Надругательство над телами умерших и местами их захоронения (ст.275 УК РК)

Одним из элементов сохранения нравственных и духовных начал в обществе является достойное и уважительное отношение к умершим. Социум формирует свои правила погребения человека, основанные на религиозных началах либо общечеловеческих гуманных соображениях. В этой связи отношение к местам захоронения, праху усопшего, его останкам является важной составной частью формирования культуры поведения человека, его духовно-нравственного здоровья. Тем не менее реальная действительность такова, что встречаются случаи издевательства и глумления над трупами, а также осквернения мест захоронения. Отдельные исследователи указывают на невероятный рост таких преступлений. Так, А.С.Шокель пишет, что по данным МВД России за период 1997-2009 гг. совершено 12790 надругательств над телами умерших и местами их захоронения. Она же отмечает рост данного преступления к 2010 г. по сравнению с базовым 1997 г. в полтора раза.[91,c.3] Другие полагают, что уровень латентности данного деяния достаточно высокий. [41, с.454; 1, с.4] В Казахстане такие факты практически мало встречаются. Однако отрицать возможность их совершения нельзя, так же как и говорить обих латентности.

Опасность данного деяния заключается в осквернении памяти усопшего, что в конечном итоге причиняет морально-нравственные страдания родственникам, друзьям, близким умершего. В этой связи родовой объект преступного посягательства нами определен какдуховно-нравственное развитие человека в сфере должного отношения к умершему лицу и месту захоронения, а также в сфере сохранения наследия прошлого и поддержания связи поколений. Непосредственным объектом рассматриваемого состава преступления выступают обычаи и традиции заупокойного культа, честь умерших и покой их захоронения.[41,c.455] Поэтому морально-нравственное здоровье и духовность общества формируются через отношение к установленным или принятым ритуалам. Интересное решение данного вопроса изложено Р.А.Исмагиловым[32], который предложил рассматривать в качестве объекта преступления похоронную культуру как разновидность социальной культуры. Последняя, по его мнению, состоит из погребальной обрядности и похоронной идеологии.

Таким образом, похоронная культура как объект уголовно-правовой охраны является совокупностью общественных отношений в сфере обращения с телом умершего человека и увековечивания памяти о нем, возникающих по поводу достойного отношения к телу человека после его смерти в соответствии с обычаями и традициями, сложившимися в обществе, почитания и увековечивания памяти об умершем человеке, его прижизненного социального значения.[32,c.6]

Ответственность за надругательство над телами умерших и местами их захоронения предусмотрена ст. 275 УК РК. При совершении данного преступления виновный посягает на нравственно-духовные отношения, которые реализуются среди живых людей в качестве гуманистической составляющей человеческого развития. Предметом преступления выступают тела (останки) умерших людей, места захоронения, могильные сооружения (памятники, ограда, цветники), кладбищенские здания, служащие для погребальной церемонии. Все это принадлежит государству. И государство в лице соответствующих муниципальных органов на основе существующих нормативно-правовых документов осуществляет похоронные процедуры. Однако в Казахстане до сих пор не принят закон о похоронном деле, что влечет за собой необходимость уяснения ряда категорий (понятий) применительно к составу ст. 275 УК РК. Так, например, в Правилах по захоронению и содержанию кладбищ в г. Астане (2012 г.) дан ряд определений, однако отсутствуют понятия «прах умершего», «тело умершего», «останки умершего» и др. В этой связи требуется более четкое определение предмета преступления в данном составе, поскольку его следует отграничивать от такого преступления, как вандализм. Если понятие «тело умершего» не представляетособой сложности, то требуется уяснить понятие «прах умершего», поскольку в диспозиции статьи его нет. Таким образом, под прахом следует понимать останки тела умершего после кремации и размола в мельнице-кремуляторе. В традициях мусульман не приняты процедуры кремации или предания останков огню. Тем не менее такие процедуры больше всего распространены в больших городах-мегаполисах Европы. Вполне вероятно, что они могут быть применены и в нашей стране при определенных исторических условиях и во времени. Поэтому действия, связанные с преступным посягательством на прах умершего, также могут быть уголовно наказуемыми.

