Лекция 6. Развитие государства и права России во второй половине XVIII- первой половине XIX века

В первой половине XIX века Россия вступает в период разложения феодально-крепостнической системы хозяйства. Нарастание кризисных явлений наиболее выпукло проявилось к началу 30-х годов, именно с этим временем исследователи связывают начало кризиса феодализма в России. Кризис не носил характера полного упадка хозяйственной жизни, наобо­рот, на смену старым феодальным формам хозяйства приходили новые - капиталистические.

Пытаясь нейтрализовать кризисные явления, правительство осущест­вляет централизацию, бюрократизацию, милитаризацию государствен­ного аппарата, усиливает карательные органы и тем самым только усу­губляет ситуацию, ускоряет развязку, поскольку феодальное государство не могло справиться с проблемами, вытекающими из буржуазного раз­вития. С другой стороны, мощное и «дорогое государство» для своего существования требовало дальнейшего развития буржуазной экономики. Необходимо отметить, что в этот период Российское государство вос­принимало преимущественно организационно-технические достижения буржуазных государств при игнорировании естественных гражданских прав человека.

Развитие капиталистических отношений больно ударило по основным феодальным сословиям, которые начинают разоряться, прежде всего это относится к дворянству и крестьянству. Кризис распространяется и на сферу идеологии. В начале XIX века стра­ну захлестнула волна литературы с требованием установления законности. Широко распространяется буржуазное юридическое мировоззрение, идеи просвещения, буржуазных революций, либерализма. В университетах вво­дится специальная учебная дисциплина - естественное право. С 20-х годов начинаются официальные гонения на естественное право, ужесточается цензура, а в 30-е годы складывается теория «официальной народности», сформулированная С.С. Уваровым как единство самодержа­вия, православия и народа. И все же с помощью «умственной плотины» не удалось остановить развитие буржуазных идей.

Каждая социальная группа населения в России имела присущий только ей набор прав и обязанностей. Правовое положение подданных империи было закреплено в томе IX. Свода законов Российской империи 1833 года. Все население было разделено на три большие группы: природные рос­сийские обыватели, инородцы, иностранцы. Городское и сельское насе­ление делилось на четыре сословия (дворянство, духовенство, городские обыватели, сельские обыватели), которые, в свою очередь, делились на состояния. Никто не мог быть лишен прав состояния иначе как по суду за преступление. Каждый подданный империи должен был приписаться к одному из состояний (либо получал права состояния по факту рождения). Запрещалось принимать в российское подданство лиц иудейского верои­споведания и «дервишей».

Высшим сословием считалось дворянство (личное и потомственное). Потомственное дворянство приобреталось: 1) по царскому пожалованию; 2) выслугой чина (действительного статского советника по гражданской службе или полковника по военной); 3) при награждении орденом; 4) по факту рождения; 5) вступлением в брак (для женщин). Личное дворянство приобреталось службой (9-классный чин по гражданской службе и пер­вый обер-офицерский чин по военной службе. Набор прав и обязанностей дворянства в принципе не изменился по сравнению с Жалованной грамо­той дворянству. Им принадлежало право владеть населенными имениями, вступать в государственную службу, судиться только с равными себе, уча­ствовать в органах дворянского самоуправления. Духовенство по-прежнему делилось на черное (монашествующее) и белое (священнослужители и церковнослужители). Их права мало чем от­личались от прав дворянства. Они считались привилегированным сосло­вием, не несли государственных повинностей. Дети священнослужителей имели право поступления на государственную службу, в высшие учебные заведения. Но духовенству запрещалось владеть населенными имениями, заниматься торгово-промышленной деятельностью. Священнослужите­ли занимались непосредственно отправлением культа, церковнослужите­ли (церковные сторожа, пономари и т. д.) осуществляли вспомогательные функции.

К городским обывателям относились все те, кто «являлись старожила­ми в городах», имели недвижимость в пределах городской черты, записа­лись в гильдии или цеха, несли городскую службу или платили городские налоги. Горожане делились на пять разрядов:

1. Гильдейское купечество и почетные граждане. К купечеству относи­лись лица, приобретавшие гильдейские свидетельства (двух гильдий, по СЗ 1857 года - трех гильдий). Гильдейское свидетельство давало право за­ниматься торговлей и иными видами предпринимательской деятельности. Почетное гражданство было введено в 1832 году. Оно делилось на личное и потомственное. Потомственное почетное гражданство приобретали дети личных дворян, чиновников и духовенства; ученые, имеющие степени доктора и магистра; награжденные низшими орденами (Анны, Станисла­ва). Оно могло быть присвоено по ходатайству и купцам, имеющим зва­ние коммерц- или мануфактур-советников. Личное почетное гражданство присваивалось выпускникам высших учебных заведений, окончившим их с ученой степенью не ниже «действительного студента», художникам, ар­тистам императорских театров, чиновникам, выслужившим 14-классный чин (по военной службе обер-офицерский чин при отставке). Купечество и почетные граждане освобождались от подушного оклада, от рекрутской повинности, телесных наказаний, имели право участвовать в городских выборах.

2. Мещане или посадские. К ним относились лица, осуществляющие торговлю или промысел без приобретения гильдейских свидетельств или без записи в цеха. Мещане объединялись в городские мещанские обще­ства, несли подушную подать и рекрутскую повинность.

3. Ремесленники или цеховые - это лица (мастера и подмастерья), за­писавшиеся в цеха и осуществляющие свою деятельность в составе кор­порации. Их права не отличались от прав мещан. Лица, временно припи­савшиеся к цехам (крепостные крестьяне, иностранцы), прав городского состояния не получали.

4. Вольные люди в Западных и Прибалтийских губерниях - это «ино­странные выходцы», прочно поселившиеся в указанных местностях.

5. Рабочие люди - приписанные к городам в мещанский оклад лица «дурного поведения», не способные к военной службе, «коих общества иметь у себя не пожелают». Сюда приписывались подданные за пороки и неплатеж податей. Они находились под надзором полиции.

По общему правилу городские состояния приобретались доброволь­ным вступлением или сообщением (браком, рождением, воспитанием). Исключение из городского сообщества осуществлялось за совершение преступлений, при оставлении в подозрении за тяжкие преступления, за развратное поведение.

Сословие сельских обывателей делилось на пять основных состояний: водворенные на казенных землях; водворенные на удельных землях; во­дворенные на дворцовых землях; водворенные на владельческих землях; водворенные на собственных землях. Кроме того, они делились на сво­бодных сельских обывателей и крепостных. Водворенные на казенных землях (государственные крестьяне) сохранили различные наименования и различный правовой статус (оседлые инородцы, казаки, колонисты, по­ловники и т. д.).

В течение первой половины XIX века предпринимаются попытки уре­гулирования отношений между помещиками и крепостным крестьянством. 20 февраля 1803 года принимается Указ, получивший название «О вольных хлебопашцах», по которому допускалось отпускать крестьян на свободу, условия освобождения и разрешение земельных отношений устанавлива­лись по договоренности между крестьянскими обществами и помещика­ми. Этим правом воспользовалось незначительное число помещиков.

В Прибалтийских губерниях с 1804 года крестьяне стали считаться прикрепленными не к личности феодала, а к земле. В 1816-1819 годах там проходит крестьянская реформа по освобождению крестьян, которые получали личную свободу, но земля оставалась за помещиками. Поэтому крестьяне вынуждены были либо арендовать землю, либо оседать в горо­дах. Реформа значительно увеличила степень интенсивности крестьянско­го труда, дала рабочую силу для развития капиталистических отношений в этом регионе.

