Прозак, отчаянный секс и коста-рика

Иногда импульсивность может быть спровоцирована приемом медикаментов, снижающих активность коры лобных долей. Как в случае с Кимберли…

Кимберли была в ужасном состоянии. Она проходила химиотерапию от рака щитовидной железы и чувствовала себя разбитой, усталой и подавленной. В ее понимании в возрасте 26 лет она должна быть здоровой, пребывать в наилучшей форме. Да, она страдала от расстройств питания в юности, но думала, что это уже позади. А теперь этот кошмар. Безнадежность, отсутствие энергии, начинающееся ожирение из-за дисфункции щитовидной железы - слишком много, чтобы выдержать. Она решила, что ее жизнь закончена. Кому она такая нужна, толстая, депрессивная, с булимией и раком?

При этом Кимберли была очень привлекательной женщиной, на которую хотелось смотреть. У нее были длинные густые темно-рыжие волосы, мягкая персиковая кожа, высокие скулы - лицо ангела и… идеальное тело, которого она не замечала. Все это не имело значения для нее в данный момент. Кимберли была в состоянии тревоги, паники, печали и безнадежности. Она не могла спать и проводила дни, мучаясь в постели. По совету взволнованной ее положением подруги она пошла к местному психиатру. Кимберли колебалась перед визитом к врачу, но она очень устала от своего состояния.

Заполнив несколько страниц анкеты и проведя 45 минут на приеме у врача, Кимберли ушла из кабинета с рецептом на известный антидепрессант (прозак) в весьма высокой дозе. Она удивлялась, как за такое короткое время врач мог узнать о ней достаточно, чтобы назначить лечение. Он упомянул что-то о психогенной депрессии и необходимости высоких доз прозака, чтобы справиться с расстройством питания. Прием прошел стремительно, и Кимберли с трудом вспоминала о том, что говорил врач. Она помнила, что он предупреждал о нескольких побочных эффектах лекарства, и сказал, что она почувствует себя лучше через неделю или две. В надежде на это Кимберли начала принимать лекарство.

Буквально через несколько дней она почувствовала себя значительно лучше. У нее прибавилось энергии и снова появился оптимизм. Она стала встречаться с друзьями и больше общаться. «Как странно, - думала она, - я чувствую себя лучше из-за маленьких бело-зеленых капсул». Еще через несколько дней она чувствовала себя так, как никогда прежде. Ее беспокойства исчезли без следа, и она смотрела в будущее, навстречу новым приключениям.

Кимберли поехала с друзьями в Лос-Анджелес, чтобы весело провести вечер в отеле. Там она встретила интересного 50-летнего мужчину, Марка, который был, со всей очевидностью, очарован ею. Он пригласил ее в свой дом в Голливуд-Хиллс. Через три дня Марк предложил ей поехать с ним на Коста-Рику. К собственному удивлению, она согласилась, что совершенно не соответствовало ее характеру - она была очень робкой на протяжении всей своей жизни. Когда она спросила саму себя, что это за поездка в другую страну с мужчиной, которого она едва знает, ответ был: «Какого черта! Пора начинать жить!»

Это была замечательная поездка. Марк был веселым и раскованным. Она чувствовала себя так, будто ее депрессия и тревога были в прошлой жизни. Однажды ночью в переполненном костариканском стрип-клубе после нескольких бокалов вина Кимберли почувствовала себя настолько хорошо, что, когда Марк положил свою руку на внутреннюю сторону ее бедра, это вызвало эклектическое сексуальное чувство в нижней части живота, которое поднялось вверх по позвоночнику. Она прижалась к Марку, поощряя его стоном, и страстно поцеловала. Чувствуя ее ответную реакцию, Марк положил руку ей между ног и начал возбуждать ее впрямую. Закрыв глаза, Кимберли полностью погрузилась в ощущение удовольствия. Звуки удовлетворения, которые она издавала, начали разноситься по клубу. Все смотрели на нее, когда она дошла до оргазма. Когда она увидела, что происходит вокруг, у нее перехватило дыхание, она смутилась и ужаснулась своему слишком откровенному поведению.

Марк не остался с Кимберли. Он покинул Коста-Рику рано утром следующего дня, оставив билет на самолет на ее ночном столике. Сгорая от стыда, она села на самолет до Майами, чтобы вернуться в Лос-Анджелес. До первой посадки она летела первым классом. Проходя мимо ее кресла, пилот улыбнулся ей. Кимберли была слишком усталой и расстроенной, чтобы обращать на это внимание. Стюардесса первого класса сказала ей, что пилот хотел бы с ней встретиться. После нескольких попыток сказать «нет», Кимберли согласилась выпить что-нибудь с ним в аэропорту Майами.

Они понравились друг другу, выпили несколько бокалов вина и проговорили несколько часов. Он пригласил ее в свой номер, и она пошла. Всю ночь они страстно и интенсивно занимались сексом. Когда на следующий день она летела домой, она начала ненавидеть ту личность, в которую превращалась. Что случилось с ее суждениями? Ее моралью? Ее здравым смыслом?

Связав изменения в своем поведении с началом приема прозака, она его прекратила и по совету подруги пришла ко мне в Amen Clinics. После ее посещения я предположил, что прозак растормозил Кимберли. Он «снес ей крышу» - позволил улетучиться ее убеждениям и контролю над импульсами, а также ее нравственным ориентирам. Когда мы сделали ОФЭКТ ее мозга, мы увидели, что сделал прозак. Томограммы показали низкую активность коры лобных долей. Ее внутренний контролер был ослаблен и не способен был контролировать сиюминутных страстей, предвидеть отдаленные последствия.

Прозак и подобные ему препараты, называемые селективными ингибиторами обратного захвата серотонина, повышают концентрацию нейромедиатора серотонина, что помогает успокоить мозг. Прозак более эффективен для тех, у кого префронтальная кора перевозбуждена, отчего люди становятся прямолинейными, беспокойными, маниакальными и упрямыми. Действие прозака позволяет успокоить лобную кору, и человек начинает чувствовать себя более расслабленным, счастливым и менее тревожным. Однако если префронтальная кора изначально недостаточно активна, как у Кимберли, прием прозака снижает эту активность еще больше, тем самым растормаживая человека и создавая ему серьезные проблемы в жизни. Кимберли нуждалась в стимуляции префронтальной коры, а не в ее релаксации. Как врач мог узнать об этом за тот короткий прем?

Прозак, отчаянный секс и коста-рика - №1 - открытая онлайн библиотека

На рисунках 11.2 и 11.3 можно увидеть мозг женщины до и после приема прозака. Обратите внимание на заметное снижение активности лобной коры.

Мозг - коварный орган. У каждого из нас есть странные, безумные, сексуальные, глупые, бессмысленные, бесчестные, обидные, даже жестокие мысли. Слава Богу, наша префронтальная кора тормозит эти дурные мысли и удерживает нас от того, чтобы высказывать их или приводить в действие. Когда лобная кора функционирует нормально, мы лишь посмеемся над этими «шальными» мыслями и откажемся от них. А в случае дисфункции или повреждения лобных долей эти безумные импульсы воплощаются в нашем поведении.