Путешествие через Портал

Дверь с тихим шорохом затворилась. Свет погас. Капсула мелко‑мелко задрожала…

– Взлетаем? – неуверенным голосом спросил Иван Палыч.

– Не взлетаем, а перемещаемся, – поправил Женька.

– Куда – перемещаемся?

– В данном случае – по Порталу. А, вот, куда конкретно…. Птичка, ты на какую кнопку нажала? Какого она была цвета?

– А чёрт его знает, – по‑честному призналась Наталья. – Я сперва глаза – по совету Рыжего – крепко‑крепко зажмурила, и только после этого ткнула пальцем.

– Понятное дело. Рыжий, как всем известно, тот ещё советчик. Отменный и надёжный. В том плане, что выдумщик отвязанный и шутник законченный…

– Тот, понимаешь, не тот, – тут же обиделся Назаров. – Обзываются ещё…. А я, между прочим, запомнил цвет кнопочки, на которую нажала Птичка. Как бы так.

– И какой? Какой был цвет?

– Так я вам, охламонам неблагодарным, и сказал. Не дождётесь. Даже до дождичка в четверг и морковкиного заговенья…

– Рыжий, заканчивай выёживаться и интересничать, – попросила Валентина. – Нашёл место и время…. Ну, скажи, пожалуйста. Какого цвета была кнопка? Молчишь, упрямец рыжеволосый? Птичка, повлияй на своего ухажёра.

– Не на ухажёра, а на официального жениха и будущего мужа, – с гордостью в голосе сообщила Натка. – А также на отца наших будущих детей и дедушку наших будущих внуков.

– Хорошо, на жениха и будущего мужа‑отца‑дедушку. Рада, друзья, за вас и всё такое прочее…. Повлияй, а?

– Ладно, подруга аномальная, уговорила. Пашенька, солнышко, поделись, пожалуйста, с верными друзьями своими наблюдениями. А я тебя за это поцелую – много‑много раз.

– Сиреневой была кнопка. Нежно‑нежно‑сиреневой.

– То, что старенький очкастый доктор прописал, – обрадовался непосредственный Евгений. – Значит, прибудем в Кошачий Мир. Куда, собственно, и собирались…. Ура!

– Ура! – поддержала брата Валька. – Ура! Ура! Ура!

– Отставить – щенячий восторг, – вмешался из темноты Подопригора. – Рано, братцы, предаётесь полномасштабному восторгу. Рано…. Кстати, а скольких цветов, вообще, кнопки на пульте управления?

– Восьми. Что соответствует основным Мирам трёх планет, заселённых разумными существами, и ещё пяти параллельным Мирам.

– Как же всё у вас, инопланетян вшивых, запутанно и непросто…. А по какому принципу, если, конечно, не секрет, сформирована…э‑э‑э, цветовая гамма кнопочек?

– По цвету каждого конкретного солнца. Кошачий Мир, как легко догадаться, освещается нежно‑нежно‑сиреневым светилом.

Дрожь Капсулы значимо уменьшилась, под потолком зажглись – вполнакала – длинные светло‑розовые плафоны.

– Разноцветные солнышки? – с любопытством осматривая щиток управления, задумчиво протянула Натка. – Нежно‑сиреневое, светло‑зелёное, голубое, розовое, неприметно‑бежевое, ярко‑оранжевое, фисташковое и даже серое. Обалдеть и не встать…

– Вибрация исчезла. Освещенье частично восстановилось. Что это означает? – заинтересовался Иван Палыч. – Надеюсь, речь идёт о положительных признаках?

– Вполне, – заверила, подходя к щитку управления, Валентина. – Наша Капсула успешно покинула магнитное планетарное поле Земли, не более того…. Ну, Рыжий, про какую кнопку ты толковал?

– Вот, про эту, – указал пальцем Пашка. – Видишь, соратница белобрысая, рядом с ней начертаны чёрные буквы‑иероглифы? Что они, кстати, обозначают?

– То и обозначают. Мол: – «Кошачий Мир. Родовое поместье арархов Радо».

– Кто это такие?