С 1840 года в Западных губерниях вводятся инвентари, то есть проис­ходит опись имений, с указанием земельных угодий и повинностей кре­стьян. Объективно это несколько снижало помещичий произвол.

2 апреля 1842 года принимается Указ «Об обязанных крестьянах», ко­торый даже несколько ухудшил положение освобождаемых, которые осво­бождались без земли и должны были платить поземельные повинности.

В 1837-1841 годах проводится реформа управления свободными сель­скими обывателями (государственными крестьянами). Разработка и про­ведение реформы осуществлялись под руководством П. Д. Киселева. В 1837 году создается Министерство государственных имуществ для управ­ления казенными землями, лесами, регулирования налогообложения госу­дарственной деревни. 30 апреля 1838 года издается Учреждение об управ­лении государственными имуществами, в соответствии с которым созда­ются местные органы управления свободными сельскими обывателями: Губернские палаты государственных имуществ - окружные начальни­ки - волостные сходы и волостные правления - сельские сходы и сельские старосты. Волостные и сельские органы являлись органами крестьян­ского самоуправления. Но они находились в подчинении государственных окружных начальников.

По реформе была создана система учебных, медицинских и иных за­ведений, улучшающих быт крестьян. Упорядочивались оброчные платежи, предпринимались меры по ликвидации малоземелья крестьян, по внедре­нию прогрессивных форм сельскохозяйственного производства.

К инородцам Свод законов относил «сибирских киргизов», «самоедов», калмыков, евреев и некоторые другие народы, не исповедующие право­славие. Каждый из этих народов имел особый правовой статус. Они, как правило, не несли рекрутской повинности (сибирские киргизы), платили особые налоги (например, самоеды платили «ясак»), имели особые органы управления. Для евреев устанавливалась черта общей оседлости (западные губернии), в пределах которой они имели все имущественные права при­родных обывателей, за исключением права владения населенными имени­ями. Иностранцы имели право свободного въезда и выезда, поступления на военную службу, торговать, владеть промышленными предприятиями, недвижимостью в городах. Они могли получать почетное гражданство и приписываться к ремесленным цехам. Им запрещалось иметь населенные имения и крепостных.

После жесткой тота­литарной диктатуры Павла I намечается либерализация политического ре­жима. Гласно стали обсуждаться многие вопросы государственной жизни, все чаще раздаются требования установления законности, зарождаются общественно-политические организации. Но с 1812 года политический ре­жим все более приобретает авторитарные черты. В литературе он получил название «аракчеевщины». Ограничиваются и без того урезанные свобода слова, организаций, делаются попытки введения военных методов управ­ления (военные поселения). Государственным служащим запрещается со­стоять в тайных организациях.

В первой половине XIX века Россия постоянно увеличивает свою тер­риторию за счет внешней экспансии. В 1809 году присоединяется Фин­ляндия (получившая статус Великого княжества Финляндского), в 1812 - Бессарабия, в 1815 - значительная часть Польши (Царство Польское), существенно расширяются владения на Кавказе и в Казахстане.

Вновь присоединяемые территории имели достаточно широкие ав­тономные права. Как правило, они присоединялись на условиях личной унии (русский император одновременно был главой империи и вновь при­соединенных территорий). В Царстве Польском, например, действовала Конституция 1815 года, Уголовный кодекс 1818 года (аналог буржуазного уголовного кодекса Франции 1810 года), существовал парламент, институт польского подданства и т. д. Великое княжество Финляндское также име­ло собственную правовую систему (основанную на Шведском уложении 1734 года), широкое самоуправление, таможенную границу с империей. Но постепенно автономные права этих территорий урезались и они пре­вращались в административные единицы государства.

В первой половине XIX века Россия оставалась абсолютной монархией. Государственный совет создается в осуществление плана М. М. Спе­ранского «Введение к уложению государственных законов», которое пред­усматривало коренное переустройство государственных органов на бур­жуазных началах. Создание Госсовета было единственным реализованным звеном этого плана.

Правовое положение этого органа регламентировалось Манифестом 1 января 1810 года «Образование Государственного совета». В структуре Госсовета выделялись: Общее собрание, Департамент законов, Департамент дел военных, Департамент дел гражданских и ду­ховных (рассматривавший в качестве высшей инстанции судебные дела), Департамент государственной экономии. После 1831 года, в связи с лик­видацией большинства автономных прав Царства Польского, в Госсовете создается Департамент Царства Польского. Для обеспечения деятельности Совета создавались: комиссия прошений, комиссия составления законов, государственная канцелярия. В случае необходимости создавались вре­менные комитеты и комиссии Государственного совета.

Члены Совета назначались императором и осуществляли свои функ­ции, как правило, пожизненно. Манифестом 8 сентября 1802 года «Об образовании министерств» начинается реформа высших административных органов. Коллегиальное управление начинает заменяться министерским. В отличие от коллегий министерства строились на основе принципа единоначалия, имели строго ограниченные исполнительно-распорядительные функции, компетенция каждого министерства определялась в соответствии с отрас­лью управления.

Для координации деятельности министерств и разрешения вопросов, выходящих за рамки компетенции одного министра, создается Комитет министров (его полномочия определялись Манифестом 20 марта 1812 года «Учреждение Комитета министров». Если Манифестом 1802 года были созданы только должности мини­стров, то Манифест 25 июня 1811 года «Общее учреждение министерств» определял компетенцию и структуру министерств, порядок производства дел.

Новый орган - собственная его императорского величества канцеля­рия - учреждается для подготовки и ведения дел, непосредственно вос­ходящих к компетенции императора. Как особый орган с. е. и. в. канцелярия создается из походной канцелярии Александра I для осуществления назна­чений на должности, переписки, рассылки императорских указов, ведения архива. В 1826 году она была расширена за счет создания отделений. Первое отделение по-прежнему исполняло функции непосредственно канцелярии.

Второму отделению, созданному по инициативе М.М. Сперанского, передавались дела Комиссии составления законов. Новое отделение зани­малось систематизацией законодательства, непосредственно подготавли­вало законопроекты по указанию императора, давало заключения на все законопроекты, подготовленные в других ведомствах, осуществляло кон­сультации по правовым вопросам.

Третье отделение, сформированное по инициативе А.Х. Бенкендорфа, осуществляло функции политической полиции (надзор за умонастрое­ниями в обществе, надзор за законностью и целесообразностью действий государственных органов, расследование политических преступлений, содержание политических тюрем). Исполни­тельным органом третьего отделения был корпус жандармов. Со временем территория государства была разбита на жандармские округа.

Четвертое отделение было создано в 1828 году как «ведомство импе­ратрицы Марии», занимавшееся благотворительностью, содержанием учебных и богоугодных заведений, финансируемых царской семьей. Пя­тое отделение готовило реформу государственных крестьян (1837-1841), а впоследствии ведало делами графа П.Д. Киселева. Шестое отделение гото­вило реформу управления Кавказом (1842-1845).

Создание с. е. и. в. канцелярии значительно усиливало централизацию управления, влияние императора на решение важнейших государственных вопросов.