Анализ исследуемого состава преступления свидетельствует о том, что деяние, по сути, является формальным. С объективной стороны оно состоит в 1) надругательстве над телами умерших, 2) уничтожении, повреждении, осквернении мест захоронений, надмогильных сооружений, кладбищенских зданий. Надругательство – термин, используемый в уголовном законодательстве не только применительно к рассматриваемой статье. Данное слово встречается и в составе ст.317 УК РК «Надругательство над государственными символами Республики Казахстан». Однако понятие «надругательство над телами умерших лиц» представляется совершенно иным. Как правило, к нему относят совершение различных действий, связанных с извлечением трупов из могилы, их расчленение, глумление, различные издевательства.

Таким образом, несанкционированное извлечение трупов из мест захоронений является надругательством над умершим. Исключение составляют случаи эксгумации тела для выяснения причин смерти либо в целях перезахоронения, либо идентификации личности и информировании родственников о месте нахождения останков. Данные процедуры регламентированы нормами уголовно-процессуального кодекса и не являются предметом нашего рассмотрения. Ю.А.Сорокина, исследовав понятие надругательства над телами умерших и проанализировав все существующие научные исследования по данному вопросу, предлагает под надругательством понимать неуважительное и безнравственное деяние относительно тела умершего человека или его праха, нарушающее право каждого человека на достойное отношение к его телу после смерти. [77, c.4] Думается, с такой формулировкой следует согласиться. Тем более, что она фактически вытекает из требований международного гуманитарного права: с неопознанными мертвыми телами следует обращаться достойно и с уважением; в процессе захоронения следует соблюдать правила религии умершего и др.

К надругательству следует отнести некрофилию и каннибализм либо совершение действий, связанных с нанесением различных повреждений (вырывание или отрезание различных органов) трупу, вырывание зубных протезов, изъятие одежды или иных предметов, находящихся на трупе. В этой связи З.О.Ашитов пишет, что на практике возникает вопрос о квалификации хищений ювелирных изделий, золотых коронок, часов и других ценных вещей, предметов покойного. Соглашаясь с тем, что в подобных деяниях имеется состав, предусмотренный в ст.275 УК РК, поскольку виновный посягает на духовные, душевные качества, необходимые человеку в обществе, в то же время он полагает, что имеет место хищение чужого имущества. [11,c.387] С этим трудно согласиться, поскольку изъятие имущества, которое находится в гробу, не является кражей, так как его изъятие не может причинить никому ущерба. Данное имущество подлежит захоронению, т.е. преданию его земле вместе с телом умершего. В этой связи подобные действия квалифицируются только как надругательство над трупом.

Другой вопрос –это изъятие имущества в местах захоронения. Приведем следующий пример из судебной практики. Судом №2 г.Усть-КаменогорскаП. был осужден по статьям: 175 ч.2 пункт б; 24 ч.3; 175 ч.2 пункт б; 275 ч.2 пункт а УК РК. Согласно материалам уголовного дела, в мае 2012 г. П. с целью хищения чужого имущества приехал на велосипеде на кладбище, расположенное в г. Усть-Каменогорске по ул. Примыкание.Подошёл к могиле В.И. Михненкои монтировкой выломал ограждение из нержавеющей стали, расположенное вокруг мраморной цветочницы, повредив надмогильное сооружение, предназначенное для церемоний в связи с погребением; тайно похитив чужое имущество, с места преступления скрылся, причинив потерпевшему Н.В. Михненкоматериальный ущерб на сумму 100 000 тенге.Он же 16 июня 2012 г. приехал на велосипеде на это же кладбище. Подошёл к могиле Шишкиной,монтировкой выломал из ограждения металлические цепи; повредив надмогильное сооружение, предназначенное для церемоний в связи с погребением, тайно похитив чужое имущество, с места преступления скрылся, причинив потерпевшей Кураковой материальный ущерб на сумму 40000 тенге.Несколько позже, 20 июня 2012 г., П. с целью тайного хищения чужого имущества вновь приехал на велосипеде на кладбище по ул. Примыкание. Подошёл к могиле В.И. Михненко,монтировкой выломал из ограждения металлические цепи стоимостью 10000 тенге, однако преступление не смог довести до конца по независящим от него причинам, так как был задержан на месте преступления. [9]Суд признал в действиях виновного кражу и повреждение надмогильных сооружений. Действительно, произошло повреждение надмогильных сооружений, но с целью незаконного изъятия данных вещей.