– Я же сказала – арархи. Извини, но с ними лично не знакома.

– Скрытничаем, блин горелый?

– С чего ты взял? Просто есть вещи, которые невозможно объяснить в двух словах…

– Заканчивайте воздух впустую гонять по Капсуле, – нахмурился Подопригора. – Болтуны и пустозвоны.

– У тебя, отставной майор, имеются дельные предложения?

– Конечно. Предлагаю – заняться общеобразовательной программой. Зачем время терять? Необходимо узнать о Кошачьем Мире, к которому нас ведёт Портал, как можно больше. Из серии: – «Осведомлён, значит, защищён…». Не хотят ли инопланетные близнецы Петровы поделиться с соратниками актуальной информацией? Раскрыть, так сказать, все карты? Поведать о загадочных семейных тайнах? Хотелось бы, право слово, чётко осознать – во что мы случайно вляпались. Не правда ли, господа аномальщики?

– Правда ли, правда ли.

– Будет не лишним.

– Колитесь, близняшки белобрысые…

Естественно, что Петровы, затратив целую кучу времени, всё и рассказали: о смерти деда и о «добром докторе Айболите», о событиях почти восемнадцатилетней давности и об ушлом адвокате Сан Саныче, о секретном медицинском учреждении №16/12 и о долгожданной встрече с матерью. Вернее, о нескольких таких встречах, наполненных – до краёв – неожиданной и невероятной информацией…

Повествование, как и следовало ожидать, получилось бестолковым и путанным – брат и сестра постоянно перебивали‑поправляли друг друга и даже отчаянно спорили.

– Да, запутанная и туманная картинка получилась, – выслушав рассказ до конца, неуверенно хмыкнул Иван Палыч. – Здесь потребуется помощь толкового аналитика. Давай, соратница Птичка, попробуй всё это разложить по полочкам. То бишь, резюмировать – однозначно и дельно, соблюдая строгий порядок и элементарную логику.