В начале XIX века продолжали действовать законодательные акты, принятые в XVII и начале XVIII века: Соборное уложение 1649 года,

Настоятельная потребность общей систематизации вызывалась и раз­витием новых, капиталистических отношений. Инициатором систематизации законодательства в начале XIX века вы­ступил М. М. Сперанский. Он предложил план радикальных буржуазных преобразований. По его плану в 1810 году разработан проект гражданского кодекса, за образец которого был принят гражданский кодекс Наполеона 1804 года. В январе 1826 года Сперанский предлагает реорганизовать комиссию составления законов и возложить работы по систематизации законода­тельства на второе отделение с. е. и. в. канцелярии под непосредственным надзором императора. Тогда же предлагается новый план законодательных работ, состоящий из трех этапов: 1) создание полного собрания законов, то есть приведение в известность всех законодательных актов (как действую­щих, так и утративших силу) и опубликование их в едином сборнике; 2) создание свода законов, то есть подготовка сборника действующих законо­дательных актов; 3) создание гражданского и уголовного уложений, то есть проведение кодификации в чистом виде. Император утвердил первые два этапа, а исполнение третьего было отложено до окончания первых двух.

Уже в 1830 году было закончено создание первого Полного собрания законов Российской империи (ПСЗ I), включившего все законодательные акты с 1649 по 1825 год и расположившего их в хронологическом порядке. Одновременно велись работы над изданием второго ПСЗ (оно включало законодательство с 1825 по 1881 год). Ежегодно издавался том ПСЗ, в ко­торый включались все акты, принятые за год. ПСЗ является актом инкор­порации законодательства.

В 1832 году был издан, а 31 января 1833 года утвержден в качестве действующего источника права Свод законов Российской империи (СЗ). В его основу было положено деление нормативного материала по отраслям управления и отраслям права. Свод делился на 8 книг, которые были разделены на 15 томов. В практике утвердилось обыкновение ссылаться не на книгу, а на том. Первые тома Свода были посвящены основным законам (устройству органов государственной власти, государственной службе), затем следовали уставы о повинностях и уставы казенного управления, за­конодательство о правовом положении населения (том IX), гражданское законодательство (том X), уставы торговые (том XI), уставы благочиния (том XIV), уголовное и уголовно-процессуальное право (том XV). Свод законов переиздавался в 1842, 1857, 1885 годах.

До настоящего времени существуют разногласия в оценке юридиче­ской природы Свода законов. О. И. Чистяков и некоторые другие авторы считают его результатом инкорпорации, ряд ученых называют СЗ актом систематической инкорпорации или сложной систематизации, Б.В. Вилен-ский оценивал СЗ как акт кодификации. Последняя точка зрения представ­ляется более обоснованной, хотя и требующей уточнения.

При создании СЗ были использованы два вида приемов: сложной систе­матизации (при обработке томов, где невозможно было выделить отрасли права) и метод кодификации (при создании тома X, тома XV и некоторых дру­гих). Том XV, например, состоял из двух частей, часть первая - Свод зако­нов уголовных, часть вторая - Устав уголовного судопроизводства. 29 октя­бря 1836 года Сперанский совместно с министром юстиции Д.В. Дашковым возбудил вопрос о «систематическом пересмотре» Свода законов, то есть о реализации третьего этапа систематизации законодательства. Император повелел начать с «законов уголовных», под которыми подразумевалось уго­ловное и уголовно-процессуальное законодательство. В итоге 15 августа 1845 года было утверждено «Уложение о наказаниях уголовных и исправи­тельных», первый самостоятельный уголовный кодекс России

В уголовном праве этого периода намечается некоторое смягчение на­казаний, судьям предписывается точно определять вид и меру наказания (хотя в законодательстве фигурируют неопределенные наказания), призна­ется цель исправления преступников по незначительным преступлениям, ставится вопрос об отмене наказания кнутом.

Особо следует отметить новации уголовного права, реализованные в томе XV Свода законов. Впервые в российском уголовном праве появля­ется деление на общую и особенную часть. Разрабатывается формальное определение преступления. Даются первые общие определения вины, стадий совершения преступления, видов соучастия. Но система на­казаний не была разработана, санкции статей остались в большинстве сво­ем неопределенными. Архаичной оставалась и система преступлений. Но наиболее важные изменения происходят в связи с принятием Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года, которое действовало вплоть до 1917 года (в редакциях 1857, 1866, 1885 годов).

Под преступлением понимается всякое нарушение закона, посягаю­щее на неприкосновенность прав власти верховной, права и безопасность частных лиц. Посягательство на правила, предписанные законом к охране прав, признавалось проступком.. В по­нятие преступления входили признаки противоправности, наказуемости, виновности и деяния.

Уложение пыталось реализовать основной принцип буржуазного уго­ловного права «нет преступления без указания на то в законе», но весьма непоследовательно. Допускалась аналогия наказания.

Предусматривались следующие формы вины: умысел (внезапно воз­никший и предумышленный), неосторожность (ее определения не дава­лось). Детально регламентировались вопросы вменения. Не подлежали от­ветственности лица, совершившие случайные деяния (без наличия вины), безумные и сумасшедшие, лица, действовавшие в состоянии необходимой обороны, причинившие вред в результате непреодолимой силы. Уголовная ответственность наступала с 7 лет, но дети в возрасте 7-10 лет отдавались для вразумления родителям и опекунам, так же поступали с детьми в воз­расте 10-14 лет, действовавшими «без разумения», для несовершеннолет­них в возрасте 14-21 года предусматривались менее тяжкие наказания, чем для взрослых.

В уложении фигурировали четыре стадии совершения преступления:

1) умысел (подлежал наказанию только за государственные преступления);

2) приготовление (приискание и приобретение средств для совершения преступления); 3) покушение (действие, которым начинается и продол­жается приведение преступного умысла в исполнение); 4) совершившее­ся преступление (когда последовало «преднамеренное виновным или же иное от его действий зло»).

Детально регламентировались вопросы соучастия и прикосновенности к преступлениям.

Цель наказания не провозглашалась, но явствовала уже из самого на­звания кодекса. Законодатель попытался соединить цели исправления и устрашения. Впервые в российском законодательстве создается лестница наказаний. Предусматривались уголовные (сопряженные с лишением всех прав состояния) и менее тяжкие - исправительные, а также дисципли­нарные наказания. Лестницу наказаний составляли уголовные и исправи­тельные наказания, которые делились на 11 разрядов и 37 степеней. Пер­вые четыре разряда считались уголовными наказаниями (смертная казнь, каторжные работы, ссылка в Сибирь, ссылка на Кавказ). Остальные семь разрядов были исправительными (ссылка в Сибирь без лишения всех прав состояния, ссылка в другие отдаленные губернии либо заключение в ра­бочем доме, в крепости, смирительном доме, в тюрьме, кратковременный арест, выговоры, замечания, денежные взыскания). Для низших сословий сохранялись телесные наказания, правда, наказание кнутом отменялось.

Характерной чертой Уложения была жесткая регламентация деятельно­сти судьи по назначению наказания в зависимости от степени вины, степе­ни участия в преступлении, от стадии преступной деятельности и других обстоятельств, регламентация оснований для увеличения, смягчения и от­мены наказаний.

Главным достоинством особенной части явилось введение опреде­ленных и относительно определенных санкций.

Российская правовая система восприняла деление гражданского права на частное и публичное (уголовное, полицейское и т. д.). Для российского частного, ци­вильного, права (регулирующего имущественные отношения между част­ными лицами) был характерен дуализм. Оно делилось на гражданское и торговое право. Торговое право выделялось в самостоятельную отрасль, поскольку регулировало имущественные отношения в процессе предпри­нимательской деятельности. Оно не было сословным правом купцов, по­скольку предпринимательской деятельностью могли заниматься предста­вители всех сословий (кроме духовенства).

