Финансирование деятельности конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации

Воробьев Андрей Васильевич

студент II курса магистратуры

Волго-Вятского института (филиала)

Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), г. Киров

Руководитель АНО «ЖКХ эксперт», г. Киров

АННОТАЦИЯ

В данной статье рассматриваются вопросы финансирования при обеспечении деятельности конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации.

Ключевые слова:конституция, устав, конституционный суд, уставный суд, конституционный (уставный) суд, финансирование конституционного (уставного) суда, финансирование.

Financing of the activity of constitutional (statutory) courts of the subjects of the Russian Federation

Vorobev A.V.

undergraduate of the Volgo-Vyatsky Institute (branch) of Moscow State

University of Law named after O.E. Kutafin (MSAL), Kirov

Director ANO «GKH ekspert»

Annotation:

In this article, the issues of financing are considered when ensuring the activities of constitutional (statutory) courts of the subjects of the Russian Federation.

Key words: Constitution, constitutional court, constitutional (statutory) court, the definition of a constitutional court, a judicial system judicial system

Конституционный (уставный) суд согласно федеральному законодательству является одним из судов субъектов Федерации (наряду с мировыми судьями), но с точки зрения компетенции и принципов функционирования его можно назвать в качестве единственного судебного органа государственной власти субъекта Российской Федерации. Такой суд олицетворяет собой завершенность формирования системы органов государственной власти субъекта Российской Федерации. Более того, конституционный (уставный) суд выполняет функцию арбитрирования во взаимоотношениях различных уровней публичной власти (органов власти субъекта и органов местного самоуправления), а также между гражданами, общественными формированиями и государством [4].

В соответствии со статьей 27 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" конституционный (уставный) суд может создаваться субъектом Российской Федерации для рассмотрения вопросов соответствия законов субъекта Российской Федерации, нормативных правовых актов его органов государственной власти, а также органов местного самоуправления конституции (уставу) соответствующего субъекта Российской Федерации, а также для толкования конституции (устава) субъекта Российской Федерации [2]. При этом региональным законодательством могут быть установлены дополнительные полномочия такого суда, если это не повлечет вмешательства в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, других федеральных судов и соответствующих компетенции субъекта Российской Федерации [3]. Однако наряду с формально-нормативными проблемами функционирования данного института существуют и более значительные функциональные (компетенционные) проблемы, которые достаточно остро ставят вопрос о необходимости существования конституционных (уставных) судов на уровне субъектов Российской Федерации. Поэтому вторым вопросом после целесообразности перед органами власти субъектов РФ должен стоять вопрос об источниках финансирования конституционного (уставного) суда [7].

По состоянию на 2016 год конституционные (уставные) суды официально действовали в 18 субъектах Российской Федерации (в том числе в 14 республиках). Камнем преткновения при создании конституционных (уставных) судов во всех 85-ти субъекта Российской Федерации является отсутствие должного финансирования для осуществления надлежащей деятельности конституционного (уставного) суда, так как оно производится исключительно за счет средств бюджета субъекта Федерации и низкая эффективность конституционного правосудия с позиции количества рассматриваемых дел. При этом последнее совершенно бессмысленно оценивать с позиции количественных показателей, поскольку каждое дело в конституционном суде воздействует на целый пласт общественных отношений и затрагивает права десятков и сотен тысяч людей [10]. Как указывал судья Конституционного Суда Российской Федерации Маврин С.П.: «Подобный вопрос не может решаться исключительно с позиций бюджетной экономии».

При анализе законов субъектов РФ о бюджете на 2017 год, можно сделать вывод о том, что размер финансирования для обеспечения деятельности конституционных (уставных) судов зависит от количества судей, работающий на постоянной основе, размере аппарата деятельности судей, которые в свою очередь пропорциональны численности постоянного населения в субъекте, а также соответствующему размеру бюджета субъекта РФ. При расчете финансирования следует учесть, что в большинстве субъектов РФ, где действуют конституционные (уставные) суды количество судей составляет не более трех человек. Например, Уставный суд Калининградской области работает в составе председателя суда, заместителя председателя суда и судьи-секретаря.

На основе анализа таблицы можно сделать вывод, что для оценки необходимого размера финансирования и обеспечения деятельности конституционных (уставных) судов в субъектах РФ можно использовать полученные средние значения: 28 млн. рублей в год или 23 руб. в расчете на 1-го жителя.

В качестве решения финансовой проблемы также следует рассмотреть принцип формирования суда на смешанной основе – часть судей будет работать на постоянной основе и часть – на общественных началах. Такой подход может решить проблему низкого количества рассматриваемых дел с учетом постоянного финансирования. В качестве судей, которые могут работать на общественных началах, могут привлекаться в том числе компетентные сотрудники юридических вузов, получившие безупречную репутацию и общественное признание.

