволжье. Именно туда и были направлены значительные силы пропагандистов. К тому же, как полагали народники, здесь были живы традиции Разина и Пугачева, крупных волнений крестьян в 1861 г., недовольных условиями реформы. Всего народнической "ле­тучей пропагандой" было охвачено 37 губерний.

Однако пропагандистов ожидало горькое разочарование. Они не знали ни настроений, ни психологии мужика, не имели опыта пропагандистской работы и конспирации. Мужик охотно слушал их разговоры об отмене податей, об отобрании у помещиков земли, но воспринимал настороженно, а порой и враждебно призывы бунто­вать против царя. Полиция легко вылавливала пропагандистов. Некоторых выдавали сами крестьяне. Аресту подверглось в 26 гу­берниях более 4 тыс. человек. Из них к дознанию были привлечены 770 пропагандистов. 193 человека в 1877 г. предстали перед судом, который приговорил 28 подсудимых к каторге от 3 до 10 лет, 32 - к тюремному заключению до трех лет, 39 - к ссылке, остальные были оправданы.

"Хождение в народ" в 1874 г. потерпело неудачу. Выступая во имя крестьянских интересов, народники не находили общего языка с крестьянами, которым были чужды внушаемые пропагандистами социалистические и антицарские идеи. Не привлекала крестьян и идея "социальной революции". Участники "хождения в народ" признавали, что результат их пропаганды оказался "почти неуло­вим". Свой неуспех они объясняли абстрактностью пропаганды, препятствиями, чинимыми властями, кратковременностью пребы­вания в деревне. В итоге они пришли к заключению, что надо заме­нить "летучую пропаганду" планомерной, систематической рабо­той в деревне: поселиться в ней и начать с бесед о повседневных, насущных, бытовых нуждах крестьян, исподволь внушая им в дос­тупной для них форме свои идеи.

Снова молодые люди, оставив семьи, университеты, гимна­зии, оделись в крестьянскую одежду, обучились кузнечному, плот­ницкому, столярному и прочим ремеслам, а также в качестве учи­телей и врачей поселились в деревне. Это было "второе хождение в народ", теперь уже в виде постоянных поселений в деревне. Часть народников решила вести пропаганду среди рабочих, в которых видели тех же крестьян, лишь временно пришедших на фабрики и заводы, но более грамотных и, следовательно, более восприимчи­вых к революционным идеям. Их они рассматривали как посредни­ков между интеллигенцией и крестьянами.

Пропаганду среди рабочих поставил себе задачей оформив­шийся в феврале 1875 г. в Москве народнический кружок под на-

званием "Всероссийская социально-революционная организация" (иначе ее называют "группой москвичей"). Ее участники приступи­ли к пропаганде среди рабочих Москвы, Тулы, Серпухова, Иваново-Вознесенска. Вскоре организация была раскрыта властями. Пе­ред судом предстали 50 человек. На суде, состоявшемся в 1877 г., один из активных деятелей кружка, ткач Петр Алексеев, произнес знаменитую речь (текст ее был заранее подготовлен членами круж­ка), закончив ее словами: "Поднимется мускулистая рука рабочего люда, и ярмо деспотизма, огражденное солдатскими штыками, раз­летится в прах".

Успех "второго хождения в народ" также был невелик. Только небольшая прослойка выходцев из народа, как например, крестья­нин Андрей Желябов, рабочие Степан Халтурин и Петр Алексеев, нашла общий язык с народниками. Они стали впоследствии актив­ными участниками народнических и рабочих организаций.

Неудачи "хождений в народ" выдвинули необходимостъ создания централизованной революционной организации с четкой структурой и разработанной программой цели и действий. Такая организация была соз­дана к концу 1876 г. Первоначально она именовалась "Северно-революционной народнической группой", а в 1878 г. получила на­звание "Земли и воли" - в честь "Земли и воли" 60-х годов.