Гражданское законодательство было систематизировано в томе X Сво­да законов, который в целом повторял классическую институционную си­стему гражданского права: лица - вещи - обязательства.

Вещное право формулировалось во второй книге тома X Свода законов. Основным его институтом было право собственности, которое определя­лось как «власть... исключительно и независимо от постороннего лица вла­деть, пользоваться и распоряжаться имуществом вечно и потомственно».

Все вещи классифицировались на движимые и недвижимые. В зави­симости от субъекта права собственности она делилась на частную и го­сударственную. Кроме того, выделялась собственность индивидуальная и общая. Общая собственность могла изначально существовать в виде долей каждого из сособственников (раздельная) или без выделения долей (нераз­дельная). Проводились различия в правовом регулировании благоприобретенной и родовой (наследственной) недвижимой собственности.

Интеллектуальная собственность регламентировалась Уставом о цензуре.

Право собственности делилось на полное (без участия других лиц) и неполное (ограниченное участием других лиц или отделением от него некоторых правомочий). Основным видом ограничения права собственности являлись сервитуты.

Сервитут определялся как «право постороннего участия в выгодах иму­щества».

При ограничении права собственности отделением от него ряда право­мочий выделялись следующие институты:

1. Право владения и пользования, которое возникало при передаче этих правомочий собственником другому лицу (например, передача казенных земель городам и селениям, военным поселянам, передача имущества во владение и пользование по договору).

2. Право владения. Государство защищало интересы владельца до тех пор, пока не доказана недобросовестность его владения. Добросовестное, непрерывное и бесспорное владение порождало право собственности. Об­щий срок давности владения, порождающий право собственности, опреде­лялся в десять лет.

3. Право пользования распространялось на движимые вещи и могло возникнуть по договору или в результате находки.

4. Право распоряжения могло отделяться от права собственности по до­веренности или по закону (секвестр, опека).

Обязательственное право содержалось в 3 и 4-й книгах тома X Сво­да законов. Его первая часть регламентировала порядок приобретения и оформления имущественных прав. Право собственности и иные имуще­ственные права приобретались в результате обязательств, по давности владения, при наследовании. Приобретение имущественных прав оформ­лялось крепостными актами (составленными в нотариальном порядке, на особой бумаге, с уплатой госпошлины), явочными актами (составленными сторонами сделки и зарегистрированными маклерами), домашними акта­ми (документами, не подлежащими регистрации), а кроме того, вводом во владение имуществом или простой передачей его. Сделки по поводу движимых вещей могли оформляться устными договорами. Специальный раздел был посвящен порядку осуществления нотариальных (удостоверительных) действий.

Вторая часть обязательственного права посвящалась отдельным видам обязательств. Обязательства делились на обязательства из договоров и обя­зательства из причинения вреда. Обеспечение исполнения обязательств осуществлялось с помощью поручительства, неустойки, залога и задатка.

Наибольшее внимание уделялось договору купли-продажи, который формулировался как реальный договор. Купля-продажа недвижимых ве­щей оформлялась исключительно «купчей крепостью» (то есть крепост­ным актом). Мена недвижимых вещей по общему правилу запрещалась. Договоры мены и купли-продажи выделялись в самостоятельный раздел и регулировались отдельно от других обязательств.

Появляется новый вид договора - запродажа, который формулировал­ся как обязательство продать имущество к назначенному сроку.

Общего определения найма не давалось, зато четко определялись все условия действительности договора (предмет, срок, цена, ответственность за ущерб, права и обязанности сторон). Наем недвижимого имущества не должен был превышать 12 лет.

Важным атрибутом развития капиталистических отношений стало ре­гулирование договоров займа, поклажи, товарищества, страхования, лич­ного найма. Предусматривалось три вида договоров займа: 1) с залогом; 2) без залога; 3) займы торгового сословия. Последний вид займа регули­ровался Уставом торговым как возмездная сделка, то есть с обязательным начислением процентов. Детально регламентировался договор поклажи.

Особо следует отметить договор товарищества, поскольку он стано­вится одним из наиболее часто используемых при создании предприятий. Впервые достаточно полно договор товарищества был урегулирован Ука­зом 1 января 1807 года, а затем в СЗ. Устанавливалось, что «товарищества составляются из лиц, соединенных в один состав и действующих в оном под одним общим именем». Предметом договора считались «полезные и общему благу непротивные предприятия по торговле, по застрахованию, по перевозкам и вообще по какой бы то ни было промышленности». Вы­делялось три вида товариществ:

1) полное товарищество - состоящее из двух и более лиц, «положив­ших заедино действовать общим именем всех». Все члены такого товари­щества отвечали по его долгам всем своим имуществом;

2) товарищество на вере (или по вкладам) - состояло из товарищей и вкладчиков, «которые вверяют первым известные суммы своих капи­талов». Товарищи отвечали по долгам всем своим имуществом, вкладчи­ки - только «наличным вкладом». Вкладчики не могли действовать от имени товарищества;

3) товарищество по участкам (или компания) - «составляется из мно­гих лиц, складывающих в одно определенные суммы, коих известное чис­ло дает складочный капитал». Товарищи отвечали по долгам такого това­рищества только в пределах вклада.

Манифестом 6 декабря 1836 года регламентируется правовое положе­ние компаний на акциях (акционерных обществ). Устанавливается раз­решительный порядок их создания. Четко определяется форма и порядок распространения акций, размер «запасного капитала», порядок определе­ния дивидендов. Органами управления таких компаний являлся директор (правление) и общее собрание акционеров.

Лекция 7. Реформирование России в условиях развития капитализма (II пол. XIX века).

По форме правление Россия до начала XX в. продолжала оста­ваться абсолютной монархией. Но в системе организа­ции государственной власти произошли изменения либерального ха­рактера, открывшие возможность ненасильственного перехода к де­мократическому индустриальному обществу. Это отмена крепостного права, судебная, земская и городская реформы.

Середина XIX в. характеризуется дальнейшим углублением кри­зиса феодально-крепостнической системы. В экономической облас­ти - промышленный переворот, широкое внедрение машинного производства, строительство железных дорог, пароходов в речном транспорте.

Все это требовало более широкого использования наемной рабо­чей силы. Крепостное право серьезно мешало этому процессу. Тор­мозило оно и развитие сельского хозяйства, которое снижало свою продуктивность. Экономическая отсталость России особенно на­глядно проявилась в Крымской войне, в которой Россия потерпела поражение, углублялся финансовый кризис.

Экономические причины дополнялись социально-политичес­кими: в стране неуклонно возрастала социальная напряженность.

В результате царское правительство осознало необходимость проведения коренных реформ.

В январе 1857 г. созданием Секретного комитета по крестьян­скому делу началась разработка крестьянской реформы. В этот про­цесс включились различные слои общества. Либералы стояли за про­ведение реформы, которая бы учитывала интересы помещиков и кре­стьян. Революционеры были за радикальные меры.

Официальный, правительственный подход в решении крестьян­ского вопроса носил компромиссный, во многом противоречивый характер, он отражал и вынужден был сочетать позиции как откро­венных крепостников, не желавших расставаться с привилегиями, вытекающими из рабского состояния крестьян, так и помещиков-либералов, исповедовавших идеи применения свободного наемного труда в сельскохозяйственном производстве.