– Хорошо, я попытаюсь, – согласилась Натка. – Итак. В Кошачьем Мире, в полном соответствии с названием, «верховодят» разумные коты и кошки. Причём, вся эта хвостато‑усатая братия чётко делится на…м‑м‑м, на три больших класса. То есть, по старику Марксу, на три социально‑общественные формации…. Первая – это «архмагики». Они – уже на протяжении долгого‑долгого времени – являются откровенно‑правящим и бессменным аристократическим классом, так как наделены ярко‑выраженными магическими способностями. В частности, телепатическими. Умеют – силой мысли – убивать, а также создавать различные материальные ценности. Как то: современные технологические линии, различные механизмы и даже роботов‑андроидов. Именно благодаря усилиям архмагиков, «кошачья» цивилизация и является – в технико‑технологическом плане – такой развитой и продвинутой. Архмагики, они внешне немного похожи на «земных» сиамских кошек, но только более крупные, слегка пятнистые и с лучистыми изумрудно‑зелёными глазами…. Двигаемся дальше. Вторая социально‑общественная формация – это «арархи». Они на «кошачьей» Мирре выполняют функции «силовых ведомств»: полиции, армии, МЧС и различных спецслужб. Арархи – по визуальным признакам – здорово напоминают наших лесных манулов: серо‑палевая шерстка, приземистое мускулистое тело, полукруглые уши, мохнатые баки на выпуклых щеках. А своими неподвижными янтарно‑жёлтыми глазищами они умеют испускать смертоносные, так называемые «арарховы» лучи. Очевидно, что‑то сродни лазерным лучам…. Все остальные мирранские коты и кошки, как следует из недавнего повествования наших соратников Петровых, относятся к классу «бродяг». То есть, являются – по глубинной сущности – простолюдинами и дармоедами, гуляющими сами по себе и не приносящими – «кошачьей» цивилизации в целом – ни малейшей пользы‑выгоды. Бродяги, они бродяги и есть. Не отнять и не прибавить…. Возможны ли любовно‑семейные отношения между представителями и представительницами разных социально‑общественных формаций? Конечно, да, ибо природу‑мать не обманешь. Но на сей счёт существует целый свод строгих законов и выверенных правил. Арархи и бродяги, например, вправе спариваться и иметь потомство. Но котята, родившиеся в результате таких отношений, автоматически причисляются к когорте «бродяг». Причём, по визуальным признакам – у полукровок разноцветные глаза: один глаз янтарно‑жёлтый (он может испускать «арархов» луч, только очень слабый, способный убивать‑калечить лишь насекомых и прочую мелкую‑мелкую живность), а другой – голубовато‑мутный или же ярко‑синий…. С архмагиками всё гораздо сложней и строже. Они очень трепетно и щепетильно относятся к такому понятию, как – «чистота крови». Наверное, для этого существуют веские основания‑причины. Мол, «половинчатая магия», она зачастую непредсказуема и даже опасна. Короче говоря, если, всё же, рождается архмагик‑полукровка (определяется также по разноцветным глазам), то такой котёнок незамедлительно умерщвляется. Более того, и его беспутные родители – в назидание всем остальным – подлежат безжалостной казни. Как бы оно так…. Ещё одна особенность архмагиков. Они не могут – без тяжких последствий для себя – покидать пределы Кошачьего Мира. Раньше предпринимались попытки по переброске архмагиков – через специализированные Порталы – в другие Миры. Но все они, к большому сожалению, заканчивались фатально. То есть, полным и бесславным провалом. Мол, всё идёт в штатном режиме, показатели приборов и датчиков находятся в норме, Капсула успешно прибывает в Гнездо, оператор, выждав положенное время, открывает первую запорную дверь, вторую, а за ней – внутри Капсулы – лишь аккуратные конусы серой золы…. Перехожу к следующему информационному блоку. Климат на «кошачьей» Мирре (есть же и другие, так сказать, «параллельные» Мирры), достаточно мягкий и комфортный: равномерные дожди, щадящий температурный режим, отсутствие периодов аномальной жары и зимних морозов. Никогда не происходит и прочих природных катаклизмов: тайфунов, цунами, торнадо, наводнений, засух и землетрясений. Тишь, гладь и божья благодать, образно выражаясь. Да и с животным миром наблюдается аналогичная идеалистическая картинка: полностью отсутствуют хищники (кроме котов и кошек, понятное дело), а также всякая ядовитая нечисть – змеи, пауки и насекомые. Такая, вот, наша Новая Зеландия, только в планетарном масштабе. Только в Новой Зеландии этот «природно‑климатический рай» сформировался естественным путём (по крайней мере, так принято считать), а в Кошачьем Мире – насквозь искусственным. То бишь, всемогущие архмагики, объединив каким‑то неведомым образом магическую энергию, подсуетились. Бывает…. Теперь по разумным гуманоидам. Да, они, безусловно, присутствуют. В ограниченных количествах? Скорее, уж, в оптимальных. Сколько надо – по расчётам профильных специалистов – столько и будет. По крайней мере, воспроизводство гумми (так там принято именовать разумных гуманоидов), находится под плотным и неусыпным контролем со стороны подозрительных архмагиков. Существует строго‑выверенная система запретов‑разрешений на продление рода, а в определённых случаях (в глобальном временном понимании, конечно), и стимулирующих поощрений. Дело заключается в том, что гумми «используются» в Кошачьем Мире в достаточно узком, так сказать, в целевом сегменте. А именно, в качестве обслуживающего персонала для архмагиков и – частично – для арархов. То бишь, в качестве горничных, садовников, нянек, поваров и так называемых личных ремесленников. Что следует понимать под термином – «личные ремесленники»? На мирранских промышленных предприятиях, производящих электроэнергию, стройматериалы, пластмассу, электронику, летательные аппараты, бытовые приборы и всё прочее, трудятся роботы‑андроиды. Так как эти существа являются усидчивыми, надёжными, безотказными и, кроме всего прочего, никогда не устают. Но есть и такое важное понятие, как – «предметы роскоши». Например, авторская мебель, предметы архитектурного декора, дизайнерская проработка интерьеров, гениальные картины, художественный наборной паркет, эксклюзивная роспись виман, ну, и так далее. Эти виды работ доверяют сугубо гумми – считается, что они умеют работать «с Душой», в отличие от бездушных андроидов, понятное дело. Услугами личных ремесленников пользуются архмагики, а также наиболее богатые и знатные арархи…. Внимание, господа аномальщики. Очень важный и знаковый момент. Архмагики, безусловно, ценят разумных гуманоидов – как искусных мастеров, наделённых высоким художественным вкусом. Но, кроме того, и опасаются. Видимо, чётко осознают, что именно гумми – при стечении определённых обстоятельств – могут составить им реальную конкуренцию в борьбе за почётный титул – «Цари мирранской природы». Именно поэтому, во‑первых, количество разумных