Владение. а) Владение в экономическом и юридическом смысле

а) Владение в экономическом и юридическом смысле

Разработка института владения происходила в республиканский период в правотворческой деятельности претора, который своими владельческими интердиктами защищал сам факт владения какой-либо вещью, не устанавливая, связан ли этот факт с правом собственности на данную вещь. Потребность в такой защите была вызвана тем, что к концу республиканского периода оказалось, что громадные имущественные массы оказались у тех лиц, которые не были их собственниками по квиритскому праву. Государственные земельные наделы (ager publicum) в значительной части оказались захваченными нобилитетом (знатью); распад натурального хозяйства привел к тому, что дома, доходные предприятия, земельные наделы сдавались собственниками в аренду; устаревшая кредитная система способствовала тому, что у кредиторов скапливалось заложенное имущество должников.

Все подобные владельцы не были квиритскими собственниками и потому любое лицо могло самоуправно нарушить их владение. Но такое самоуправство было чревато общественными потрясениями, чего государство не могло допустить.

Общество столкнулось с проблемой: имущество по разным основаниям (законным и незаконным) находится у лиц, не являвшихся собственниками. Такие владельцы не имели никаких средств защиты по квиритскому праву от лиц, посягающих на их владение. В целях предоставления такой защиты претор выработал особое средство, так называемые владельческие интердикты, при помощи которых охранялось фактическое обладание вещью даже тогда, когда такое обладание не было связано с правом собственности.

Практика применения интердиктов поставила вопрос: какими качествами должно характеризоваться владение, чтобы получить преторскую защиту? Ведь и вор, и лицо, нашедшее и не вернувшее вещь, - также владельцы, но неужели право должно предоставлять им защиту. Разрешая конкретные дела, в которых вставал этот вопрос, юристы сформулировали те признаки владения, которые делают его защищаемым и разработали систему представлений, которую можно условно назвать теорией владения.

Прежде всего обращалось внимание на отличие владения в экономическом смысле от владения в юридическом смысле.

Владение в экономическом смысле возникает при наличии двух условий:

· требуется известная внешняя связь между лицом и вещью - тело владения ( corpus possessionis ). Более широко эта связь определяется как нахождение вещи в хозяйстве субъекта, возможность непосредственного контроля лица за вещью;

· необходимо субъективное намерение лица удерживать эту связь сколь угодно долго, то есть сохранять за собой фактический контроль над вещью неопределенное время. Такое намерение обозначается выражением душа владения ( animus possidendi ). Этим элементом экономическое владение отличается от простого пространственного отношения лица к вещи; как гость соприкасается с вещами хозяина, но не владеет ими.

Таким образом, владение в экономическом смысле - это фактическая возможность беспрепятственно пользоваться вещью, связанная с намерением удерживать за собой эту вещь. Складывается оно из двух элементов: объективного (corpus) и субъективного (animus).

Экономическое владение может возникать как правомерно (вещь куплена, подарена), так и неправомерно (вещь украдена, отнята силой, не возвращена). Таким образом, экономическое владение - это факт нахождения вещи у субъекта, факт, сам по себе не раскрывающий, правомерно или неправомерно у него находится вещь.

Социально значимыми мотивами введения защиты экономического владения, то есть защиты факта , а не права были следующие соображения:

·без владения невозможно пользование вещью, а нарушение владения уничтожает возможность нормального пользования;

·однако именно спокойное пользование потребно обороту, так как обеспечивает производство и обмен нужных обществу благ;

·но ведь если при нарушении владения требуется доказательство права , на котором оно основано ( титул владения), то быстрого восстановления спокойного пользования трудно ожидать: нет документов, нет свидетелей и пр.; значительно легче доказать факт владения и тем самым обеспечить быстрое восстановление спокойного продуктивного пользования вещью: счастлив владеющий (beati possidentes);

·наконец, если не допустить самостоятельной защиты факта владения, то во многих случаях те, у кого отняли вещь, навсегда утратят ее, так как будут не в состоянии доказать титул владения; а такой юридический исход был нетерпим для римлян, которые понимали, что ведь любой владелец, тем самым, что является владельцем, имеет больше права, чем тот, кто не владеет.