Небезынтересна история подготовки крестьянской реформы, свя­занная с деятельностью Секретного и Главного комитетов, являвшихся центрами разработки правительственного проекта. Суть расхождений между графом А.Ф.Орловым, председателем Главного комитета, и Н.А.Милютиным, видным его деятелем, которые олицетворяли два вышеназванных направления в российском дворянстве, сводилась к освобождению земледельцев от крепостной зависимости с землей или без нее. Отсюда и противоречия в самой реформе (см. схему 43).

19 февраля 1861 г. Александр II подписал Манифест об отмене крепостного права и утвердил «Общее положение о крестьянах, вы­шедших из крепостной зависимости». Состав нормативных актов о крестьянской реформе довольно обширен - насчитывалось 17 поло­жений и особых правил. Но из них именно Манифест и «Общее поло­жение» являются главными.

Реформа решала два вопроса: о личности крестьянина и о земле.

Крестьяне становились лично свободными. Они наделялись зем­лей за выкуп при сохранении помещичьей собственности на землю. В течение определенного времени крестьяне оставались временно обязанными, продолжая выполнять повинности в пользу помещиков. При характеристике юридического статуса крестьянского сословия в целом наиболее наглядно проявляется его неравноправие во взаимо­отношениях с дворянством и духовенством. Освободив крестьян от личной зависимости от помещиков, правительство отнюдь не сделало их полноправными гражданами государства, в котором они вместе с помещиками продолжали жить. Реформа перевела их из разряда кре­постных крестьян в разряд так называемых податных сословий. Госу­дарство облагало крестьян прямыми налогами не на имущество, а на их личный труд, что предполагало сохранение круговой поруки, ограничение свободы передвижения при помощи особой паспортной сис­темы и выполнение органами крестьянского самоуправления ряда полицейско-охранных функций.

Вследствие разнообразных условий земледелия в России раз­меры крестьянского полевого надела определялись в многочислен­ных местных положениях. Поэтому порядок наделения землей в рассматриваемых документах определен в самом общем виде. В ча­стности, в «Общем положении» этому вопросу посвящены 3-6-я статьи введения. Важно помнить механизм проведения операции по наделению крестьян землей: условно она делилась на три зоны - нечерноземная, черноземная и степная. Размеры надела варьирова­лись от 1 до 12 десятин на душу в зависимости от местных условий, что давало возможность помещикам манипулировать земельными площадями и в конце концов обернулось малоземельем для кресть­янства.

Основные аспекты выкупной операции - определение суммы выкупа за усадебную оседлость, порядок проведения выкупных платежей и степень участия в них правительства - изложены в «Положении о выкупе крестьянами, вышедшими из крепостной зависимости». Здесь следует иметь в виду также механизм осущест­вления этой меры, разработанной чиновниками Главного комитета. В основу выкупной суммы была положена не фактическая стои­мость земли, а сумма оброка, которую помещик получал в качестве компенсации за потерю крепостной рабочей силы. То есть базой проведения выкупных платежей служил не рыночный, а феодаль­ный принцип.

Оценивая крестьянскую реформу 1861 г., указывая на ее огра­ниченный, ярко выраженный крепостнический характер, тем не менее, нельзя упускать из виду и позитивные ее последствия для России. Освобождение крестьян заметно изменило все основы ее государственного и общественного быта. В центральных и южных районах Российского государства сформировался новый много­миллионный класс - крестьян-собственников. В связи с этим не­обходимо было создавать новую местную администрацию и суд. Крестьянская реформа, таким образом, неизбежно вела к другим крупным преобразованиям во многих сферах российского обще­ства.

Вслед за крестьянской реформой был проведен ряд реформ в об­ласти государственного управления и суда. Реформы в области государственного управления не затрагивали основ государственного строя. Они касались органов местного самоуправления.

Земская реформа 1864 г. создала органы земского самоуправ­ления: распорядительные - губернские и уездные земские собра­ния, исполнительные - соответствующие земские управы.

Городская реформа 1870 г. образовала органы городского само­управления: распорядительные - городские думы, исполнительные - городские управы.

Половинчатость указанных реформ состояла в сословном прин­ципе непропорционального представительства населения и ограни­ченности полномочий новых органов.

Судебная реформа 1864 г. была наиболее последовательной и де­мократичной. Она устраняла сословный суд, устанавливала равенство всех перед законом и судом, проводила принципы состязательности судебного процесса, выборности судей.

При оценке места и роли судебной реформы в общественно-политическом развитии России, ее характера и методологии проведе­ния следует учитывать два обстоятельства. Во-первых, уровень фео­дально-крепостнического суда, который требовалось преобразовать, основываясь на принципах демократического правосудия, что неиз­бежно негативно сказывалось на результативности реформы. Во-вторых, противоречивый характер реформы происходил во многом из противостояния консервативного и либерального подходов в ее под­готовке и реализации, отражавших в целом сопротивление дворянско-крепостнической России. Небезынтересно в связи с этим отно­шение к преобразованиям в судебной сфере и верховной власти Рос­сии, часто изменявшееся в зависимости от колебаний общественного мнения.

Нормативная база судебной реформы - утвержденные Импера­тором 20 ноября 1864 г. Судебные уставы, состоящие из четырех за­конов:

1) Учреждения судебных установлений;

2) Устав уголовного судопроизводства;

3) Устав гражданского судопроизводства;

4) Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями.

Механизм функционирования отдельных органов реформиро­ванной российской юстиции во многом определял компромисс меж­ду консервативными и либеральными кругами.

Этот компромисс особенно ярко проявился в деятельности ми­ровой юстиции. С одной стороны, помещичьи слои населения на­стаивали на преобладании представителей крупного дворянского землевладения среди мировых судей, которые должны назначаться правительством из местных «уважаемых и почтенных» людей. Проти­востоявшая им либеральная группа считала, что в новом суде не должно быть места сословному представительству, и поэтому требо­вала выборов мирового суда.

Источником для анализа деятельности общих судебных органов служит П раздел «Учреждения судебных установлений». Помимо ха­рактеристики состава, назначений и полномочий окружного суда, судебных палат и кассационных департаментов Сената следует обра­тить внимание на изменения в организации работы следствия и про­куратуры после 1864 г. и на возникновение новых институтов судеб­ной системы - суда присяжных заседателей и адвокатуры. Многие противоречия в деятельности этих учреждений, отраженные как в Су­дебных уставах, так и в судебной практике 60-80-х годов XIX в., опять-таки объясняются борьбой между консервативными и либе­ральными силами российского общества.

Юрисдикция местных и общих судебных органов, подсудность гражданских и уголовных дел местным и общим судам определялась «Уставом уголовного судопроизводства», им же определялся порядок обжалования судебных приговоров.

В уголовном судопроизводстве в общих судах было три стадии: предварительное следствие, судебное разбирательство и исполнение приговора. Юридические действия, разграничивающие их объем, четко определены законом. Важнейшую проблему на стадии судеб­ного следствия составляли взаимоотношения судей и коллегии при­сяжных заседателей.

Теория свободной оценки доказательств заменила с 1864 г. в сис­теме правосудия России теорию формальных доказательств.

Новая теория основывалась на положении, что задача суда со­стоит в поиске объективной истины. Отсюда его решения должны опираться на истинные факты, для чего необходим всесторонний анализ всех имеющихся доказательств без какого-либо вмешательства извне. Мерилом достоверности фактов объявлялось лишь внутреннее убеждение судей.