гуманоидов, проживающих на «кошачьей» Мирре, строго контролируется. Во‑вторых, в Кошачьем Мире запрещены – под страхом лютой смерти – разработка и производство любых видов оружия: огнестрельного, холодного и всего прочего. Нет там ни пистолетов, ни ружей, ни кинжалов, ни луков, ни арбалетов, ни булав, ни палиц, ни копий. Гумми даже палку в руки – без отдельной команды хозяина – взять не могут. Если гуманоид является, к примеру, скульптором, то он может пользоваться всякими профильными инструментами – молотками, молотами, клиньями, долотами и резцами. Но только – исключительно – на работе. Не дай Бог, если арарх увидит гумми с молотком в руках вне рабочего места. Обязательно изрежет до смерти «арарховыми» лучами…. Знать, опасается кошачья аристократия гуманоидов. То есть, неожиданных нападений – из‑за угла и сзади. И правильно, между нами говоря, делает. Не без оснований. Нашего непредсказуемого брата‑гуманоида завсегда стоит опасаться. Чисто на всякий случай. Так как лишним – в любом раскладе – не будет. Ладно, не буду залезать в запутанные философские дебри…. А теперь займёмся конкретикой. То есть, семейной историей белобрысых близняшек Петровых. Их отцом является уроженец «кошачьей» Мирры, гумми по имени – «Гарольд Библиотекарь». В данном случае – «Библиотекарь» является прозвищем, призванным скрыть настоящую, то есть, истинную профессию Гарольда. Он, на самом деле, является серьёзным учёным и специализируется на фундаментальных исследованиях по теме: – «Социологические и культурные особенности Миров, не входящих в состав Системы». Но, как уже было сказано выше, в Кошачьем Мире всем гумми уготована лишь одна участь – быть верной и старательной прислугой для своих усато‑хвостатых хозяев. Уважаемый и маститый учёный? Это, извините, законная и эксклюзивная прерогатива мудрых и непогрешимых архмагиков. Только так и никак иначе. Закон, есть закон…. Но на этот раз было сделано исключение: один из лордов Совета Системы оформил Гарольда в качестве работника библиотеки, созданной – в незапамятные Времена – при означенном Совете. Мол: – «Данный безродный и подлый тип ничем таким, то есть, научным не занимается. Так, только делает некие элементарные подборки из документов и расставляет на полках – в нужном порядке – папки с научными материалами. Не более того. А ещё иногда отправляется в плановые рабочие командировки в другие Миры – для сбора коллекционных инопланетных артефактов, которыми так приятно украшать библиотечное помещение…». Эта история – в очередной раз – подтверждает следующую мудрую сентенцию философской направленности: – «В каждом, даже в самом закостенелом и консервативном сообществе всегда найдётся хотя бы один прогрессивный деятель, способный призреть и успешно обойти стороной все заскорузлые и заплесневелые правила‑уложения…». Один раз Гарольд – по заданию прогрессивного и мудрого лорда – отправился на нашу Землю. Суть задания, как вы понимаете, мне неизвестна. Да и не в этом дело…. Короче говоря, как‑то Библиотекарь, облачённый в земные одежды, гулял‑бродил по Санкт‑Петербургу. Гулял‑гулял, а на одной из невских набережных случайно познакомился с молоденькой Надей Петровой, будущей матерью наших уважаемых близняшек. Познакомился, разговорился и, как водится, влюбился до полного беспамятства. Она же, как и полагается, влюбилась в него. А что делать дальше? Открыться любимой со всей мирранской непосредственностью? Мол: – «Являюсь пришельцем с далёкой и загадочной Мирры. Выходи за меня замуж…»? Гарольд был, отнюдь, не сопливым романтическим мальчишкой, а, наоборот, серьёзным учёным и весьма прагматичным гуманоидом, поэтому он чётко понимал, к чему может привести такая неосторожная откровенность: в лучшем случае девушка сочтёт его за бесстыжего шутника, а в худшем – за законченного психа. Поэтому наш герой поступил по‑другому: подлетел вечером на вимане к нужному дому, высмотрел в окне пятого этажа свою симпатию, да и, применив современные мирранские технологии, похитил её. Вернее, «перенёс» в свой летательный аппарат. Перенёс и всё‑всё рассказал, мол, так и так…. Судя по всему, Надежда Васильевна поверила Гарольду. И мало того, что поверила, так ещё согласилась стать его женой, а также и «переселиться» на «кошачью» Мирру…. Сказано – сделано. Переселились, понятное дело. Библиотекарю даже удалось как‑то «легализовать» невесту. И всё было хорошо и даже замечательно. Несколько мирранских лет они провели в совместных путешествиях и научных изысканиях. А потом жена Гарольда забеременела нашими близняшками. И, судя по всему, «без разрешения» от чванливых архмагиков. Что произошло дальше – не понятно. Но Надежду Васильевну – в конечном итоге – «вернули» на Землю, в ту же самую квартиру, откуда её и «забрал» будущий муж. Причём, выяснилось, что она отсутствовала всего‑то пару земных суток. То бишь, имеют место быть некие временные катаклизмы, природа которых пока мне не понятна.… Но пропавшую девушку уже разыскивали – дело‑то происходило до распада СССР, когда милиция работала ещё всерьёз. Пришлось давать письменные объяснения. Вот, нашедшаяся гражданка Петрова и поведала, ничего не скрывая – на двадцати восьми бумажных листах, исписанных убористым почерком – о своих невероятных приключениях. Делать нечего, отвезли незадачливую путешественницу «по далёким Мирам» в одно из медицинских учреждений при достославном КГБ. А как же иначе? Те Времена были серьёзными: проверяли и перепроверяли всё, всех и вся. Вдруг, имеют место быть происки подлых империалистов? Работа у Органов была такая…. Через некоторое время Надежда Васильевна родила двойню. «Кэгэбэшные» врачи в течение двух месяцев внимательно наблюдали за младенцами, после чего, не обнаружив никаких патологий, передали дедушке с бабушкой, мол: – «Воспитывайте внуков в неукоснительном соответствии с краеугольными принципами развитого социализма…». Потом и роженицу решили выписать и отпустить домой, мол: – «Вялотекущая шизофрения, вызванная прочтением большого количества фантастических романов об отважных покорителях космоса. Опасности для окружающих не представляет…». Да не тут‑то было. Совершенно случайно выяснилось, что Надежда Викторовна терпеть не может собак: увидев безвинного пса, тут же преображалась и – словно матёрая львица – набрасывалась на несчастную животину, разрывая её на части. Той же печальной участи удостаивались и книги, в которых присутствовали собачьи изображения. А если по телевизору показывали, например, кудрявую болонку, беззаботно гулявшую по двору, то такой телевизор – в безусловном порядке – был обречён. Несколько секунд, и только дымящиеся осколки агрегата разлетались по комнате. На лицо, так сказать, негативные побочные эффекты от долгого пребывания на «кошачьей» Мирре…. А вы, милые близняшки, как относитесь к собачкам? Любите их гладить?

