Семидесятые: как кремль спас америку

Наступают семидесятые годы. Время весьма неоднозначное.

Кажется, судьба поворачивается лицом к Советскому Союзу, он вступает в полосу невиданного везения. Ракетно-ядерный паритет с Западом достигнут: угроза нападения на нашу страну исключена. Теперь никто не может попереть на нас, не рискуя погибнуть. Страна развивается со скоростью курьерского поезда. За годы восьмой пятилетки (1965-1970 гг.) СССР создал нефтегазовый комплекс в Тюмени. В строй вошли 1900 крупных предприятий, объём промышленного производства увеличился на 50%. Наиболее успешно развивались: электроэнергетика - на 54%, машиностроение - на 74%, радиоэлектроника и нефтехимическая отрасль - на 78%. Около 73% прироста промышленной продукции достигли за счёт увеличения производительности труда. Впервые в нашей стране темпы роста производства потребительских товаров сблизились с темпами развития тяжелой промышленности (среднегодовой темп роста группы "А" - 8,5%, группы "Б" - 8,3%). В 9-й пятилетке (1971-1976 гг.) высокие темпы роста сохранялись: теперь им помогал стремительный рост мировых цен на нефть. В СССР потоком хлынула валюта. Заработало 2 тысячи новых предприятий промышленности.

Строятся Саяно-Шушенская и Усть-Илимская ГЭС, Нурекская ГЭС, вводится в работу АЭС под Ленинградом, крепнет топливно-энергетический комплекс в Тюмени. Возводится КАМАЗ. Вступает в строй самая совершенная в мире доменная печь на Криворожском металлургическом заводе. Строятся самые мощные в стране кислородно-конверторные цехи на Западно-Сибирском металлургическом заводе, на Новолипецком металлургическом заводе. Введен в строй Михайловский горно-обогатительный комбинат производительностью 25 млн. т руды в год. В 1974 г. началось строительство Байкало-Амурской железнодорожной магистрали (1974-1984).

Да, проблемы есть - но жизнь граждан СССР становится все лучше и лучше.

В то же время, Соединенные Штаты оказываются в отчаянном положении. К 1973 году проиграна война во Вьетнаме, американское общество деморализовано. Затем (1974-1975 гг.) начинается страшный энергетический кризис из-за роста цен на нефть. В Вооруженных силах Америки - явные признаки разложения, наркотизации, падения дисциплины. Экономика впадает в кризис. Америку лихорадит. Шесть высадок на Луну в 1969-1972 годах не приносят Соединенным Штатам оглушительной морально-психологической победы: все сводит на нет Вьетнамская война, вызывающая мощное антиправительственное брожение в Америке. 1971 год - сильный валютно-финансовый кризис, США вынужденно отказываются от обеспечения доллара золотом. «Зеленой бумаги» напечатано слишком много. Доллар инфлирует.

На все это накладывается политические передряги: президент Никсон пытается ввести диктатуру (имперское президентство) с правом заменять законы президентскими указами, вводить цензуру и составлять списки врагов нации. Однако Никсона сваливают в 1974-м: разражается Уотергейтский скандал (прослушивание спецслужбами разговоров политических противников Никсона) - и Никсон уходит с поста под угрозой импичмента.

В действиях и словах высших иерархов США сквозит неприкрытый страх. Он явственно прослеживается в заседаниях Совета национальной безопасности под руководством Генри Киссинджера (большого друга Георгия Арбатова). А что, если русские поднажмут - и опрокинут Соединенные Штаты? Не погрешим против истины, если скажем, что 1971-1975 годы для американцев - некий аналог 1985-1988 годов для Советского Союза.

Но происходит чудо: советская верхушка ... идет навстречу американцам с раскрытыми объятиями. С любовью! Май 1972 года - Никсон приезжает в Москву, обнимается с Брежневым, они подписывают «Основы взаимоотношений между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки». Главным принципом провозглашается мирное сосуществование двух сверхдержав. Подписывается ОСВ-1 - об ограничении стратегических наступательных вооружений. Брежнев в 1973-м едет в Соединенные Штаты, обнимается с Никсоном. Янки расточают улыбки. Тогдашний министр здравоохранения США КаспарУайнбергер - само радушие и доброжелательность. Всего лишь через восемь лет, на посту шефа Пентагона при Рейгане, Уайнбергер примется по-волчьи щерить зубы, призывая к сокрушению Советского Союза, а в Москве станут дивиться: и куда подевался прежний душка?