В любом обществе армия всегда является орудием государства, направленным на разрешение задач внутренней и внешней поли­тики. Не была исключением в этом отношении и русская армия. Ее состояние накануне реформ было критическим. В ходе реформ 1860-х-1874 гг. были созданы местные органы военного министер­ства - военные округа; проведена военно-судебная реформа 1867 г. и принят Устав о воинской повинности 1874 г., вводивший в стране всеобщую воинскую повинность и установивший систему комплек­тования русской армии.

Военные реформы 1860-1870-х гг. не обеспечили создание проч­ных основ обороноспособности Российского государства, и Россия потерпела поражение в русско-японской. Первой мировой и Граж­данской войнах. Причины этого те же, что и в предшествующий пе­риод, - непрофессионализм, рекрутский, принудительно-репрес­сивный принцип комплектования армии.

Вопрос о конституционной реформе возник еще во второй поло­вине 50-х годов. Уже тогда в правительственных кругах стала обсуждаться проблема объединения деятельности всех отраслей государст­венного управления, или, как тогда говорили, «единства власти».

Дело в том, что существовавший тогда порядок решения государ­ственных дел не обеспечивал такого единства. Каждый министр док­ладывал свои вопросы Императору лично. При этом нередко минист­ры действовали несогласованно, а то и просто не знали о действиях друг друга. Правительства как коллегиального органа не существова­ло. Правда, существовал Комитет министров, была даже должность председателя Комитета министров. Но этот Комитет занимался ре­шением повседневных мелких вопросов, вплоть до назначения посо­бий и пенсий чиновникам.

Имелся еще Государственный Совет - законосовещательный орган при Императоре. Но его состав постоянно пополнялся отстав­ными министрами и другими престарелыми сановниками.

Император в условиях абсолютной монархии был наделен всей полнотой как законодательной, так и исполнительной власти. Имен­но он лично (по идее) должен был координировать и объединять дея­тельность всех министерств и ведомств. Но государственное управле­ние усложнилось настолько, что он физически не в состоянии был это делать. Поэтому в 1857 г. был создан Совет министров, в который вошли ведущие министры и руководители самостоятельных ве­домств, а также председатели Государственного Совета и Комитета министров. В отличие от Комитета министров, по-прежнему зани­мавшегося мелкими текущими делами. Совет министров под председательством Императора обсуждал и решал важнейшие вопро­сы государственной жизни. В 60-е годы Совет министров заседал до­вольно часто. Но по мере того как Александр II старел, Совет мини­стров заседал все реже, а при Александре III он практически перестал собираться. И вновь возобладал старый порядок единоличных докла­дов министров Царю.

Нередко использовалась такая форма обсуждения вопросов, как созыв различных Особых совещаний. Обычно Царь поручал двум-трем министрам или иным видным сановникам разобраться в каком-то вопросе. Иногда в работе совещания участвовал и сам Царь. Реко­мендации таких совещаний оформлялись затем Императорскими указами. Отсутствие коллегиального правительственного органа от­рицательно сказывалось на государственном управлении.

Реформы носили половинчатый характер. Недовольство прояв­ляли не только крестьяне, разночинная интеллигенция, но и господ­ствующий класс - довольно широкие слои буржуазии и либерального дворянства. Они требовали дальнейших реформ госаппарата, суда, отмены цензуры. Наконец, они выдвигали требования привлечения их представителей к управлению государственными делами - созда­ния представительных органов.

Недовольна правительством была и масса дворян-крепостников. Они считали, что правительство ущемило их интересы проведением крестьянской реформы, и также выдвигали различные конституци­онные проекты, сформулированные, например, камергером Безобразовым, суть которых сводилась к неким политическим компенсациям дворянству за потерю крепостных, введению «аристократической» конституции, призванной усилить политическую власть и влияние аристократии.

В верхушке царской бюрократии боролись две основные группи­ровки: буржуазно-либеральная во главе с Великим князем Констан­тином Николаевичем - братом Царя, занимавшим пост председателя Государственного Совета, и сторонников незыблемости самодержа­вия во главе с наследником престола, будущим Царем Александром III и его воспитателем и наставником обер-прокурором Синода К.П.Победоносцевым.

Столкновения этих группировок происходили при подготовке практически всех законопроектов о реформах. Однако наиболее рез­кими они были при обсуждении конституционных проектов.

Первый такой проект был подготовлен министром внутренних дел П.А.Валуевым еще в 1863 г.. Суть его сводилась к образованию при Государственном Совете съезда государственных гласных, состо­явших из выборных от всех частей Империи (кроме Польши и Фин­ляндии): по 1-3 человека от губернских земских собраний, по 3 - от Петербурга и Москвы и по 1 - от 12 крупных городов. Кроме выбор­ных, в состав съезда должны были войти и лица, назначаемые прави­тельством, а также представители высшего духовенства; общая чис­ленность назначаемых членов съезда должна была составлять 1/5 от всех выборных. Предполагалось, что этот съезд будет рассматривать бюджет, сметы, а также вопросы, решение которых связано с изуче­нием новых законов, уставов или изменением действующих актов. После съезда все эти вопросы должны были направляться в общее собрание Государственного Совета, состоявшее из назначенных Ца­рем членов, но с участием избранных съездом 16 гласных. Хотя в про­екте Валуева и предусматривалось создание своеобразной двухпалат­ной представительной системы, однако сам Государственный Совет был лишь законосовещательным органом, его решения носили харак­тер рекомендаций и нисколько не ограничивали самодержавной вла­сти Императора. 7 декабря 1863 г. Царь отверг проект Валуева. В апреле 1866 г. новый проект выдвинул Великий князь Константин Ни­колаевич. Его идея заключалась в создании при Государственном Со­вете двух съездов гласных: земского (избранного губернскими зем­скими собраниями) и дворянского (избранного губернскими дворян­скими собраниями). По существу, это было в какой-то мере повторе­нием проекта Валуева, только в еще более ограниченном варианте, так как, во-первых, вводилось сословное дворянское представитель­ство, а во-вторых, съезды гласных должны были заниматься лишь разбором жалоб и ходатайств местных органов самоуправления и во­просами местной хозяйственной жизни. Но и этот проект был откло­нен Царем. Однако революционная ситуация в конце 70-х - начале 80-х годов заставила правительство вернуться к этим проектам и по­ставить их на официальное обсуждение в Особом совещании под председательством Царя. Совещание 29 января 1880 г. отвергло оба проекта, хотя они и не представляли собой конституции в полном смысле слова.

Взрыв в Зимнем дворце 5 февраля 1880 г. привел к диктатуре М.Т.Лорис-Меликова, ставшего начальником Верховной распоряди­тельной комиссии с неограниченными полномочиями. Популярный генерал, герой русско-турецкой войны 1877-1878 гг., он хорошо по­нимал, что одними репрессиями укрепить самодержавие невозможно. Поэтому он проводил, с одной стороны, политику беспощадных ре­прессий в отношении террористов, а с другой - старался привлечь на свою сторону либеральное дворянство и буржуазию обещаниями конституции. В январе 1881 г. Лорис-Медиков подал Александру II записку с проектом, который вошел в историю как «конституция Ло­рис-Меликова».