– Прохладно относимся, – мрачно ухмыльнулся Женька. – То бишь, без слюнявого пиетета и малейших симпатий. Но не набрасываемся и не рвём на части, если, Птичка, ты именно это имеешь в виду. И книжек не рвём. И телевизоров не разбиваем кулаками…. Гладить псов? Это, извини, невозможно. Блохастые шавки, завидев нас, тут же бросаются наутёк. Особенно они Валюху опасаются – удирают со всех лап и, при этом, визжат от ужаса.

– Понятное дело, – кивнула головой Наталья. – Некоторые…м‑м‑м, материнские особенности передались вам по наследству, но, слава Богу, не в полном объёме…. Завершаю выступление. Надежду Васильевну, учитывая её суперагрессивное и неадекватное поведение по отношению к собакам, из закрытого (уже не «кэгэбэшного», а просто специализированного), заведения так и не выпустили. Близняшки же считали, что их отец и мать погибли в автокатастрофе много‑много лет назад. И только в прошлом году, после смерти деда, они узнали правду. Узнали, нашли лечебницу за номером 16/12 и, подключив ушлого адвоката, добились права на регулярные ежемесячные свидания с матушкой. Вот, в процессе этих свиданий наши соратники Петровы и почерпнули те сведенья о Кошачьем Мире, которые я вам, коллеги, только что – в причёсанном виде – изложила. Кроме того, как выяснилось, Евгению и Вальке передалось – на генном уровне – знание мирранской азбуки и мирранского же языка. Что, согласитесь, нам весьма пригодится. По прибытию на Мирру, имеется в виду. Собственно, у меня всё. Спасибо за внимание…

