Север и Юг: эволюция конфликта

Север и Юг отличались не только разным уровнем экономического развития, они представляли собой разные типы буржуазной эволюции: Север – наиболее прогрессивный тип с быстрой индустриализацией на основе мелкой земельной собственности, экономической и политической демократией; Юг – ближе к мировому опыту аграрных обществ с крупным землевладением, принудительным трудом, медленной индустриализацией, социальной поляризацией. Впрочем, общество Юга не укладывается и в эту схему. Рабство, встроенное в буржуазную систему, делало такое общество уникальным. Из-за него Север и Юг оказались не только разными типами буржуазной эволюции, но и качественно разными социальными системами: Север – чисто буржуазной, а Юг – симбиозом капитализма и рабства. Рабство трансформировало буржуазное общество, внеся в него черты традиционного социума. Оно придало двойственность и противоречивость социальной системе Юга. Несмотря на многочисленность мелких ферм, именно рабовладельческая плантация, а не семейная ферма, определяла социальную систему региона. Она была образом жизни Юга, влияя на все его институты: семью, школу, церковь, хотя большинство южан и не жило на плантации.

В последние десятилетия перед гражданской войной два региона все дальше уходили друг от друга. Если стремительно индустриализирующийся Север был нацелен на создание общенациональной рыночной экономики, то аграрный Юг, ориентированный на внешний рынок, оставался на стадии торгового капитала, а потому защищал большую самостоятельность штатов. Их интересы расходились во всем: тарифной политике, финансировании дорог и каналов, освоении Запада. Несовместимость двух обществ усилилась с модернизацией страны. Если Север, а также штаты верхнего Юга, хотя и медленнее, пошли по пути модернизации, добившись успехов в индустриализации, урбанизации, развитии транспорта, интенсификации сельского хозяйства с переходом его к рынку, то штаты нижнего Юга не смогли адаптироваться к новым условиям. Влажный субтропический климат способствовал монокультурному хозяйству, а не диверсифицированному. Господство плантационного рабовладельческого хозяйства препятствовало индустриализации, росту городов, складыванию внутреннего рынка. Неспособность штатов нижнего Юга перейти к модернизации сделал их инициаторами отделения от Союза…

Несправедливо считать поведение южан иррациональным, подобно некоторым историкам, видящим в нем причину гражданской войны. В поведении южан, как и северян, была своя логика. Сецессия стала для Юга последним и крайним средством самосохранения, выживания рабовладельческой системы. Южане защищали свою собственность, свой образ жизни, а потому назвали гражданскую войну своей войной за независимость. Юг отстаивал прежнее равновесие в Союзе двух регионов, время которого безвозвратно прошло и с которым не хотел мириться экономически быстро развивающийся Север.

Для Севера война тоже была последним средством, но чтобы спасти Союз…

Источник: И.М. Супоницкая. Антиномия американского Юга: свобода и рабство. М., 1998. С. 139-140, 155.

У. Гинепп.