Лорис-Медиков предлагал создать две временные подготови­тельные комиссии для подготовки законопроектов по финансовым вопросам и местному управлению, а также общую законосовеща­тельную комиссию. В эти комиссии должны были войти наряду с чиновниками выборные депутаты, избираемые губернскими зем­скими собраниями (по 2 от губернии) и городскими думами (от крупных городов). Предлагалось также дополнить Государствен­ный Совет 10-15 выборными представителями общественности. При всей скромности и ограниченности этого проекта он все же вводил в государственный механизм важный конституционный принцип - принцип народного представительства. Преобразован­ный Государственный Совет становился как бы зародышем буду­щего парламента, а сам проект знаменовал возможное зарождение парламентской системы.

Александр II в общих чертах одобрил проект М.Т.Лорис-Меликова. Он даже утвердил проект соответствующего «Правитель­ственного сообщения». По иронии судьбы это произошло утром 1 марта 1881 г. В этот же день Александр II был убит террористами-народовольцами.

Новый Царь Александр III долго колебался, а затем отверг «конституцию Лорис-Меликова». Новое правительство Александра III, из которого были изгнаны либерально настроенные министры (Лорис-Меликов, Милютин), взяло курс на укрепление са­модержавия, усиление роли дворянства и укрепление репрессив­ного аппарата.

Непоследовательность реформ и деятельность революционно-террористических организаций (народников) привели в конце 70-х -начале 80-х годов к обострению социально-политической обстановки в стране.

1 марта 1881 г. народовольцами-террористами был убит Царь-реформатор Александр II, который собирался продолжить либераль­ные реформы. После этого новый Царь Александр III стал на путь контрреформ. Был издан ряд актов, усиливавших власть МВД и по­лиции.

Первым мероприятием по осуществлению нового курса стало принятие Положения об усиленной и чрезвычайной охране (1881 г.). В дополнение к нему в 1892 г. принимается Закон о военном поло­жении, регламентировавший полномочия военных властей в приф­ронтовой полосе в условиях войны. Однако этот закон предусмат­ривал возможность объявления военного положения и в мирное время в случае массовых беспорядков. Власть в местностях, объяв­ленных на военном положении, передавалась военному командо­ванию и на гражданских лиц распространялась юрисдикция воен­но-полевых судов.

В отношении крестьянства наряду с прекращением временно­обязанного состояния, некоторым снижением выкупных платежей, заменой подушной подати поземельным налогом и отменой соляного налога проводилась линия на усиление патриархальных начал в кре­стьянской семье. Закон 1886 г. устанавливал, что длясемейного раз­дела (выделения взрослых детей) требовалось согласие главы семьи и решение сельского схода, принятое квалифицированным большинст­вом в две трети голосов.

Следующим шагом явилось учреждение в 1889 г. института зем­ских участковых начальников. Каждый уезд делился на участки, в ко­торые назначались участковые земские начальники из местных по­томственных дворян, имевшие в данном уезде земельные владения, и одновременно отменялись мировые суды.

В 1889 г. с введением института земских начальников правитель­ство отчасти восстанавливало помещичью власть над крестьянами.

Земская контрреформа 1890 г. и городская контрреформа 1892 г. повышали имущественный ценз и приводили к господству дворян и крупной буржуазии в органах местного самоуправления.

В судебной области произошла ликвидация мировых судов во многих уездах, сужалась компетенция суда присяжных, значительная категория дел передавалась в подсудность военно-полевой юстиции.

Источники права. На основе материалов кодификаций, проведенных в дорефор­менный период, были изданы второе и третье Полное собрание зако­нов. В него вошла значительная часть нового пореформенного зако­нодательства. Такие же новеллы включались в Свод законов.

В ограниченном виде применялись нормы обычного права: в крестьянских волостных судах, в некоторых областях торгово-промышленной деятельности. С 1863 г. под контролем Сената изда­ется периодическое Собрание узаконений и распоряжений правительст­ва. В него входили уставы акционерных обществ, кредитных обществ, постановления министров и сенатская практика.

Толкование законов и решение юридических коллизий находи­лись в ведении Сената. Разъяснения Сенатастали обязательными для юридической практики. Отдельные постановления Сената, утвер­жденные Императором, приобретали статус законов.

Правовое регулирование экономикиосуществлялось набором пра­вовых норм из различных отраслей права. В пореформенный период в России происходил быстрый рост различных организационно-правовых форм экономической деятельности. В 1870 г. в Петербурге состоялся торгово-промышленный съезд с участием представителей правительства.

В праве окончательно сформировалось понятие юридического ли­ца. Вначале оно применялось к государству, монастырям, учебным заведениям. Развитие товарно-денежных отношений выдвинуло на первый план купеческие, промышленные организации, товарищест­ва, акционерные общества. Правоспособность юридических лиц оп­ределялась в соответствии с целями их деятельности: соответствие мог устанавливать Сенат, предписывающий санкции против наруши­телей.

Закон разделял все юридические лицана публичные, частные, со­единения лиц, учреждения.

Вещи по закону делились на движимые и недвижимые, родовые и благоприобретенные. (Особую группу недвижимостей составляли заповедные и майоратные земли. Заповедные земли могли принадле­жать только потомственным дворянам и иметь соответствующие раз­меры; они не отчуждались ни в какой форме, не облагались налогами, на них не распространялись сроки давности, они не могли дробиться; с 1899 г. появилась новая категория недвижимости - временнозаповедные земли.)

Закон давал определение собственности:«Власть, установленная гражданскими законами, исключительная и независимая от лиц по­сторонних, владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом вечно и постоянно». Право собственности защищалось исковой давностью, срок которой устанавливался в десять лет.

Практика также знала ряд ограничений,налагаемых на право соб­ственности. Прежде всего, это были сервитуты («право участия об­щего», или личные сервитуты). В 1895 г. крестьянским обществам было запрещено отдавать свои надельные земли в залог частным ли­цам, решением Сената 1895 г. было определено, что усадебная осед­лость является не личной, а мирской собственностью.

При отсутствии завещания супруги получали седьмую долю, се­стры при братьях - четырнадцатую часть недвижимого и восьмую часть движимого имущества. Усыновленные наследники получали только благоприобретенное имущество, незаконнорожденные вовсе устранялись от наследства. Ближайшие родственники устраняли от наследства последующих, (нисходящие - боковых, первые нисходя­щие (дети) - вторых (внуков).

Имущество крестьянского двора могли наследовать только члены семьи, а надельную землю - лица, приписанные к сельскому обществу. К наследованию в крестьянских семьях допускались по­сторонние лица, ставшие членами крестьянского двора: усынов­ленные, приемыши и незаконнорожденные дети. Дочери допуска­лись к наследству в равной степени, если выходили замуж за примака и жених входил в семью невесты. Раздел крестьянского двора мог производиться только с согласия большинства сельского обще­ства. В 1886 г. законодатель существенно ограничил разделы кре­стьянских хозяйств.

Церковь осуждала смешанные браки и браки, заключенные без согласия родителей (по жалобе родителей непослушных детей можно было подвергнуть тюремному заключению, лишению наследства). До 1904 г, сохранялось наказание за прелюбодеяние - осуждение на без­брачие.

Основаниями для возникновения обязательствслужили: договор, «как бы договор» (промежуточная форма), правонарушение, «как бы правонарушение», «прочие факты». Практика и закон знали большое число договоров: подряда и поставки, казенного подряда, имущест­венного найма (допускалась аренда предприятий на срок до 36 лет), займа и ссуды (допускалась шестипроцентная ссуда), товарищества (полного, на вере, на паях). В 1870 г. принимается положение об ак­ционерных компаниях, о страховании, личном найме (правила, регу­лирующие этот договор, были разбросаны по разным актам), дове­ренности или поручительстве.