В заключение следует отметить, что конституционные (уставные) суды субъектов РФ, заявляя своем праве на самостоятельную от законодательной и исполнительной власти ветвь государственной власти субъектов Российской Федерации, а также финансовую стабильность должны иметь федеральные гарантии существования и независимости путем принятия федерального закона об общих принципах организации и деятельности конституционных и уставных судов субъектов Российской Федерации. Кроме того, необходимо внести изменения в Федеральный конституционный закон от 31.12.1996 N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" и Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 года N 3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации", которые будут подразумевать необходимость создания конституционных (уставных) судов во всех субъектах Российской Федерации с возложением бремени их финансирования на федеральный бюджет на основе утвержденных федеральным законом нормативов. Полагаю, что в силу единства судебной системы данное предложение будет в полной мере соответствовать единообразию при толковании статей 71 и 124 Конституции Российской Федерации [1].

Примечания

1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) // "Собрание законодательства РФ", 04.08.2014, N 31, ст. 4398.

2. Федеральный конституционный закон от 31.12.1996 N 1-ФКЗ (ред. от 05.02.2014) "О судебной системе Российской Федерации". // "Собрание законодательства РФ", 06.01.1997, N 1, ст. 1.

3. Определение Конституционного Суда РФ от 06.03.2003 N 103-О "По запросам Государственного Собрания Республики Башкортостан и Государственного Совета Республики Татарстан о проверке конституционности части 1 статьи 27 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации". // "Собрание законодательства РФ", 28.04.2003, N 17, ст. 1658.

4. Артемова С.Т. Роль решений конституционных (уставных) судов в деятельности исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации // Государственная власть и местное самоуправление. 2014. N 4. С. 20 - 23.

5. Безруков А.В., Казанцев А.О. О необходимости создания и совершенствования компетенции конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации // Журнал конституционного правосудия. 2012. N 2. С. 28 - 34.

6. Гатауллин А.Г. Региональное конституционное правосудие: современное состояние и проблемы – Казань: Казанский (Приволжский) федеральный университет. 2011. С. 91.

7. Малютин Н.С. Исчерпан ли интерпретационный потенциал региональной конституционной юстиции в Российской Федерации? // Журнал конституционного правосудия. 2015. N 5. С. 13 - 19.

8. Савельева Т. Н. Формирование конституционных (уставных) судов // Молодой ученый. - 2010. - №10. - С. 192-197.

9. Оценка численности постоянного населения на 1 января 2017 года и в среднем за 2016 год. // Росстат. - 10.03.2017 г.

10. Евлоев, И. М. Региональная конституционная юстиция: Карфаген должен быть... построен / И. М. Евлоев. - С .94-99.

К вопросу о смертной казни в Китайской Народной Республике

Зырянова Диана Геннадьевна

студентка Волго-Вятского института (филиала)

Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), г. Киров

Научный руководитель: Пибаев Игорь Александрович

преподаватель кафедры государственно-правовых дисциплин

Волго-Вятского института (филиала)

Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), г. Киров

АННОТАЦИЯ

В работе рассматривается институт смертной казни в Китайской Народной Республике, являющейся страной-лидером по числу исполнения смертных приговоров в настоящее время. Особое внимание уделяется аспектам, затрагивающим проявление данного вида наказания в настоящее время, виды, преступления, за которые оно следует, а также сравнительный анализ института смертной казни в Уголовном кодексе 1979 года и Уголовном кодексе 1997 года.

Ключевые слова:КНР, преступление, наказание, смертная казнь.

Zyryanova D.G.

the student of Volgo-Vyatky Institute (branch)

of the Moscow State Law University

named after O.E. Kutafin (MSAL), Kirov

Annotation:

The paper examines the institution of the death penalty in the People's Republic of China, which is the leading country in terms of executions at present. Particular attention is paid to aspects affecting the manifestation of this type of punishment at present, the types, crimes for which it follows, and a comparative analysis of the institution of the death penalty in the 1979 Criminal Code and the 1997 Penal Code.

Key words:PRC, crime, punishment, death penalty.

Среди множества институтов особое внимание следует обратить на институт смертной казни. Отношение к данному институту всегда оставалось неоднозначным. В настоящее время большинство стран отказалось от данного вида наказания, это обусловлено тенденцией мирового сообщества к признанию права на жизнь высшей ценностью. Но существуют страны, смертная казнь в которых до сих пор применяется, так, например, Китай не только сохранил, но и активно применяет высшую меру наказания.

Конец 20 века ознаменован для Китая бурным развитием, кардинальными переменами в экономике, а также обновлением политической жизни, что придало особое значение уголовному законодательству, как гаранту обеспечения политики реформ и укрепления правопорядка КНР.

Особое внимание в укреплении правопорядка в Китайской народной республике играет уголовное законодательство, которое закрепляет такое наказание, как смертная казнь. В 1997 году произошли существенные изменения в УК КНР, а также 1 января этого же года вступил в силу УПК КНР. В общей части УК КНР в ст. 48 закреплено, что смертная казнь применяется только к преступным элементам, совершившим тягчайшие преступления. [1]. В отличие от УК КНР 1979 г. (ст.44), смертная казнь по новому УК не применяется к несовершеннолетним, беременным женщинам, что является существенным развитием в обеспечение признания человеческой жизни высшей ценностью.