Новая революционная организация заявила о себе политиче­ской демонстрацией 6 декабря 1876 г. на площади у Казанского собора в Петербурге ("казанская демонстрация"), на которую со­бралось до 400 студентов, курсисток, молодых рабочих. Сначала в Казанском соборе был отслужен молебен "во здравие" находивше­гося в сибирской ссылке Чернышевского. Затем студент-технолог Георгий Плеханов произнес страстную речь с призывом к борьбе с деспотизмом, а молодой рабочий Яков Потапов поднял над толпой красное знамя с надписью "Земля и воля". Полиция разогнала де­монстрацию, подвергнув избиению ее участников (а заодно и пере­одетых шпиков, приняв их за демонстрантов). До 30 участников демонстрации были арестованы, преданы суду и отправлены на каторгу и в ссылку. Плеханову удалось скрыться.

Членами-учредителями "Земли и воли" были Георгий Плеха­нов, Марк и Ольга Натансоны, Осип Аптекман, братья Александр и Адриан Михайловы. Позднее в нее вступили Вера Фигнер, Софья Перовская, Николай Морозов, Дмитрий Клеменц, Сергей Кравчинский (известный писатель Степняк-Кравчинский), Лев Тихомиров (впоследствии стал ренегатом). В отличие от прежних народниче­ских кружков это была уже более широкая и хорошо законспири­рованная организация. Вместе со своими филиалами она насчиты­вала до 200 членов. Руководил ею "Центр" или "Администрация". Он избирался "основным кружком", который в количестве 30 чело­век составлял ядро организации. Остальные члены подразделялись

на несколько групп по характеру своей деятельности. Группа "де­ревенщиков" (наиболее многочисленная) вела работу в деревне, "ра­бочая" группа - среди рабочих, "интеллигентская" группа - сре­ди студентов. Особо были выделены "Дезорганизаторская" группа (в ее обязанности входили "разведка" и добыча сведений из кара­тельных учреждений, привлечение на свою сторону чиновников и военных, а позднее - совершение террористических актов) и так называемая "Небесная канцелярия", в которой изготовлялись под­дельные паспорта, виды на жительство и т. п. Вся организация со­стояла из пятерок. Каждый состоявший в пятерке знал только ее членов. В провинции были образованы отделения общества - терри­ториальные "общины", автономные в своих действиях. Главными за­дачами провинциальных общин были подготовка крестьянского вос­стания и руководство им на местах. В 1878-1879 гг. издавались нелегальные газеты "Земля и воля" и "Листок "Земли и воли".

При создании "Земли и воли" была принята программа. Ее основные требования заключались в следующем: передача всей земли крестьянам с правом общинного ею пользования, введение мирского самоуправления, свобода слова, собраний, вероисповеда­ния, создание производственных земледельческих и промышлен­ных ассоциаций. Главным тактическим средством борьбы авторы программы избрали пропаганду среди крестьян, рабочих, ремес­ленников, студентов, военных, а также воздействие на либерально-оппозиционные круги русского общества, чтобы привлечь их на свою сторону и таким образом объединить всех недовольных. Среди кре­стьян и рабочих велась и большая культурно-просветительская работа: в деревне распространялись популярные брошюры: "Хит­рая механика" ("механика" ограбления правительством народа), "Царь-голод", рассказы о вожаках народных восстаний Разине и Пугачеве. В программе "Земли и воли" нашли отражение и бакунистские идеи отказа от захвата политической власти. Последнее обу­словливалось неудачей "хождения в народ" и вынесенным из этого убеждением в том, что народные массы индифферентны к характе­ру политического строя и их нельзя поднять на борьбу во имя дос­тижения политических свобод. Проблема террора как средства ре­волюционной борьбы тогда еще не ставилась - она выдвинулась только в 1879 г. и заняла важное место в деятельности "Народной воли". Совершавшиеся до этого террористические акты были вы­званы жестокими действиями царских властей, являлись актами мести (например, выстрел Веры Засулич в петербургского градона­чальника Ф. Ф. Трепова в 1878 г.) или самозащиты и не были еще направлены против царя.