Свет неожиданно погас. Капсула вновь мелко‑мелко задрожала. Причём, гораздо сильней, чем в начале «рейса».

– Что случилось, Петровы? – заволновалась Лизавета. – Произошли непредвиденные и досадные технические неполадки в системе управления? Или же Капсула – просто‑напросто – вошла в магнитное планетарное поле Мирры?

– Второй вариант, скорее всего – неуверенно промямлил Женька. – Магнитное планетарное поле – дело куда как серьёзное.

– Мы так быстро, считай за пятьдесят минут, преодолели Бог знает сколько сотен световых лет? Не верится, если честно.

– Почему же – за пятьдесят? Уточняю, за неполные пятьдесят. А ещё точнее – за сорок семь с половиной минут…

– Значит, архмагики не могут – без тяжких для себя последствий – покидать пределы Системы? – резко поменял тему разговора Иван Палыч. – А как, интересно, обстоят дела с арархами и бродягами? Ты, Птичка, в своём развёрнутом докладе не затронула этого важного аспекта. Почему?

– Потому, что не в курсе, – обидчиво проворчала Натка. – Не было озвучено информации по данной тематике. Если бы было, то я бы не забыла. Память – на сегодняшний день – у меня, понятное дело, девичья. Но, тем не менее, надёжная и крепкая…