Конечно, возникает риск, что вещь останется у вора, у насильника, у недобросовестного заемщика, которым легко доказать факт владения. Но этот риск устранялся тем, что тот, кто имел действительное право на вещь, мог заявить иск о защите своего права, в противопоставление иску о защите факта: ведь решение судьи о факте владения не являлось окончательным; судьба вещи решалась в споре о праве на нее.

Изложенное показывает, что римское право стремилось обнаружить те характеристики экономического владения (факта владения), которые были бы достаточны для применения средств преторской защиты его. При этом было установлено, что при определенных условиях (отсутствие насилия , скрытности , прекарности при установлении владения) сам факт владения предполагает самостоятельную владельческую защиту. Важной чертой такого владения должно быть то, что субъект обладает вещью от своего имени , то есть его связь с нею не зависит от воли какого-либо другого субъекта.

Данное право на самостоятельную владельческую защиту составляло владение в юридическом смысле (possessio). Другими словами, владение в юридическом смысле означало право на истребование владельческих интердиктов.

В отличие от владения в юридическом смысле (possessio), владение в экономическом смысле иначе - фактическое владение обозначалось термином держание ( detentio ).

Безусловно обеспечивали возможность владельческой защиты следующие основания (титулы) владения:

·наличие права собственности (animus domini); исторически это первый и главный титул владения; только преторское право распространило посессорную защиту и на другие основания, установив в качестве юридических владельцев следующих субъектов:

·кредитор в залоговом обязательстве ( залогодержатель );

·прекарист (субъект, владеющий вещью до востребования);

·секвестр (лицо, владеющее спорной вещью до вынесения судебного решения о принадлежности ее тому или другому из спорящих);

·эмфитевт (субъект наследственного и отчуждаемого права пользоваться и распоряжаться чужим земельным участком);

·суперфициарий (субъект ровно такого же права на здание, построенное на чужой земле).

Это перечень владельцев (possessores) тех, чье обладание вещью признавалось правом в качестве юридического владения (possessio rei).

В противоположность перечисленным были субъекты, чье отношение к вещи определялось правом как держание. К ним относились:

·арендаторы;

·коммодатарии (безвозмездные пользователи вещью);

·депозитарии (хранители по договору хранения).

Эти субъекты, держатели, при нарушении их фактического владения не могли самостоятельно обратиться за судебной защитой (хотя им дозволялось прибегать к самозащите). Юридическую защиту их владения мог осуществлять только тот, от имени которого они держали вещь - юридический владелец.

б) Защита владения

Претором были выработаны такие посессорные интердикты, как интердикты, направленные на удержание (interdicta retinendae): при помощи них защищалось существующее владение, при этом решался вопрос о том, кто же в данное время является фактическим владельцем; другими были интердикты, направленныена возврат утраченного владения (interdicta recuperandae).

Первоначально интердикты удержания различались в зависимости от того, какая вещь была предметом разбирательства - движимая или недвижимая. В юстиниановскую эпоху различия потеряли значение. Главным оставалось правило, что выигрывал спор тот, кто на момент предъявления иска владел вещью не насильственно , не тайно и не прекарно (vi, clam, precario).

При применении интердиктов о возврате утраченного юстиниановское право установило, что проигрывает тот, кто сам (или в лице своего подвластного либо представителя) насильственно либо тайно лишил другое лицо владение, либо обладает вещью прекарно.

в) Владение законное и незаконное (добросовестное и недобросовестное)

Владение могло быть законным (iusta) либо незаконным (iniusta), в зависимости от того, основывалось ли оно на правовом основании (титуле) или нет. Естественно, что правовая охрана распространялась только на законное владение. Владение, лишенное правового основания (титула), признавалось незаконным (например, владение вора, насильника).

Незаконное владение, в свою очередь, могло оказаться добросовестным ( bona fidei possessio )либо недобросовестным ( mala fidei possessio ). Разделение это имело большое значение в таких ситуациях, как приобретение права собственности по давности владения, и тогда, когда необходимо было рассчитываться в порядке истребования вещи из чужого незаконного владения (виндикации) и в прочих положениях.

Добросовестным владением признавалось такое, которое устанавливалось в условиях, когда приобретатель не знал и по всем обстоятельствам дела не мог знать, что получает вещь от лица, не имеющего права передавать ее. Соответственно, недобросовестным владением являлось такое, которое возникало при условии, что приобретатель знал либо по обстоятельствам приобретения должен был знать, что получает вещь от лица, не имеющего права на ее отчуждение.