"Земле и воле" удалось наладить "разведку" в высших кара­тельных органах. В январе 1879 г. по заданию "Земли и воли" на службу в III отделение поступил Н. В. Клеточников, который полу­чил доступ к секретным материалам. После замены III отделения в 1880 г. Департаментом государственной полиции Клеточникову уда-

лось перейти туда в качестве заведующего секретной частью 3-го делопроизводства, ведавшего полицейским сыском и дознаниями. В течение двух лет Клеточников доставлял революционерам сведе­ния о планах полиции, готовившихся обысках и арестах, доносах, облавах, о засылаемых в среду организации шпионах, показаниях арестованных, имена многих агентов полиции. В конце января 1881 г. деятельность его была раскрыта. Суд приговорил Клеточникова к смертной казни, замененной "вечной каторгой". До отбывания ее он был заточен в Петропавловскую крепость ,где через два года скон­чался, не выдержав жестокого тюремного режима.

В 1877 г. группа "Южных бунтарей", связанная с "Землей и волей", но действовавшая независимо от нее, предприняла попыт­ку создать тайную крестьянскую организацию и с ее помощью под­нять крестьян на восстание. Был избран Чигиринский уезд Киев­ской губернии (отсюда эта попытка получила название "Чигиринского заговора"), где в 1875 г. происходили массовые волнения быв­ших государственных крестьян, недовольных малыми земельными наделами. Здесь народники решили использовать наивный монар­хизм крестьян. Я. В. Стефанович выступил в роли "царского упол­номоченного" и побудил крестьян направить с ним их жалобу к царю. В конце 1876 г. он привез крестьянам в ответ на жалобу напечатанные в подпольной типографии "Высочайшую тайную гра­моту", устав крестьянского общества "Тайная дружина" и текст "Обряда святой присяги", якобы утвержденные царем. К середине 1877 г. удалось вовлечь в "Тайную дружину" до 2 тыс. крестьян. Восстание было намечено начать 1 октября 1877 г. ,-однако в июне организация была раскрыта полицией. К дознанию было привлече­но до тысячи крестьян. Суду было предано 44 человека, в том числе Стефанович и его помощники Л. Г. Дейч и И. В. Бохановский, кото­рые сумели бежать из тюрьмы до суда. Из числа подсудимых чет­веро крестьян были приговорены к каторге на разные сроки, ос­тальные оправданы.

В 1879 г. в "Земле и воле" выдвинулась значительная группа сторонников политической борьбы и признания тактики террора. Приверженцы этого направления в марте 1879 г. создали свой Ис­полнительный комитет "Земли и воли". 2 апреля 1879 г. один из его членов А. К. Соловьев совершил неудачное покушение на Алексан­дра II, когда он совершал прогулку на Дворцовой площади. Сделав несколько выстрелов в царя из пистолета, Соловьев промахнулся и был схвачен на месте. Вскоре он был повешен. Прокатилась волна арестов среди народников. Свернули свою деятельность народни­ческие "поселения" в деревне.

В "Земле и воле" возникли острые разногласия о приемлемо­сти тактики террора, а также о целесообразности политической борьбы. Сторонники террора весной 1879 г. образовали внутри "Земли и воли" свою тайную организацию под названием "Свобода или смерть". Возникла необходимость созыва съезда для разрешения

назревших спорных вопросов. Съезд состоялся 18-24 июня 1879 г. в Воронеже. Но накануне съезда сторонники террора и политиче­ской борьбы собрались в Липецке, чтобы определить свою линию поведения. На воронежском съезде развернулась острая полемика между Андреем Желябовым, сторонником террора, и Плехановым, который настаивал на продолжении прежней пропагандистской работы в деревне. Большинство приняло сторону Желябова, и Пле­ханов покинул съезд. На Воронежском съезде еще пытались сохра­нить единство организации, приняв компромиссное решение про­должать работу в деревне, но вести и политическую борьбу, приме­няя террористические методы. На петербургском съезде общества 15 августа 1879 г. спорящие стороны поняли несовместимость своих принципов и договорились разделить "Землю и волю" на две орга­низации - "Народную волю" (в нее вошло большинство членов "Земли и воли") и "Черный передел", стоявший на прежних земле­вольческих позициях.