– Это, Профессор, я виновата, – сознался – из кромешной темноты – голос Валентины. – Не придала в суматохе значения. Да и упрямый балбес Женька постоянно перебивал. Извините. Сейчас исправлюсь. Значится так…. Арархи иногда покидают Систему. Одни – по служебной необходимости, другие, наоборот, по доброй воле. То есть, вследствие личных авантюрных наклонностей. Мама уверена, (она, находясь в больнице, очень много читает и изредка, соблюдая осторожность, заглядывает в Интернет), что отдельные арархи (или же помеси арархов и бродяг), частенько посещали нашу Землю и даже подолгу жили здесь, ведя достаточно активный и воинственный образ жизни. Например, на Западе широко известен кот по кличке – «Саймон», который принимал самое непосредственное участие в военных действиях. В марте 1948‑го года его, больного и отощавшего, нашел на верфях Гонконга матрос британского корабля «Аметист» и тайно пронес на борт судна. Кот поправился, отъелся, прижился, подружился с командой и – со временем – стал полноценным талисманом судна. А ещё и всеобщим любимчиком, так как обладал полноценным и изысканным чувством юмора: регулярно подбрасывал пойманных и полузадушенных крыс в койки к наиболее мнительным матросам, а на ночлег, как правило, устраивался в капитанской фуражке. Однажды «Аметист» попал под беглый огонь китайских батарей на реке Янцзы. В результате нескольких прицельных залпов погиб капитан судна, а несколько матросов, включая Саймона, были ранены. Но отважный кот, не обращая ни малейшего внимания на шрапнельное ранение и многочисленные ожоги, выполз на палубу, после чего китайские пушки замолчали – штурман «Аметиста» потом утверждал, что неприятельская батарея была поражена двумя ярко‑жёлтыми «горизонтальными молниями». Как бы там не было, но хвостатый боец успешно оправился от полученных ран, а по возвращению корабля в Великобританию даже был награждён Синим крестом и двумя боевыми медалями. Эта история широко освещалась в европейской прессе. А заметки и статьи, посвящённые удивительному коту Саймону, опубликованы во многих Энциклопедиях…. Ещё один аналогичный случай. Серый манул Оскар во время Второй мировой войны последовательно отслужил на трёх военно‑морских кораблях. Сначала на немецком «Бисмарке», куда попал контрабандой, пронесённый на борт одним из матросов. Потом на британском эсминце «Казак». Последним кораблем в карьере бесстрашного кота стал британский авианосец «Арк Ройял»…. Теперь по бродягам. Это очень беспокойные и свободолюбивые существа, относящиеся к строгим законам и правилам без должного почтения. То бишь, откровенно наплевательски. Нарушителей – рано или поздно – выявляют, заключают под стражу, судят и приговаривают к различным наказаниям. В основном, к нескольким мирранским годам услужения в родовых поместьях арархов. Но иногда образуется пикантная ситуация: осуждённых бывает гораздо больше, чем вакантных мест для трудовой «перековки». Что делать с образовавшимися «излишками»? Как правило, наиболее одиозных преступников и неисправимых рецидивистов казнят, а всякую криминальную шелупонь, долго не раздумывая, выселяют за пределы «кошачьей» Мирры. Ну, как в своё время Солженицына и других антисоветских диссидентов высылали из СССР. Прямая и чёткая аналогия…. Так вот. Мама точно знает, что иногда – время от времени – мирране и нашу Землю используют в качестве своеобразных «выселок». То бишь, так называемого «сто первого километра». Только перемещаемых бродяг, ради пущего спокойствия, предварительно подвергают специальному облучению, лишая их возможности разговаривать на всяких и разных языках – кроме, понятное дело, кошачьего…. Способности мыслить, анализировать, рассуждать и тому подобное? Нет, из соображений элементарного гуманизма все эти способности благородно оставляют ссыльным. Мол: – «Не звери же мы, в конце‑то концов…». Естественно, что «перемещённые» мирранские коты и кошки активно скрещиваются с земными собратьями, производя на свет потомство с необычными способностями…

– Теперь‑то я понимаю, почему в Интернете рассказывается так много цветистых баек о разумных котах и кошках, – оживился Подопригора. – Мне особенно понравилась история о Панунге Бане, который являлся домашним котом одного знаменитого ирландского монаха, проживавшего – из‑за фокусов прихотливой и изменчивой Судьбы – в Швейцарии. Данный монах слыл искусным составителем различных церковных текстов‑историй с романтической подоплёкой и на полном серьёзе уверял, что полосатый Панунг Бан являлся его полноценным соавтором. Как кот, не умеющий разговаривать по‑человечески, помогал своему хозяину? Не знаю. Как вариант, в письменном виде, предварительно обмакивая мохнатую лапу в чернильницу. А может, хитрое мирранское облучение – в данном конкретном случае – не сработало.

– И я где‑то читала про одну очень умную кошку по кличке – «Тама», – подключилась к разговору Лизавета. – Она занимала (то ли в шутку, то ли в серьёз), пост начальника железнодорожной станции Киси в японской префектуре Вакаяма…

Дальше комментарии‑факты полились‑посыпались безостановочным потоком:

– Пост начальника железнодорожной станции? Фигня незначительная и слабенькая. Вот, кот Стаббс на протяжении многих‑многих лет являлся бессменным почётным мэром городка Талкитна, расположенного на Аляске. Чем котяра конкретно занимался? Стаббс регулярно проводил выездные заседания в местном супермаркете, а в его должностные обязанности – помимо прочего – входило публичное чтение корреспонденции и живое общение‑фотографирование с многочисленными туристами, специально заезжающими в город, чтобы посмотреть на необычного мэра. Причём, на мэра современного, ведущего даже собственную полноценную страничку на Фейсбуке.