Верхи СССР не решатся добить Америку в середине семидесятых. Янки благодарностью страдать не будут. В начале 1980-х они начнут настоящую войну на подрыв и добивание Советского Союза. Они окажутся и смелее, и умнее.

А в семидесятые советские вожди очарованы перспективами «разрядки международной напряженности» и предвкушают идиллическую жизнь в сосуществовании с Америкой, такой белой и пушистой. В 1974-м под Владивостоком Брежнев встречается с президентом Фордом, сменившим Никсона. Наконец, в 1975 году СССР участвует в совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе в Хельсинки, подписывая «победоносный» Заключительный акт - документ, который затем сыграет роковую роль в судьбе Союза. Москва признает Декларацию принципов, где все государства, ее подписавшиеся, взяли на себя обязательство руководствоваться во взаимных отношениях базовыми принципами (суверенное равенство; уважение прав, присущих равенству; неприменение силы или угрозы силой; нерушимость границ; территориальная целостность государств; мирное урегулирование споров; невмешательство во внутренние дела; уважение прав человека и основных свобод, включая свободу мысли, совести, религий и убеждений; равноправие и право народов распоряжаться своей судьбой; сотрудничество между государствами; добросовестное выполнение обязательств по международному праву).

Это была попытка советской верхушки сработать по методу кота Леопольда («ребята, давайте жить дружно!») и подписать новый мирный договор, не додавив противника до конца. Не вызвав распада блока НАТО, не перетянув на свою сторону Европу. Очевидно, что действовать нужно было иначе (и американцы в 80-х покажут это во всей красе) - то есть, никаких «подписаний в Хельсинки» и договоров о разоружении. Наоборот, нужно было на короткое время форсировать гонку вооружений, окончательно изнуряя противника и вынуждая его к капитуляции целиком на наших условиях.

Но происходит обратное. Советская верхушка выручает американцев. И это в 1991 году стоит нам страны. А янки тихо-мирно в 1972 году делают первый шаг к заключению стратегического альянса с красным Китаем. Причем именно против нас.

Почему это происходит? Нет, не Андропов всему виной: были еще и другие творцы разрядки. Никто не снимает ответственности с шефа МИД, весьма влиятельного Андрея Громыко, с премьера Алексея Косыгина, с самого лидера СССР Леонида Брежнева. Верхи СССР в тот момент вообще теряют волю к победе. Да и страна входит в пору негласной Большой сделки: низы получают право пользоваться плодами «нефтяной холявы» и потреблять импортные товары, с них перестают требовать повышения производительности и качества труда. Зачем напрягаться, если и так можно за границей купить? Взамен верхи СССР получают право мягко приватизировать ее, наслаждаться властью и материальными благами от нее. Наступает эра первого проедания будущего страны: когда за нефтедоллары покупаются не передовые технологии и лучшие мозги, а заморские тряпки. Да, пока на это идет лишь часть валюты, но начало уже положено (продолжение сего курса мы увидим в 1992-2008 годах). Все это сказывается на общем тонусе Союза. Зачем какие-то крайности, какая-то борьба? Ребята, давайте жить дружно. Мирно сосуществовать с Западом. Забывается простой принцип: не может быть двух солнц на небосклоне. Двум сверхдержавам на одной планете тесно. Гегемон в мире может быть всего один.

Однако и недооценивать роль андроповщины во всем этом нельзя. Она сделала все, чтобы размягчить мозги и волю руководства страны. Все эти «невероятно талантливые» «аристократы духа», рассаженные Андроповым в референты, советники и помощники первых лиц, вели дело именно к «разрядке», а не к победе СССР. Все эти референты внушали начальстиву мысль о том, что лучше договориться с Вашингтоном и вообще сообща править миром на принципах некоей «новой Ялты», совместно. Будучи прозападниками, они о победе и вовсе не думали! И умело обрабатывали мозги своих начальников, используя все те же западные теории. Роль верного андроповца Георгия Арбатова и его Института США и Канады в событиях начала и середины 70-х огромна. Он фактически сыграл на руку Киссинджеру, отчаянно спасавшему Соединенные Штаты в лихую послевьетнамскую годину.