Также произошли изменения и в способах применения смертного приговора в исполнение. УК 1979 г. закреплял исполнение высшей меры наказания только путём расстрела, по новому кодексу исполнение может также проводится путём введения смертельной инъекции.

Но обширный перечень преступлений, влекущих смертную казнь, практически не изменился. Всё также влекут высшую меру наказания преступления против государственной безопасности, большинство преступлений против общественной безопасности, производство, реализация поддельных медикаментов (ст. 141), умышленное убийство (ст. 232), расхищение государственного имущества (ст. 384), коррупция и взяточничество, преступления военнослужащего против воинского долга и другие. Особое внимание уделяется преступлениям против социалистического рыночного экономического порядка и борьбе с коррупцией.

Действующий УК сохранил важную норму УК 1979 г., согласно которой возможна отсрочка исполнения наказания на 2 года (ст. 48) при условии того, что суд придёт к решению, что в немедленном приведении данного приговора нет никакой необходимости. Данная система существует в КНР с 1949 года. В это время осуждённый занимается обязательным трудом, а при наличии хорошего поведения и раскаяния смертная казнь заменяется лишением свободы. УК 1979 г. закреплял лишь определённый срок данного лишения свободы, ст. 50 УК 1997 г. более подробно определяет основания и порядок исполнения приговора после двухлетней отсрочки. По действующему законодательству, в случае раскаяния или наличия заслуг, наказание может быть изменено на лишение свободы сроков от 15 до 20 лет.

Несмотря на подписание Международного пакта о гражданских и политических пактах, Китай до сих пор не ратифицировал его. На данный момент перспективы отмены смертной казни связывают лишь с кардинальным снижением преступности. Как отмечает Виталий Ефимович Квашис: «Система противодействия преступности в КНР базируется как на специфическом менталитете китайцев, так и на общественно- политической структуре, предусматривающей закрепленные в конституции принципы социально-экономического равенства, всеобщей трудовой занятости и минимальной материальной обеспеченности» [2].

В разные периоды уголовная политика Китайской Народной Республики значительно менялась в зависимости от направленности кампании, поэтому происходили резкие изменения в динамике смертных казней. В 1983 было введено законодательство, которое значительно упростило и ускорило процесс расследования и судебного разбирательства по делам о преступлениях, влекущих высшую меру наказания, что повлекло значительное увеличение числа казней. По данным «Международной амнистии» в последующие 3 года было зафиксировано 10 тыс. казней. Также В.Е. Квашис говорит о политике середы 90-х годов: «В мае 1996 года руководство КНР предприняло широкомасштабную кампанию против убийц и насильников, грабителей и наркоманов, получившую название «жестокий удар» (“Strike Hard”)» [3]. Первый год данной кампании показал рекордные показатели казней (4 400), в последующие года количество постепенно снижалось. В 2014 году зафиксировано 2400 смертных казней [4] Существует мнение о «недостоверности» официально заявленных данных Китаем, информация о смертной казни является государственной тайной. Amnesty International обнаружила сообщения в СМИ как минимум о 931 человеке, казненном с 2014 по 2016 год (и это лишь часть от всех проведенных казней), но лишь 85 из них обнаружились в государственной базе данных [5].

В настоящее время КНР является страной-лидером по числу исполнения смертных приговоров. Ещё одной проблемой является засекреченность реального количества приведения в исполнение смертных приговоров.

В Китае смертная казнь закреплена в уголовном кодексе, в котором говорится: «Смертная казнь применяется только к преступным элементам, совершившим тягчайшие преступления» (ст. 48). Смертная казнь применяется за взятки, мошенничество, преступления против социалистического рыночного экономического порядка и многое другое. Закреплено, что данная мера наказания не может применяться к несовершеннолетним и беременным женщинам и совершается только путём расстрела или введения инъекции.

На данном этапе развития полная отмена смертной казни невозможна, необходимо провести реформу системы наказаний, например, установить наказание в виде долгосрочного лишения свободы, тем самым снизив уровень применения высшей меры наказания. В дальнейшем предполагается сокращения перечня преступлений, влекущих смертную казнь.

Примечания

1.Уголовный кодекс КНР. Ст. 48. 1997.

2.Куда идет смертная казнь. Мировые тенденции, проблемы и перспективы / Предисл. д-ра юрид. наук, проф. Ю. Е. Пудовочкина. - СПб.: Издательство «Юридический центр-Пресс», 2011. - С. 47 - 608.

3.Куда идет смертная казнь. Мировые тенденции, проблемы и перспективы / Предисл. д-ра юрид. наук, проф. Ю. Е. Пудовочкина. - СПб.: Издательство «Юридический центр-Пресс», 2011. - С. 54 - 608.

4.World coalition [Электронный ресурс] // URL: http://www.worldcoalition.org/ru/China (дата обращения: 26.04.2017).

5. Amnesty International [Электронный ресурс] // URL: https://amnesty.org.ru/ru/2017-04-11-kazn/ (дата обращения: 26.04.2017).

Эффективность института наблюдателей в Российской Федерации