– А кот Иэмон до сих пор работает в японской полиции. И заметьте, делает это официально. Он – полицейский психолог, помогающий своему напарнику‑человеку при разговорах с потерпевшими преклонного возраста. Замечено, что пожилые японские пенсионеры гораздо охотнее дают показания в присутствии Иэмона.

– Серый и полосатый Киддо является единственным на Земле котом, который вместе с людьми пытался пересечь Атлантический океан на дирижабле. Более того, именно он и спас команду означенного дирижабля от верной смерти… Дело было так. В далёком 1910‑ом году дирижабль «Америка» вознамерился пересечь Атлантический океан. Штурман Мерри Саймон (как‑то часто в последнее время упоминается это имя), пронёс на борт летательного аппарата своего кота. Взлетели, но через некоторое время у дирижабля неожиданно и одновременно отказали оба двигателя, а сильный западный ветер стал беспорядочно носить его над океаном, грозя разбить летательный аппарат о высокие прибрежные скалы. Люди впали в отчаянье, началась паника. И только хладнокровный Киддо не растерялся: ловко запрыгнул на щиток управления и дёрнул – острым длинным когтем – за рычажок выпускного клапана. Газовая смесь постепенно стравилась в атмосферу, дирижабль успешно приводнился, и вскоре его экипаж, включая сообразительного кота, перебрался на борт спасательного судна.

– Рыженькая Фэйт из знаменитой лондонской церкви Святого Августина и Святой Веры – первой из кошек и котов – была удостоена медали Марии Дикин. Эта почетная «штатская» медаль в Англии равнозначна высшей военной награде – Кресту Ордена Виктории. Фэйт каким‑то непостижимым образом умела предугадывать приближение немецких бомбардировщиков, после чего начинала громко мяукать. Причём, минут на пятнадцать‑двадцать раньше завывания предупреждающих сирен.

– Джон Леннон утверждал, что многие тексты знаменитых песен группы «Битлз» ему «подсказывала» его любимая кошка Саманта.

– То же самое – только относительно прозы – говорил незабвенный Эрнест Хемингуэй о кошке Луизе‑Мери.

– Уинстон Черчилль всегда с большим уважением отзывался об умственных способностях кота по прозвищу – «Уголь».

– А, вот, последний русский царь Николай Второй кошек не любил. Более того, он на них охотился и даже скрупулёзно вёл статистику личных охотничьих трофеев. Считается, что благородный российский Император лично истребил за свою жизнь более двадцати тысяч котов и кошек. Подтверждено документально.

– Живодёр какой! – возмутилась Валентина. – Теперь‑то понятно, почему он так плохо кончил. Поделом…

Капсула перестала дрожать. Под потолком загорелись – приятным розовым цветом – длинные плафоны.

– Кажется, прибыли, – неуверенно прошептала Натка. – Только, интересно, куда?

С тихим шорохом отошла в сторону первая дверь, с пятисекундным опозданием – вторая.

– Выходим, аномальщики, – хриплым от волнения голосом велел Иван Павлович. – За мной…. Просторный холл. Светло‑бежевые стены, тёмно‑бордовый пол. Похоже, всё отделано пластиком. С левой стороны, в стене, имеется чёрная дверь. Справа наличествует…. Тёмная бархатная штора, прикрывающая вход в другое помещение? Над шторой закреплена прямоугольная табличка с текстом. Соратники Петровы, переведите, пожалуйста.

– Комната для отдыха и переодеваний, – оповестил Женька. – Предназначена, надо думать, для усталых путешественников, покинувших Капсулу.

Неожиданно – тоненько и мерзко – завыла сирена…

Глава третья