Обеспечение обязательствосуществлялось посредством задатка, залога, неустойки, поручительства. Специфическими договорами, известными русскому праву, были договор запродажи и мировая сделка.

Договоры могли заключаться в разных формах: крепостным по­рядком, засвидетельствованием «у крепостных дел» или «у дел мак­лерских», домашним порядком.

Развитие «хозяйственного» права столкнулось с рядом анахро­низмов: сохранялось трехлетнее право выкупа недвижимости, были изъяты из оборота (на них также не распространялось обложение по взысканиям) заповедные имения. Сохранялись майоратные имения (для западных губерний империи). Право разработки недр закрепля­лось за всей общиной, а не за отдельными лицами.

Закон стремился преодолеть установленные ранее традиции и порядки: запрещались средневековая по своему характеру мена не­движимости и безвозмездные сделки с нею. Родовые недвижимости теряли свой сословно-дворянский характер: из них выделялись кре­стьянские наделы, на них строились фабрики и заводы.

Формулируется понятие вечной собственности. Появляются но­вые виды договоров: комиссии, страхования, товарищества (новые виды его), издательский.

В 1861 г. принимается положение «О найме рабочих для казен­ных и общественных работ». В 1870-1874 гг. разрабатывается про­ект закона о найме рабочей силы на новых принципах трудового права. В ходе контрреформ (в 1886 г.) издается особое положение о найме на сельские работы, включавшее некоторые архаичные эле­менты: заключение договора по особой форме (договорные листы выдавались волостными правлениями), использование полиции для розыска самовольно ушедших рабочих. В 1882, 1886 и 1897 гг. издаются новые законы о фабричных рабочих; в 1886 г. для регули­рования фабричных порядков создаются специальные губернские присутствия.

Быстро развивалось коммерческое законодательство. Издаются «Устав о промышленности заводской и фабричной»(регламентирующий деятельность казенных, частных и частных посессионных предпри­ятий), новый «Ремесленный устав»,типовые «Торговый устав» и «Биржевой устав», «Вексельный устав» и «Устав о торговой несостоя­тельности».

Система уголовного правапореформенного периода строилась на основе «Уложения о наказаниях уголовных и исправительных»,новые редакции которого появились в 1857, 1866, 1885 гг. (в нем предусмат­ривалось 180 видов наказаний и не менее 2 тысяч составов преступ­лений). Разработка нового уголовного уложения объяснялась рядом су­щественных недостатков, содержавшихся в Своде законов. К ним от­носились: противоречия, формализация, неполнота, неопределен­ность санкций и отсутствие четкой иерархии наказаний.

В 1866 г. делается попытка сочетать «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных» с Уставом о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. В редакции 1885 г. Уложение включает более широкий круг актов: законы об оскорблении Государя (1882 г.), о взрывчатых веществах (1882 г.), об отмене работных домов (1884 г.), об изменении паспортного устава (1885 г.), о рабочих и сельскохо­зяйственных работниках (1886 г.). Однако противоречия, различие организующих принципов и боязнь теоретических обобщений со­хранились и в этой редакции. Кроме того, в нее проникает «прин­цип аналогии», дающий право суду дополнять закон в случаях про­белов в праве.

В течение 20 лет разрабатывалось новое уголовное уложение (подготовленное лишь к 1903 г.), а источниками действующего права в этот период были также Уложение о наказаниях, налагаемых миро­выми судьями (1864 г.), Военно-уголовный кодекс(1875 г.), Военно-морской устав(1886 г.).

Вплоть до 1903 г. применялись церковные наказания (покаяние, заточение в монастырь), оказавшие влияние на полицейский устав. Субъектом преступления до 1903 г. могли быть юридические лица, например, крестьянская община.

Закон различал следующие категории преступлений: тяжкие пре­ступления(за которые могли быть назначены смертная казнь, каторга, поселение); преступления (за которые могли назначаться заключение в крепость, тюрьму, исправительный дом); проступки(за которые назна­чались арест, штраф). Закон предусматривал случаи, когда ответствен­ность за убийство и иные преступления исключалась: когда совершив­ший деяние действовал во исполнение закона или приказа, с дозволе­ния власти или осуществляя профессиональные обязанности, в состоя­нии крайней необходимости или необходимой обороны.

Закон разделял умыселна предумышленный и внезапный, умыш­ленные преступления- на совершенные хладнокровно или в состоя­нии аффекта. Практика Сената часто руководствовалась принципом объективного вменения:достаточно было факта преступления, хотя вина отсутствовала, для применения наказания. По Своду законов наказывалась неосторожная вина (на основании особых постановле­ний или по усмотрению суда при наличии особых обстоятельств).

В Уставе о наказаниях, налагаемых мировыми судьями преду­сматривались наказания за неосторожные проступки и преступления, совершенные по небрежности.

Покушение на преступление определялось как «действие, кото­рым начинается приведение злого умысла в исполнение», и наказы­валось только в случаях, предусмотренных в законе. Свод законов не делил покушения на стадии, но настаивал на уменьшении наказания за покушение в сравнении с законченным преступлением. Уложение 1885 г. подразделяет покушение на законченное и незаконченное и ставит наказание в зависимость от стадии покушения.

Виды соучастия по Уложению 1885 г. делились на:

скоп, включавший главных виновников и участников и образо­вывавшийся в момент совершения преступного действия;

сговор, в котором участвовали зачинщики (интеллектуальные и физические), сообщники (участвующие и согласившиеся), подстре­катели, пособники; сговор мог быть на совершение нескольких пре­ступлений, не все его участники являлись исполнителями, при сгово­ре ответственность наступала и за совершенные действия;

шайка,состоящая из главных виновных, сообщников и пособни­ков. По Уставу о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, соуча­стники делились на совершивших деяние, подстрекавших к нему и соучастников.

Уложение 1885 г. наряду с соучастием знало понятие попусти­тельства:сюда относились попустители, укрыватели и недоносители.

Возрастной ценз для привлечения к уголовной ответственности определялся в семь лет. Наказания смягчались в применении к пре­ступникам, не достигшим 18-летнего возраста.

Наказанияделились на:

главные(смертная казнь, поселение, заключение в исправитель­ный дом, крепость, тюрьму, арест, штраф);

дополнительные(лишение всех или особенных прав состояния, звания, титулов, семейных прав, права на участие в выборах, права заниматься определенной деятельностью, помещение в работный дом, конфискация имущества);

заменяющие (принудительное лечение, опека).

В Уложении 1885 г. предусматривалась смертная казнь через по­вешение. Каторга назначалась на срок от четырех до двадцати лет или бессрочно. Ссылкаимела 30 степеней: от года до четырех лет в разные районы страны (по степени удаленности от центра). Заключение в ис­правительный дом могло продолжаться от полутора до шести лет, тю­ремное заключение - от двух месяцев до двух лет, арест - от одного дня до шести месяцев.

К уголовным и исправительным наказаниям (общим, особен­ным, дополнительным, главным) не относились меры полицейского

воздействия. Уложение 1885 г. предусматривало ряд других мер: отда­ча под надзор, высылка за границу, запрещение жить в определенных местах, выговор, розги.

Принятый в 1876 г. «Устав о пресечении преступлений»в значи­тельной степени смешивал полицейскую власть с судебной, в практи­ке такая тенденция была еще более очевидной. Так, в областях уси­ленной или чрезвычайной охраны арест, секвестр (приостановка хо­зяйственной деятельности, арест имущ