Свидётельство великой княгини Ольги Александровны

По свидётельству сестры Николая II великой княгини Ольги, «Распутинъ опредёленно обладалъ даромъ изцёлен\я. Въ этомъ нётъ сомнен\я. Я видёла эти чудесные результаты своими собственными глазами, и не одинъ разъ. Я также знаю, что самые извёстные доктора того времени были вынуждены признать это. Профессоръ Федоровъ, находивш\йся на вершинё своей дёятельности, пац\ентомъ котораго являлся Алексёй, не разъ говорилъ мнё объ этомъ; при этомъ всё доктора крайнё непр\язненно относились къ Распутину», [ибо наглядно утверждалось Всемогущество Бож\е, и безсил\е человёческихъ знан\й и умён\й безъ Бога].

Великая княгиня Ольга разсказываетъ о самомъ первомъ случаё обострен\я гемофил\и у Наслёдника Престола Алексёя: «Не знаю, что должна была думать Алексъ - это былъ самый первый приступъ болёзни ея сына. Бёдное дитя такъ страдало отъ боли, темные круги выступали под глазами, маленькое тёльце было все скрючено, и нога ужасно разпухла. Доктора были совершенно безсильны. Они выглядёли болёе изпуганными, чёмъ мы, и все время шептались между собой. По-видимому, они ничего не могли сдёлать. Шли часы, и они уже потеряли всякую надёжду. Становилось поздно, и меня уговорили уйти къ себё въ комнаты. Тогда Алексъ послала за Распутинымъ въ Санктъ-Петербургъ. Онъ добрался во Дворецъ около полуночи или даже позже. Въ то время я уже находилась въ своей комнатё, а рано утромъ Алексъ позвала меня въ комнату Алексёя. Я не могла повёрить своимъ глазамъ. Мальчикъ былъ не просто живъ, но, болёе того, онъ былъ здоровъ. Онъ сидёлъ въ постели, жаръ спалъ, глаза были ясными и с\яющими, не было и никакихъ признаковъ опухоли на ногё. Ужасъ вчерашняго вечера казался неправдоподобнымъ далекимъ кошмаромъ. Позже я узнала отъ Алексъ, что Распутинъ даже не прикоснулся къ ребенку, онъ просто стоялъ въ ногахъ постели и молился. И, конечно, нёкоторые люди стали говорить, что молитвы Распутина и изцёлен\е моего племянника были просто совпаден\емъ. Но, во-первыхъ, любой врачъ скажетъ вамъ, что приступъ такой болёзни нельзя изцёлить за нёсколько часовъ. Во-вторыхъ, совпаден\емъ можно объяснить то, что случилось одинъ или два раза, а я даже не могу сосчитать, сколько разъ это повторялось».

Царск\е дёти искреннё любили Григор\я Распутина и радовались встречё съ нимъ.

2.3. «Отъ вёры твоей повл\яетъ на нихъ Господь Своею красотой»

Всё эти годы Распутинъ живетъ до предёла напряженной жизнью. Пр\ёзжая изъ Покровскаго въ Петербургъ, онъ просто «разрывается» отъ приглашен\й. И самъ постоянно принимаетъ гостей въ домё, гдё останавливается.

«Много, много я кое-гдё былъ, бывалъ у сановниковъ и офицеровъ и князей даже, пришлось Романовское поколен\е видёть и быть въ покояхъ Батюшки Царя. Вездё нужна подготовка и смирен\е, и любовь. Вотъ и я цёню, что въ любви пребываетъ Христосъ, то есть неотходно есть на тебя благодать - только бы не изкоренилась любовь, а она никогда не изкоренится, если ставить себя невысоко, а любить побольше. Всё ученые и знатные бояре и князья слушаютъ отъ любви слово правды, потому что, если въ тебё любовь есть, - ложь не приблизится.