ПОТЕРЯ ГЕРМАНИИ

Да и сам Андропов как шеф КГБ снова проводит убийственную для СССР внешнеполитическую операцию.

В начале семидесятых годов зашатался важный элемент и НАТО, и всего Запада - богатая, промышленно развития Западная Германия (ФРГ). Если бы ее удалось вовлечь в совместный с СССР геополитический проект, то вся Европа могла отдрейфовать тогда от Америки. Баланс сил резко сместился бы в сторону Москвы. И такой шанс появляется: канцлер ФРГ, социал-демократ Вилли Брандт (1913-1992 гг.) в 1970 году начинает «восточную политику» - политику резкого сближения с Россией/СССР. Он в 1970-м приезжает в Москву, подписывает договор о признании границ по итогам Второй мировой - и еще кучу соглашений по экономическому, научному и техническому сотрудничеству с Советским Союзом. Брандт здесь идет дорогой Шарля де Голля. Тем самым Брандт получал мощную поддержку Москвы, работу для сотен тысяч немецких рабочих и устойчивые заказы для нас, германских промышленников и финансистов.

Вырисовалась страшная для США перспектива: русско-немецкий геополитический блок. Огромные русские ресурсы и русская наука, соединенные с немецкими технологиями и организацией. Экономика ФРГ, и так росшая в 1960-е фантастическими темпами (она вышла на второе место в западном мире, сразу после США), могла ускориться еще больше, ибо получала русскую ресурсную подпитку. Освоение огромных сибирских просторов надолго обеспечивало работой немецкую индустрию. А советский научно-промышленный задел помогал ФРГ начать собственную космическую программу. Сегодня это кажется невероятным, но в те годы немцы всерьез планировали строить свой многоразовый космический корабль!

Брандт всерьез верил в возможность иного, чем капитализм, строя. Он действительно собирался создать социалистическую Европу. Европу, которая заберет лучшее из различных моделей, появившихся в то время: шведской, французской и советской. Ему виделась Европа, где социальная справедливость не противоречит экономической эффективности, план сочетается с рынком, а прибыль не отменяет человеческой солидарности. Создание же геополитическо-геоэкономического блока «СССР-Германия» в 1970-е годы вгоняло США в смертельный кризис, наносило разящий удар и по НАТО, и по долларовой системе.

Сближение Москвы и Бонна идет стремительно, шеф КГБ Юрий Андропов устанавливает свой канал связи с политическим руководством Западной Германии, с ее деловыми кругами.

Но именно КГБ Андропова все это с треском и разрушает! В 1974 году Вилли Брандт вынужден уйти в отставку из-за того, что его секретарь Г.Гильом разоблачен как агент Штази, разведки Восточной Германии. Зачем было внедрять его туда, тем самым уничтожая нужного русским политика? И ведь такие операции не проводились без ведома шефа КГБ СССР. С уходом же Брандта вся конструкция стала рушиться. Социал-демократы были выставлены в глазах общественного мнения как агенты Москвы, как предатели.

Да, Брандта на посту канцлера сменил социал-демократ Гельмут Шмидт (правил в 1974-1982 гг.) Он пытался спасти дело предшественника. И опять к нему внедряют шпионов.

Снова Юрий Андропов умелым воздействием ухудшает позиции Советского Союза, выводя его на самую худшую историческую траекторию из всех возможных. Если же взять се вкупе, то видно: «андроповская ложа» работает против собственной страны. Теперь у нас есть все основания утверждать: андроповцы в тот момент совершенно четко работают в паре с американской закулисой.

Но это - на внешнеполитическом фронте. А что внутри самого СССР? Готовится горбачевская перестройка, товарищи - готовится загодя...