"Народная воля" Основателями и руководителями "Народной воли" стали Александр Михайлов, Андрей Желябов, Николай Морозов, Софья Перовская, Вера Фигнер, Михаил Фроленко. "Народная воля" закрепила и развила организационные принципы "Земли и воли". Это была строго централизованная организация. Ядро ее составили профессиональные революционеры, вошедшие в Исполнительный комитет, который направлял деятельность местных отделений и групп. "Народная воля" существенно расширила численность сво­их членов (до 2 тыс. человек) и именовала себя "партией". В 1879- 1881 гг. она объединяла до 250 кружков (студенческих, гимназиче­ских, рабочих), действовавших в 50 городах, имела 10 подпольных типографий в России и одну за границей, издавала газеты "Народ­ная воля", "Листок "Народной воли", "Календарь "Народной воли", "Рабочую газету", прокламации, брошюры для народа. Она вела достаточно широкую для того времени пропаганду и в рабочей сре­де, особенно в Москве и Петербурге, даже участвовала в организа­ции и проведении рабочих стачек (этим занималась "Рабочая груп­па"). Понимая важность привлечения в момент восстания на свою сторону армии, "Народная воля" образовала в своем составе "Воен­ную группу" из числа примкнувших к народовольцам офицеров.

Отказавшись от бакунистского нигилистического взгляда на Политическую борьбу, народовольцы поставили своей целью захват власти. Деятельность "Народной воли" знаменовала собой переход к прямому наступлению на самодержавие. Видя в самодержавии самостоятельную политическую силу, которая стоит над классами и сама создает классы и сословия, они полагали, что достаточно свалить его, как социальный переворот будет обеспечен. Более того, будет остановлено развитие "насаждаемого" самодержавием капи­тализма. "Теперь или никогда, - говорили народовольцы, - те­перь время еще не упущено , но дальше народное дело затормозит-

ся на века". "Народная воля" не отказывалась от надежд на народ­ную революцию, но полагала, что сначала необходимо захватить власть путем заговора меньшинства, а затем его поддержит народ­ное восстание. На первый план выдвинулась идея цареубийства, которое, по убеждению народовольцев, "дезорганизует" правительство и послужит сигналом к народному восстанию.

Основными программными требованиями "Народной воли" были созыв Учредительного собрания, введение всеобщего избиратель­ного права и народного представительства, свобода слова, вероис­поведания, печати, сходок, широкое общинное самоуправление, за­мена постоянной армии "народным ополчением", переход земли, фабрик и заводов в "собственность народа" с передачей их в поль­зование крестьянским и рабочим "общинам", предоставление "уг­нетенным народам" России права "отделиться или остаться в общерусском союзе". Эти программные принципы пропагандирова­лись в народовольческих печатных органах. 25 августа 1879 г. Ис­полнительный комитет "Народной воли" вынес смертный приговор Александру II. Подготовкой цареубийства были заняты 50 народо­вольцев, которые распределились на "боевые группы". Началась настоящая "охота" на царя. 19 ноября 1879 г. под Москвой был взорван царский поезд, но царя в нем не оказалось (он следовал другим поездом). Степан Халтурин, нанявшись столяром в Зимний дворец, 5 февраля 1880 г. устроил взрыв царской столовой, но царь опоздал к обеду, и это спасло ему жизнь. Всего же на царя, начиная с выстрела Каракозова, было совершено 8 неудачных покушений. Власти приняли энергичные меры к выявлению и аресту террори­стов. После взрыва в Зимнем дворце были схвачены наиболее видные члены Исполнительного комитета "Народной воли", занятые подготовкой покушений на царя: А. Д. Михайлов, Н. А. Морозов, ; Т. А. Квятковский, А. И. Баранников. Остававшиеся на воле начали лихорадочную подготовку к новому покушению

27 февраля 1881 г. был арестован главный организатор гото­вившегося покушения Андрей Желябов. Подготовку покушения на царя возглавила Софья Перовская. 1 марта 1881 г. руководимая ею группа террористов подстерегла царскую карету на берегу Екате­рининского канала. Брошенная Н. И. Рысаковым бомба разворотила карету и поразила несколько человек из царского конвоя, но не задела царя. Однако бомба, брошенная И. И. Гриневицким, смер­тельно ранила царя и самого террориста.