Если обратиться к международному опыту, то наиболее удачная формулировка данных деяний имеет место в УК Украины. Так, в ст.297 УК говорится о хищении предметов, находящихся в месте погребения или на трупе. УК Кыргызстана в ст.263 предусмотрел ответственность за похищение находящихся в могиле и на могиле предметов. Как видно, речь идет о хищении, т.е. завладении чужим имуществом. Но при этом законодатель понимает, что речь идет не о преступлениях против собственности, а о преступлениях против нравственности. В этой связи более правильно говорить об изъятии предметов, находящихся на трупе или на могиле.

С целью исключения различных толкований данного вопроса необходимо дополнить диспозицию ст.275 УК РК следующими признаками: «а также изъятие предметов, находящихся на теле умершего либо на могиле, либо в местах захоронения». Поэтому нельзя согласиться с А.С.Шокель, которая предложила пойти по другому пути, т.е. в составе кражи (ст.158 УК РФ) предусмотреть уголовную ответственность за кражу предметов, находящихся на трупе, и как особо отягчающее обстоятельство – кражувещей, находящихся при убитых, а также умерших лицах в военное время, боевой обстановке, в условиях катастроф, терактов, стихийных бедствий. Состав кражи подразумевает завладение чужим имуществом и причинение при этом ущерба. Кража вещей у покойника, который предан земле с этим имуществом, не нарушает ничьего права собственности. Другой вопрос – это мародерство. Но и здесь оно не к месту, поскольку является преступлением военного времени. На этом мы остановимся ниже. [91,c.7]

Надругательство над телом умершего возможно и после совершенного убийства. В судебной практике встречаются случаи, когда после умышленного лишения жизни человека труп последнего расчленяется или изымаются части тела либо совершается половой акт. Небезызвестный маньяк-убийца Чикатило после совершенных актов надругательства глумился над трупом убитого. Ярким примером нашей действительности является Николай Джумагалиев – убийца-каннибал из Казахстана. С раннего возраста к женщинам относился как к второсортным существам. Несмотря на влияние матери, вынесенные из детства представления Джумагалиева о женщине, как не имеющем определенной формы существе в парандже, приняли впоследствии патологические формы: «От них, от женщин, все несчастья – тюрьмы, преступления».Особенно не нравились Джумагалиеву раскованность и свободное поведение европейских женщин, на которых он насмотрелся за годы службы в армии и за три года, в течение которых потом колесил в качестве шабашника по Заполярью. Но когда вернулся домой, то увидел: в Казахстане, оказывается, все то же самое. Тогда пришло решение, по его собственным словам, «бороться с матриархатом, с распутными всякими».

Свою первую жертву он расчленил и засолил в бочке. Вторая потерпевшая возвращалась домой после вечерней молитвы в храме – назавтра ее нашли с отрезанными икрами и грудью. Поразителен пример, когда злодей выследил свою жертву на выходе из бани: «Она была чистая, опрятная…». Убийства женщин поражали своей бессмысленностью и хладнокровием.

Судили людоеда в 1981 г. Поскольку еще до этого у него уже стоял диагноз: псих, шизофреник, то суд решил, чтоНиколай Джумагалиевнаказанию не подлежит, а лишь нуждается в медицинской помощи. Он был направлен на принудительное лечение в Ташкент, где не в силах вынести существование в психушке дважды пытался покончить с собой – оба раза ему это не удалось.

В ташкентской психиатрической больнице он провел восемь лет, после чего врачебная экспертиза подтвердила, что у «больного» наметилось стойкое улучшение психического состояния. Было решено перевести его в обычную психушку по месту постоянного проживания, виновного сопровождали всего лишь санитар и медсестра, от которых Джумагалиев сбежал в пути. Несмотря на огромные усилия киргизской милиции, на объявленный всесоюзный розыск, поймать его не удалось. Полтора года он скитался по горам.Впоследствии был задержан вновь и отправлен в ташкентскую лечебницу, где и пробыл до января 1994г., когда его выпустили с полным прекращением лечения как выздоровевшего и отправили домой.

