Способность контролировать собственную жизнь непосредственно связана со здоровьем мозга

Большинство людей имеют черно-белый взгляд на свободу воли. Я думал так же, до того как начал работать с томограммами мозга. Поскольку я был воспитан в римско-католической традиции, я полагал, что мы можем делать свой выбор в пользу добра или в пользу зла. Это простое решение, которое ведет либо в рай, либо в ад. И полагал, будто у нас всегда есть равные возможности делать этот выбор (если не говорить о людях с умственной отсталостью или другим заболеванием мозга, например, болезнью Альцгеймера или шизофренией, которое лишает их способности к самоконтролю).

После того как я посмотрел на сотни тысяч снимков мозга, я пришел к пониманию, что свобода воли - неоднозначный концепт. Я думаю, что большинство из нас обладает приблизительно 85 % свободной воли (если, конечно, вы не выпили банку пива, что снижает свободную волю до 50 %). Но если кто-то из-за болезни или повреждения мозга наделен лишь 50 % этой свободы воли, тогда та же банка пива может стать причиной катастрофы его жизни.

В первые несколько лет моих занятий сканированием мозга адвокаты, занимавшиеся уголовными делами, услышав о моей работе, стали присылать ко мне на обследование людей, которые совершили поистине ужасные вещи. Как правило - хотя и не всегда - у них оказывались сильно нарушены функции мозга. Стало ясно, что здоровье мозга связано с принятием решений.

Вот один очень печальный случай, произошедший в Хилдсбурге - городе, расположенном приблизительно в одном часе езды от Сан-Франциско. Хосе - подросток 16 лет, набросился на своего сверстника Диллона. Нападение было вызвано цветом свитера, в который был одет Диллон. Этот известный инцидент «Красного свитера», возмутил городскую общественность.

Дело в том, что Хосе накурился марихуаны. Он вместе с группой подростков сидел в «Фольксвагене-жуке» с закрытыми окнами, и они курили косяки. Курение в закрытом пространстве, где много людей, повышает концентрацию марихуаны в организме. Для этого даже существует термин «hotboxing».

Вскоре после этого Хосе увидел Диллона, переходившего улицу с собакой. Диллон был одет в красный свитер. Хосе хотел стать членом группировки, у которой отличительным цветом был красный. Он преградил Диллону путь и спросил, к какому цвету тот принадлежит. Диллон ответил, что не принадлежит ни к какому цвету, и стал уходить. Хосе произнес: «Ответ неверный» и беспричинно избил Диллона почти до смерти. Диллон провел в коме три недели и остался с серьезным повреждением мозга.

Адвокат Хосе направил его на нейропсихологическое тестирование. Оно обнаружило вероятное поражение лобной коры, то есть той части головного мозга, которая отвечает за суждения, способность к сопереживанию, планирование и контроль над побуждениями.

Нейропсихолог посоветовал адвокату связаться со мной, чтобы провести сканирование мозга Хосе. Результат ОФЭКТ был далек от нормы. У Хосе оказались серьезно снижены функции лобной коры и коры височных долей мозга (что связывают с трудностями в обучении и склонностью к насилию). Кроме того, у Хосе была чрезмерно повышена активность передней части поясной извилины.

Этот участок мозга служит своеобразным «переключателем передач». Отсюда ясно, почему Хосе был упрямым, негибким и зафиксированным на негативных мыслях (см. рис. 2.4).

Способность контролировать собственную жизнь непосредственно связана со здоровьем мозга - №1 - открытая онлайн библиотека

Понятно, что мозг Хосе должен был иметь отклонения. В прошлом он перенес ряд черепно-мозговых травм (в частности, был избит до потери сознания тяжелой цепью), а также - несколько эмоциональных травм. Он видел в жизни много насилия, и его мать была убита, когда ему было 8 лет. Даже без марихуаны мозг Хосе был уже очень уязвим. И здесь любая неподходящая ситуация, какое-то влияние снижающее функцию мозга, например марихуана, с большой вероятностью приводит в неконтролируемому взрыву.

В мой адрес прозвучало немало критики за выступление в качестве свидетеля на процессе над Хосе, в мой офис поступали даже звонки с угрозами. Люди говорили, что я предоставляю высокотехнологичное оправдание плохому поведению. Но правда состоит в том, что у Хосе не было полного доступа к собственному мозгу - органу, контролирующему поведение. Это не означает, что он не совершал преступления и не несет за него ответственности. Это значит, что суд должен принять во внимание, что Хосе действовал, в буквальном смысле, с неполным комплектом клеток мозга, и должен получить соответствующее лечение.

Весьма вероятно, что, каким бы ни было его наказание, когда-нибудь он возвратится домой. Вероятность того, что он снова нарушит закон, будет меньше, если его мозгу будет оказана помощь. Фактически суд использовал данные томографии как повод для смягчения наказания. Вместо 25 лет, как того просило обвинение, суд приговорил его к 11 годам с рекомендацией отбывания в таком месте, где Хосе может быть обеспечено лечение.

Почему одни люди взрываются в определенных ситуациях, а другие нет? Я полагаю, мы должны учитывать подверженность этому нашего мозга.

Чем лучше наш мозг, тем менее вероятно, что мы совершим плохой поступок или глупость.

Глава 3

«ЗАВИСТЬ К МОЗГАМ»