Онтология номоса

СОКРАТ: НОМОС ПРОТИВ ДИСНОМИИ

Подобно тому, как Солон явился ключевой фигурой в становлении греческой правовой цивилизации, так Сократ, его личность, судьба и идеи-это поворотный пункт античного философско-пра-вового сознания. Подобно афинскому Акрополю, увенчанному мраморным Парфеноном и свидетельствующему о победе аполло-нического начала в архитектуре, учение Сократа свидетельствует о победе номоса над дисномией в сфере философского духа. Нравственное беззаконие философов-циников и интеллектуальная дис-номия софистов вынуждены были отступить перед твердостью нравственно-правовых принципов Сократа. Их попытки философского обоснования своего права на произвол, на свободу от каких-либо нормативных и ценностных ограничений, их философское дио-нисийство должны были рано или поздно натолкнуться на противодействие. В лице Сократа сам аполлонический номос восстал против интеллектуального беззакония софистов и бесстыдного дионисийского разгула циников. Те и другие занимались в основном тем, что расшатывали нравственные основания правопорядка в греческих полисах. Опасность их деятельности состояла в том, что этот философский дионисизм носил не сезонный характер как празднества в честь Диониса, а имел вид систематической и целенаправленной деятельности, в которой деструктивных компонен-

тов было несравнимо больше, чем конструктивных, и которая приносила больше вреда, чем пользы. Но, как известно, действие способно рождать противодействие, и потому среди философов появляется фигура гениального мыслителя, видевшего свое призвание в том, чтобы служить не Дионису, а Аполлону, укреплять философскими средствами основы морали и законопорядка. Сократ предпринял решительную попытку подчинить нравственно-правовым нормам мощь человеческого интеллекта, ввести в рамки добропорядочности впавшую в дионисийские восторги, разгулявшуюся и распоясавшуюся философскую мысль софистов и циников.

Сократ выдвинул два типа оснований нормативно-правовой реальности - объективные и субъективные. Он утверждал, что в основе человеческого бытия и социального порядка лежат высшие, божественные законы-требования и неписаные запреты, имеющие космическое происхождение. Это номос, который универсален, сам себя определяет и служит высшим ориентиром и главной целью для всех усилий человека.

Сократ, по существу, восстанавливает натурфилософскую идею Логоса. Он за то, чтобы требования морали и законы государства соответствовали высшей справедливости, предписываемой Логосом. В отличие от софистов, он доказывает существование всеобщих нравственных и естественно-правовых норм, которые имеют не относительный, а абсолютный характер.

В лице Сократа греческая правовая цивилизация обнаруживает способность к философской рефлексии, к самоанализу своих глубинных, онтологических и метафизических оснований. Более того, она находит в Сократе своего надежного защитника, который ни в мыслях, ни на деле никогда не отрывал себя и свою судьбу от судьбы породившего его целого. Наиболее показателен в этом отношении заключительный этап жизни Сократа. Когда после вынесения судом смертного приговора Сократу друзья предложили ему организовать побег и навсегда покинуть Афины, философ возразил, что для него как гражданина существует безусловный долг. Он обязан подчиниться законам афинского государства. Нарушение законов чревато для полиса гибелью. Государство не сможет существовать, если судебные решения, принимаемые в нем, не будут иметь силы. Поэтому Сократ твердо говорит друзьям: «Законы вещают мне: «Ты, твои отец, мать, предки подчинены государству, и пусть оно бьет, налагает оковы, ведет войну, надо подчиняться».