Философские и религиозные обоснования деспотического сверхпорядка

(С. Л. ФРАНК)

Для С. Л. Франка было очевидно, что к началу XX в. человеческий дух впал в состояние тяжелейшего тотального кризиса. Утратив традиционную веру в высшие абсолюты, он оказался в итоге в тупике. И теперь необходимы колоссальные усилия мысли и воли, чтобы пробудить в сознании современного человека забытую идею существования вечных первоначал бытия, довлеющих над людьми и миропорядком.

В человеческом существе взаимодействуют два принципа социальности. Первый - это начало солидарности или сознание принадлежности отдельного «Я» к единому «Мы», к общему языку, быту, экономике, нравственности. Второй представляет собой начало личной свободы, рвущееся из сокровенных глубин индивидуальности. Как обладатель свободной воли, человек не может быть превращен в подобие бездушной вещи. Поэтому там, где государственный строй делает ставку на подавление свободной воли личности, он не в состоянии сохраняться бесконечно долго и рано или поздно рушится.

Для С. Франка деспотизм - это категория политическая, социологическая и морально-правовая. С позиций морали и права деспотизм - это для одних возможность и привилегия неограниченного господства, а для других - обязанность беспрекословного повиновения.

Некогда античное сознание было убеждено в законности естественного неравенства людей - взрослых и детей, мужчин и женщин, эллинов и варваров, свободных и рабов. Эта убежденность требовала, чтобы одни повелевали, а другие повиновались. Позднее христианство опровергло эту точку зрения, выступив за равенство всех и за недопустимость любых форм деспотической власти одних людей над другими.

В Новое время появился взгляд, согласно которому неограниченное господство допустимо в виде опеки над определенными категориями людей ради их же блага. Его сторонники утверждают, что во имя достижения отдаленных благих целей народам необходимо иметь разумных наставников, которые вели бы тех по пути прогресса. Этот утилитарный аргумент, впервые появившийся еще у Платона, был в XIX в. подхвачен О. Контом, а затем С. Марксом. Именно он стал служить наиболее распространен-шм обоснованием допустимости деспотизма властей и бесправия масс. На нем была построена идеология тоталитарного сверхпорядка с ее недоверием стихийному характеру непосредственной шзни. Он питал уверенность лидеров в знании ими истинных

целей и верного пути к ним, а также их убежденность в своем праве вести всех за собой. Если слепец движется к пропасти, необходимо заставить его изменить направление либо словами, а если он не внемлет, то и действиями. Так и слепую толпу следует вести за зрячими лидерами.

Идея социального сверхпорядка опирается на догмат непогрешимости лидеров-вождей как идейную предпосылку деспотического господства. Когда Руссо обосновывал необходимость демократического деспотизма, он опирался на утверждение о том, что «общая воля» лидирующего большинства всегда ближе к истине.

С. Франк указывает на существование религиозно-этических обоснований деспотизма. Если любовь к Всевышнему, предполагающую неравенство человека и Бога, перенести на землю, то возникнет отношение деспотического господства и рабского служения. Не случайно деспоты часто присваивали себе роль земного бога. А между тем, старая библейская заповедь издавна предостерегала об опасности отождествления земного с божественным. Поскольку божество не связано никакими земными, нравственными законами, то и деспот, возомнивший себя божеством, начинает считать себя свободным от этих законов.