Не такъ какъ пишется, но на дёлё-то попасть къ Высокопоставленнымъ - нужно быть очень осторожнымъ и приготовленнымъ ко всёму, тогда отъ вёры твоей повл\яетъ на нихъ Господь Своею красотой. Они взтрепещутъ и твое простое слово примутъ за самое высокое образован\е, потому что въ нихъ скажется особенно чего не опишешь, то есть повл\яетъ Самъ Господь Своею благодатью. Я, грёшный, тутъ бывалъ, то высказать не могу, у всёхъ и вся и много кое-чего видёлъ. Одно главное: кто живетъ со Христомъ нищ\й и убог\й, у того радость больше его хаты, а и во дворцахъ и у Высокопоставленныхъ, какъ Бога нётъ, унын\е больше хижинъ. Дёйствительно, много и среди аристократовъ такихъ, что благодати выше дворцовъ и умён\я къ благочест\ю. Которые умёютъ себя унизить, у тёхъ и благодать выше дворцовъ, не добиваются сей славы, а добиваются высшей благодати, имъ и скорби какъ овсянна плева для вётра. А которые ждутъ отъ Царя почестей и награды, а сами не заслужили - у нихъ фундаментъ-то на пескё. Вода пришла, и все унесло, то есть маленькая ошибка, а они уже то давятся, то стреляются, то напиваются, потому что они не искали небесной славы, а искали земнаго удовольств\я. Бога и то купили въ магазинё - изумрудъ. А онъ-то, изумрудъ, у нихъ заржавёлъ и ржавчина послужила свидётелемъ. Кто Богу и Царю служилъ и не искалъ славы, трудился - заслуга, не спалъ день и ночь, дёлалъ правду, служилъ Богу и уноровлялъ Батюшкё Царю, на того и гора упадетъ - его не задавитъ, перенесетъ все съ радост\ю и получитъ наслажден\е даже больше стараго».

Въ высшихъ сферахъ Григор\й держитъ себя независимо и увёренно, какъ человёкъ, чувствующ\й свое высшее предназначен\е. Онъ ни передъ кёмъ не склоняетъ голову и не боится говорить правду въ глаза, что многимъ и не нравится. Кстати, такую независимую позиц\ю онъ занимаетъ еще до своего знакомства съ Царской семьей и великими князьями. По движен\ю души онъ можетъ отказаться отъ встречи съ княземъ или графомъ и шагать пёшкомъ на окраину города, чтобы поговорить съ ремесленникомъ или простымъ крестьяниномъ. Князья и графы такую независимость «простому мужику», какъ правило, не прощаютъ. По этой и другимъ причинамъ, о которыхъ мы еще разскажемъ, о Григор\и начинаютъ злословить. Эпицентръ злослов\я идетъ изъ дворца дяди Николая Втораго великаго князя Николая Николаевича и его жены Анастас\и Николаевны. Между Григор\емъ и великимъ княземъ произходитъ размолвка, впослёдств\и переросшая въ настоящую вражду. Николай Николаевичъ убёждается въ томъ, что ему не удастся сдёлать Распутина оруд\емъ своего воздёйств\я на Царскую семью. Уже въ тё годы Распутинъ считаетъ этого великаго князя двуличнымъ, неискреннимъ человёкомъ. И надо сказать, небезосновательно: его поведен\е во время войны доказало это вполнё достовёрно. Изъ дворца Николая Николаевича изходятъ первые слухи о разпутномъ поведен\и Григор\я, бросающемъ своими появлен\ями во дворцё тёнь на Императрицу.

Вмёстё съ тёмъ отношен\я съ Царской семьей съ каждымъ годомъ становятся все ближе и ближе, превращаясь въ настоящую дружбу. Всегда пр\ёзжая по первому зову Царской семьи, Григор\й денегъ отъ нихъ для себя лично никогда не принималъ, за изключен\емъ сотни рублей, которые они ему посылали на дорогу (а позднёе они оплачивали его квартиру). Хотя иногда онъ бралъ у нихъ деньги для передачи на разные благотворительные нужды, въ частности, отъ нихъ онъ получилъ 5 тысячъ рублей на строительство церкви въ селё Покровскомъ.

Въ концё 1906 года по желанию Царской семьи Распутину спец\альнымъ Указомъ дается другая фамил\я - Новый. Это слово было однимъ изъ первыхъ словъ, которые произнесъ Наслёдникъ Алексёй, когда началъ говорить. По легендё, увидёвъ Григор\я, младенецъ закричалъ: «Новый! Новый!» Отсюда и эта фамил\я.