В таких случаях необходимо квалифицировать совершенное деяние по совокупности преступлений как умышленное убийство и надругательство над телом умершего. Такое разъяснение дано и в нормативном постановлении Верховного суда Республики Казахстан от 11.05.2007 г., №1, «О квалификации некоторых преступлений против жизни и здоровья человека», где в п.10 сказано, чтообезображивание трупа или надругательство над ним после совершения убийства, при условии, что виновный осознавал фактическое наступление смерти (кроме случаев расчленения с целью его сокрытия), надлежит квалифицировать самостоятельно по соответствующей части ст.275 УК, а содеянное в целом – по совокупности преступлений, при этом квалификации этих же действий и попункту д) части второй ст. 96 УК не требуется. В случае, когда труп расчленяется или уничтожается, но только в целях сокрытия, действия лица также должны быть квалифицированы по совокупности статей, т.е. убийство и надругательство над трупом. Однако никаких комментариев по данному поводу не содержится в вышеназванном документе.

Возможны ситуации, когда изнасилование совершено после совершенного убийства. Фактически был изнасилован труп. При данных обстоятельствах следует устанавливать умысел виновного на совершение преступления. Если умысел был направлен на изнасилование убитой, то действия виновного содержат состав убийства и надругательство над телом умершего, но не состав изнасилования. В том случае, когда в процессе изнасилования потерпевшая была лишена жизни, то вряд ли имеет место надругательство над трупом. В этой связи в нормативном постановлении Верховного суда Республики Казахстан отмечено, что противоправное причинение смерти потерпевшей (потерпевшему) в процессе изнасилования либо иных насильственных действий сексуального характера или покушения на совершение указанных преступлений, а равно после их окончания, совершенное с целью сокрытия содеянного либо по мотивам мести за оказанное сопротивление, следует квалифицировать по пункту к) части второй ст. 96УК и соответствующим частям ст. 120 УК или ст.121 УК.

Представляет интерес такой состав преступления, как мародерство. Ответственность за него предусмотрена в ст.385 УК РК. Данная норма расположена в главе16 «Воинские преступления». Под мародерством понимается похищение на поле сражения вещей, находящихся на убитых и раненых. Данная норма вытекает из норм международного гуманитарного права. Однако нам представляется, что конвенционные нормы не получили своего законодательного развития в национальном праве. В частности, требуется установить самостоятельную уголовную ответственность за причинение повреждений останкам человека и надругательство над телами умерших в ходе или после вооруженного конфликта либо насилия внутри государства. Данные деяния должны рассматриваться как военные преступления. В этой связи необходимо выделить главу «Военные преступления» и предусмотреть в ней общественно опасные деяния, вытекающие из Женевских конвенций и соответствующих протоколов к ним. Казахстан ратифицировал все Женевские конвенции и поддерживает принципы международного гуманитарного права о защите жертв войны. Подтверждением данной позиции могут быть примеры надругательства над трупами американскимиморпехами, которые мочились на тела убитых афганцев.[100] Или другой случай, когда в одном из немецких журналов был опубликован ряд фотографий солдат армии США, которые снялись на фоне зверски истерзанных трупов. Таким образом, нормы международного гуманитарного права должны найти свое отражение в национальном законодательстве.

Уничтожение мест захоронений, надмогильных сооружений, кладбищенских зданий предполагает полное приведение в негодность указанных мест. При этом невозможно проведение ремонта или восстановление объектов разрушения. Повреждение мест захоронений, надмогильных сооружений, кладбищенских зданий связано с частичным разрушением и возможностью их восстановления. Осквернение этих мест предполагает нанесение различного рода оскорбительных надписей либо различных знаков, оскорбляющих чувства родных и близких усопшего, а равно совершение иных циничных действий.

В ст. 275 УК РК предусмотрены квалифицирующие признаки состава преступления. К ним относятся: неоднократность, совершение деяния группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой, по мотиву национальной, расовой или религиозной ненависти либо вражды с применением насилия либо угрозой его применения.

Выводы

1.Предусмотреть в качестве предмета посягательства и урну с прахом умершего.

2. Рекомендовать принять Закон РК «О погребении и похоронном деле».

3.С целью исключения различных толкований данного вопроса дополнить диспозицию ст.275 УК РК следующими признаками: «а также изъятие предметов, находящихся на теле умершего либо на могиле, либо в местах захоронения».

4. Установить самостоятельную уголовную ответственность за причинение повреждений останкам человека и надругательство над телами умерших в ходе или после вооруженного конфликта либо насилия внутри государства. Данные деяния должны рассматриваться как военные преступления. В этой связи необходимо выделить главу «Военные преступления» и предусмотреть в ней общественно опасные деяния, вытекающие из Женевских конвенций и дополнительных протоколов к ним.