Назову и другие предпосылки, на которых основаны мои выводы и рекомендации, изложенные на последующих страницах

- Как минимум 95% заболеваний, к которым склонны дети, в случае их возникновения проходят сами.

- Слишком часто риск неосторожного или ненужного медицинского вмешательства опаснее
последствий самой болезни.

- Значительную часть своего времени педиатры лечат НЕ РЕБЕНКА, а родительское беспокойство, вызванное плохим самочувствием их чада. Они нередко назначают лечение без необходимости (со всеми вытекающими последствиями), для успокоения родителей, и делают то, что те от них ожидают или требуют. Встревоженных родителей успокаивать, конечно же, нужно, но только не лечением детей, которые не больны. Но на успокоительные беседы детские врачи много времени тратить не привыкли. Им быстрее и проще выписать рецепт!

- Лучше всяких врачей - мать всего сущего Природа, родители, бабушки и дедушки, которые
выступают против стремления медицины подавить способность организма к самоисцелению.

- По меньшей мере в 90% всех лекарств, прописываемых педиатрами, нет никакой нужды, и принимающие их дети рискуют поплатиться своим здоровьем.

- ВСЕ лекарства по своей природе ТОКСИЧНЫ и ОПАСНЫ.

- Злоупотребление лекарствами в детстве формирует у человека заблуждение, что существует «пилюля от любой болезни», приводящее к попыткам решать эмоциональные проблемы «химическим путем».

- Не менее 90% всех детских хирургических операций проводится БЕЗ достаточных оснований и подвергает маленьких пациентов риску смерти от непредвиденных обстоятельств, анестезии или инфекций, которым так благоприятствует кишащая микробами больничная среда.

- Среди педиатров, увы, немало тех, кто имеет весьма ПОВЕРХНОСТНЫЕ знания (или не имеет их
вовсе!) по диететике и фармакологии: на медицинских факультетах этим жизненно важным наукам
внимания почти не уделяется. Пациенты страдают от невежества врачей в вопросах диетотерапии
и от побочных эффектов лекарств.

- Родители почти ничего не знают о том, когда врач ДЕЙСТВИТЕЛЬНО необходим – а когда они сами, без
медицинского вмешательства, могут поддержать способность детского организма справиться с
болезнью.

Я понимаю, что если просто назову недостатки педиатрической системы и посоветую вам, родителям, избегать помощи врачей и принять на себя больше ответственности за здоровье своих детей, то взвалю на ваши плечи непосильный груз. Гораздо проще последовать такого рода совету по отношению к самому себе – чем решиться на это, когда речь заходит о здоровье любимого ребенка.

Подобная двойственность, хотя и объяснима, превращает родителей в заложников педиатра. Большая часть обследуемых детей в лечении не нуждается. Но врачу ВЫГОДНО воздействовать на родителей самим фактом лечения ребенка. Подобный образ действий не совпадает с моими этическими принципами. но я могу понять педиатра, поступающего таким образом. Он неизбежно оказывается в выигрышном положении - как в финансовом плане, так и в психологическом.

«Излечив» практически здорового ребенка, врач получает не только хорошие деньги, но и благодарность.

Подоплека подобного поведения врачей кроется в тенденции к уменьшению числа пациентов и одновременному увеличению числа педиатров, что сказывается на прибыли педиатрических клиник.

Чтобы поддержать годовой доход, врач действует все агрессивнее, проводя сомнительные тесты и процедуры, бьющие по карману клиентов. Эта ситуация в ближайшем будущем, несомненно, будет усугубляться: избыток педиатров становится все более заметной проблемой в сфере медицины.

Моральная выгода врача заключается в потребности человека чувствовать, что он делает НЕЧТО НЕОБХОДИМОЕ.

Осознать, что большинство пациентов не нуждается в твоих знаниях и мастерстве, - весьма непросто. Опросы педиатров показали, что многие из них не находят в работе удовлетворения; третья часть опрошенных ответили, что серьезно подумывают о смене своей деятельности «с целью получить больше возможностей» или «потому, что устали».

Некоторые, ради «стремления блеснуть знаниями и таким образом завоевать благодарность пациентов», готовы использовать чрезмерное и потенциально опасное лечение. Такое, не имеющее оправданий, поведение врачей представляет для детей реальную угрозу.

Родители должны знать о недостатках педиатрической системы, чтобы быть начеку и вовремя уклониться от опасного и ненужного лечения своих детей. Но осведомленность о проблемах в педиатрии не поможет, если у ребенка болит голова или живот или его мучает кашель с температурой в придачу. Вот почему так важно научиться отличать состояния, требующие помощи врачей, от состояний, которые проходят сами. Надо как можно больше знать не только о потенциально вредных, но и бесполезных лекарствах и процедурах.

Так как почти все детские болезни мобилизуют защитные силы организма, чему медицинское вмешательство может ПОВРЕДИТЬ, родительские навыки при оказании помощи более предпочтительны - они ЕСТЕСТВЕННЕЕ врачебных. Кроме того, именно родители играют принципиальную роль в организации правильного, здорового, помогающего не болеть, питания ребенка.

Цель этой книги - помочь вам развить навыки ухода за детьми, укрепить уверенность в своих силах и способностях и, в конечном счете, вырастить детей здоровыми.

2. РОДИТЕЛИ МУДРЕЕ ВРАЧЕЙ!

Когда я говорю родителям, что опекающие ребенка взрослые способны позаботиться о его здоровье лучше любого врача, они часто воспринимают мои слова как шутку. Но я действительно совершенно в этом уверен по причинам весьма простым, но серьезным.

Те, кому не перевалило за полвека и кто вырос в крупных городах нашей страны, вряд ли что-то слышали о «семейном докторе»: их в наши дни почти не осталось. Кому же посчастливилось знать такого доктора, сохраняют в душе образ дружелюбного, внимательного, заботливого, сострадательного человека.

Семейный доктор сопровождал семью на протяжении двух, трех и даже четырех поколений. Он знал особенности характера, настроений и чувств каждого из ее членов. Он относился к своим пациентам как к людям, нуждающимся в ПОМОЩИ, а не как к ОБЪЕКТАМ применения фармакологических средств и медицинских технологий, заменяющих сегодняшним врачам тщательное обследование и здравый смысл.

Он знал истории болезни не только членов семьи, но нередко и их предков - родителей, бабушек и дедушек. Он умел терпеливо выслушивать жалобы подопечных, обстоятельно отвечал на их вопросы, развеивал их страхи, просто и понятно объяснял, что именно происходит в их теле и душе.

Его кабинет был уютным, удобным, неагрессивным, и таким же был его характер. Если те, кого он опекал, чувствовали себя плохо, он приходил к ним сам, полагая, что идти к больному пристало врачу, а не наоборот.

Он никогда не позволял самомнению и медицинским догмам встать на пути здравого смысла и человеколюбия. Если действительно нужна была пилюля – больной ее получал. А страхи и волнения доктор снимал добрым словом и ласковым жестом, не мешая Природе делать свое дело.

Я признаю, что образ семейного доктора из моей памяти несколько романтизирован, но все же: именно таким надлежит быть современному врачу. Увы, таких врачей очень мало, а значит, именно вам, родителям, предстоит взять на себя заботу о здоровье своих детей.