На 35-летие окончания школы

Мы когда-то собрались случайно.

Так возник наш физический класс.

Нас влекли мироздания тайны.

Только это и сблизило нас.

Мы три года в наш класс проходили…

Пролетели те годы как миг.

Может быть, мы тогда не дружили,

Может, просто забыли о них.

Разошлись навсегда без печали,

Окунулись в поток новых дел.

Нас во взрослую жизнь принимали,

Оглянуться никто не хотел.

Почему же с тех пор мне все снится

Этот чудный несбыточный сон?

Будто класс наш у двери толпится,

Будто снова на свете есть он.

Будто все мы давно повзрослели,

Но решили нас снова собрать.

Не ясны мне мотивы и цели –

Нужно будто бы что-то сдавать.

Коля нервно пи-бао сжимает,

Толик смотрит на свой чемодан,

Вера выход простой предлагает,

Света Верин приветствует план.

Оля рядом стоит и трясется,

Зоя с Ларой в сторонке дрожат,

Эдик шутит и нервно смеется,

Витя ходит вперед и назад.

Софа роется в книге толстенной,

Таня роется, но в голове,

Нина ждет, что нароют степенно,

Люба верит, что вспомнит ответ.

Игорь будто бы кое-что знает,

Вале с Ларой вот-вот объяснит,

Слава Игоря перебивает,

Юра ждет, кто из них победит.

Люда смотрит на Таню с надеждой,

Таня смотрит всегда в небеса,

Тома тубус сжимает как прежде,

Лида верит еще в чудеса.

Эдик с Гринбергом просто боятся,

И лишь Мишу ничем не смутить.

Миша делом решает заняться –

Он готовится пробки спалить.

Я предмета, конечно, не знаю,

Но волнуюсь совсем лишь чуть-чуть.

Я в восторге и только мечтаю

Воздух юности снова вдохнуть.

Тут, увы, я всегда просыпаюсь,

Понимаю, что это лишь сон.

Вновь заснуть поскорее пытаюсь,

Чтобы снова приснился мне он.

И тогда пусть всего в сновиденье

Возвращаюсь с надеждами я

Потому, что в такие мгновенья

Там со мной дорогие друзья.

Май 2001 г.

Виктории и Александру

На 30-ю годовщину свадьбы

Уж тридцать лет, но та же пылкость чувств,

Ведь, кажется, сказал когда-то Ленин,

Что секс – приятнейшее из искусств…

Устали только кое-какие члены.

Еще бы, столько лет без отпусков!

А начиналось все эпистолярно,

Ведь Он пристал… призвался… был таков…

Она ждала Его два года регулярно.

И вот промчались тридцать лет любви,

А жизнь менялась как в калейдоскопе.

Но их спасал любовный жар в крови,

Когда мы все, вдруг, очутились в жопе.

И пусть сейчас разлуки так длинны,

Ведь в Холдинге суровые законы.

Они друг другу все равно верны,

Хоть и общаются по телефону.

И вот теперь в жемчужный юбилей,

На "Либхер" с вожделением взирая,

Они уверены в большой любви своей.

А нам всем горько. Это уж я знаю.

Август 2002 г.

Лыточкину С. В. на 50-летие.

(диптих)

Красив как бог, плевать, что пятьдесят!

Ни седины, ни плеши, ни морщины.

И женщины не зря его хотят,

Не зря ему завидуют мужчины.

Ему любое дело по плечу.

В любую пьянку море – по колено.

Ему достаточно шепнуть судьбе – хочу,

И сбудется желанье непременно.

Его нельзя так просто обмануть.

Ни юбку не пропустит, ни ошибку.

Его не сбить, он держит верный путь,

И на лице его всегда улыбка.

Он с роду не упустит своего,

Он не устанет за судьбу сражаться.

Давайте выпьем дружно за него!

Не вздумайте лишь с ним соревноваться.

Когда Романчук из-под лоба взирал,

Шалея от дури и злости,

Ты только две дули в карманах сжимал

Так крепко, чтоб хрустнули кости.

Серега, налей

Бокал свой полней,

Обиды забудь поскорее.

Ты нынче богат,

Тебе – пятьдесят!

И ты – на своем юбилее.

Когда сам Пузырь беспощадно рубил

Задумки твои и проекты,

Ты только две дули в карманах крутил,

Не ждал театральных эффектов.

Серега, налей…

Когда же, к чертям с матерями катясь,

Убрались обидчики эти,

Ты дули разжал, никого не страшась,

Совсем никого в целом свете.

Серега, налей…

16 марта 2003 г.