Убийство Александра II вызвало страх и растерянность в вер­хах. Ожидали "уличных волнений". Сами народовольцы рассчиты­вали, что "крестьяне возьмутся за топоры". Но крестьяне воспри­няли акт цареубийства революционерами иначе: "Царя убили дво­ряне за то, что он дал мужикам волю". Народовольцы выступили в нелегальной печати с обращением к Александру III провести необ­ходимые реформы, обещая прекратить террористическую деятель­ность. Обращение народовольцев было проигнорировано. Вскоре

большая часть Исполнительного комитета "Народной воли" была арестована. Лишь немногие смогли скрыться за границу. В апреле 1881 г. А. И. Желябов, С. Л. Перовская, Н. И. Кибальчич, А. Д. Ми­хайлов и другие первомартовцы были казнены. Народовольцы пред­принимали отчаянные попытки собрать свои силы и заявить о себе каким-нибудь "громким" делом. Но последовавшая новая волна репрессий обескровила "Народную волю". По данным исследовате­лей, за 1881-1882 гг. разного рода репрессиям (смертная казнь, каторга, ссылка) подверглись до 6 тыс. человек. Однако "Народная воля" продолжала свою деятельность и в последующие годы. По­следним актом ее борьбы явилась неудачная попытка покушения 1 марта 1887 г. на Александра III. Готовившие покушение народо­вольцы, среди которых находился и Александр Ульянов, были схва­чены, преданы суду и Повешены. Новые репрессии довершили раз­гром "Народной воли".

Народническая организация "Черный передел", возглавляемая Г. В. Плехановым, заявила о своем не­приятии тактики индивидуального террора и поставила целью "про­паганду в народе" для подготовки "аграрного переворота". Он вел пропаганду в основном среди рабочих, студентов, военных. Про­грамма "Черного передела" во многом повторяла программные по­ложения "Земли и воли". "Черный передел", как и "Земля и воля", в организационном отношении строился по принципу "федерации кружков". Основная часть организации (40 человек) находилась в Петербурге. Провинциальные кружки существовали в Москве, Ка­зани, Киеве, Минске, Харькове, Одессе и других городах, но они были слабо связаны с центром. К концу 1879 г. была уже своя типо­графия. В 1880 г. она была выдана предателем. Арестам подвергся ряд членов "Черного передела". В январе 1880 г., опасаясь арестов, за границу с небольшой группой чернопередельцев эмигрировал Плеханов. Руководство организацией перешло к П. Б. Аксельроду, который попытался активизировать ее деятельность. В Минске была создана новая типография, которая выпустила несколько номеров газет "Черный передел" и "Зерно", но в конце 1881 г. она была выслежена полицией. Последовали новые аресты. После 1882 г. "Черный передел" распался на мелкие самостоятельные кружки. Часть их примкнула к "Народной воле", остальные прекратили свое существование.

С разгромом "Народной воли" и распадом "Черного переде­ла" в 80-х годах завершился период "действенного" народничества, однако как идейное направление русской общественной мысли народничество не сошло с исторической сцены. В 80-90-х годах значительное распространение получили идеи либерального (или, как его называли, "легального") народничества. Его представители выступали за социально-политические реформы, проповедовали тео­рию "малых дел" - кропотливой повседневной работы на ниве

просвещения и во имя повышения материального положения на­родных масс. Некоторые видные деятели либерального народниче­ства, как, например, Н. К. Михайловский, В. П. Воронцов, Н. Ф. Даниельсон, внесли существенный вклад в изучение социально-экономической жизни пореформенной России. На рубеже XIX-XX вв. возникают и радикальные неонароднические кружки и организа­ции, поставившие своей целью продолжить дело народников-семи­десятников.