Ролан Барт 11 страница

Ганди дал обет безбрачия и стал великим человеком только потому, что в молодости он был очень сексуаль­ным Когда умирал отец Ганди, врачи сказали ему, что отец не переживет этой ночи, но даже в эту ночь Ганди не смог удержаться и быть в отдалении от своей жены. Это была последняя ночь в жизни его отца, было бы очень естественно остаться с ним Это было последнее прощание, он видел отца в последний раз - но в сере­дине ночи Ганди пошел к своей жене. Его отец умер, в то время как Ганди был в постели с женой. Это стало сильнейшим потрясением для его ума - из-за него развилось безбрачие Ганди. Это потрясение преврати­ло всю энергию этого чрезвычайно сексуального ума в желание безбрачия.

Как это могло произойти? Это могло произойти, по­тому что энергия всегда нейтральна, возможно только из­менение направления. Энергия, которая текла по направ­лению к сексу, начала течь в обратном направлении.

Если уже есть много энергии, она может течь в лю­бом другом направлении, но если энергии нет, то нет

ничего, что могло бы хоть куда-то двигаться. Что будет двигаться?

Все энергии должны развиваться правильно. Мо­ральные учения превратили человека в очень жалкое и бессильное существо. В прошлом люди ощущали жизнь глубже, чем вы.

Двое юношей-раджпутов явились ко двору коро­ля Акбара. Они были братьями. Придя к Акбару, они сказали:

Мы ищем работу. Акбар спросил:

Что вы умеете делать? Они ответили:

- Мы ничего не умеем делать, но мы храбрые люди.

Мы можем тебе пригодиться.

Акбар сказал;

- У вас есть сертификат храбрости? Какое у вас есть

доказательство того, что вы храбрые?

Браться засмеялись и сказали;

- Разве может быть сертификат храбрости? Мы -

храбрые!

Акбар ответил:

- Вы не можете получить работу без сертификата.

Они снова засмеялись, выхватили свои мечи и в ту же

секунду вонзили их друг другу в грудь. Акбар был потря­сен. Оба юноши лежали на земле, истекая кровью, - но они смеялись! Они сказали:

- Акбар, ты не знаешь, что может быть только один

сертификат храбрости, и это - смерть. Не может быть

другого сертификата. - И оба они умерли.

На глазах у Акбара появились слезы. Он не мог даже представить, что такое могло случиться. Он по­звал одного из своих военачальников-раджпутов и ска­зал ему:

- Произошел очень тяжелый несчастный случай;

двое юношей-раджпутов убили друг друга. Я лишь по­

требовал у них сертификат!

Военачальник сказал:

- Потребовав его, вы. совершили ошибку. От этого

закипела бы кровь любого раджпута. Что еще, кроме

смерти, может быть сертификатом храбрости? Только

у труса и слабака может быть сертификат, в котором

сказано, что он храбрый, сказано, что кто-то считает

его храбрым. Как храбрый человек может принести ха­

рактеристику? Вы задали неверный вопрос. Вы совсем

не знаете, как разговаривать с раджпутами, То, что они

сделали, правильно, было невозможно сделать что-либо

еще. Это был очевидный выбор.

Какой сильный гнев! Какое великолепие! Такая лич­ность обладает огромным величием. Человечество те­ряет эти качества. Все великолепие, вся храбрость и сила человека разрушаются - и вы думаете, что даете ему хорошее воспитание! Но это не так: ваши дети раз­виваются очень неправильно, в них не растет ничего из того, что свойственно настоящему человеческому существу.

Один очень известный лама написал в автобиогра­фии: «Когда мне было пять лет, меня отправили учиться в университет. В то время мне было всего пять лет. Ве­чером отец сказал, что на следующее утро меня отпра­вят в университет. И он сказал: „Ни я, ни твоя мать не придем, чтобы попрощаться с тобой. Твоей матери не будет, потому что у нее на глазах были бы слезы, а если бы ты увидел, что она плачет, ты стал бы оглядываться на нее - а в нашей семье никогда не было человека, кото­рый оглядывался бы назад. Меня тоже не будет, потому что если ты, сев на лошадь, хоть один раз оглянешься,

ничего, что могло бы хоть куда-то двигаться. Что будет двигаться?

Все энергии должны развиваться правильно. Мо­ральные учения превратили человека в очень жалкое и бессильное существо. В прошлом люди ощущали жизнь глубже, чем вы.

Двое юношей-раджпутов явились ко двору коро­ля Акбара. Они были братьями. Придя к Акбару, они сказали:

Мы ищем работу. Акбар спросил:

Что вы умеете делать? Они ответили:

- Мы ничего не умеем делать, но мы храбрые люди.

Мы можем тебе пригодиться.

Акбар сказал;

- У вас есть сертификат храбрости? Какое у вас есть

доказательство того, что вы храбрые?

Браться засмеялись и сказали;

- Разве может быть сертификат храбрости? Мы -

храбрые!

Акбар ответил:

- Вы не можете получить работу без сертификата.

Они снова засмеялись, выхватили свои мечи и в ту же

секунду вонзили их друг другу в грудь. Акбар был потря­сен. Оба юноши лежали на земле, истекая кровью, - но они смеялись! Они сказали:

- Акбар, ты не знаешь, что может быть только один

сертификат храбрости, и это - смерть. Не может быть

другого сертификата. - И оба они умерли.

На глазах у Акбара появились слезы. Он не мог даже представить, что такое могло случиться. Он по­звал одного из своих военачальников-раджпутов и ска­зал ему:

- Произошел очень тяжелый несчастный случай;

двое юношей-раджпутов убили друг друга. Я лишь по­

требовал у них сертификат!

Военачальник сказал:

- Потребовав его, вы. совершили ошибку. От этого

закипела бы кровь любого раджпута. Что еще, кроме

смерти, может быть сертификатом храбрости? Только

у труса и слабака может быть сертификат, в котором

сказано, что он храбрый, сказано, что кто-то считает

его храбрым. Как храбрый человек может принести ха­

рактеристику? Вы задали неверный вопрос. Вы совсем

не знаете, как разговаривать с раджпутами, То, что они

сделали, правильно, было невозможно сделать что-либо

еще. Это был очевидный выбор.

Какой сильный гнев! Какое великолепие! Такая лич­ность обладает огромным величием. Человечество те­ряет эти качества. Все великолепие, вся храбрость и сила человека разрушаются - и вы думаете, что даете ему хорошее воспитание! Но это не так: ваши дети раз­виваются очень неправильно, в них не растет ничего из того, что свойственно настоящему человеческому существу.

Один очень известный лама написал в автобиогра­фии: «Когда мне было пять лет, меня отправили учиться в университет. В то время мне было всего пять лет. Ве­чером отец сказал, что на следующее утро меня отпра­вят в университет. И он сказал: „Ни я, ни твоя мать не придем, чтобы попрощаться с тобой. Твоей матери не будет, потому что у нее на глазах были бы слезы, а если бы ты увидел, что она плачет, ты стал бы оглядываться на нее - а в нашей семье никогда не было человека, кото­рый оглядывался бы назад. Меня тоже не будет, потому что если ты, сев на лошадь, хоть один раз оглянешься,

то перестанешь быть моим сыном, и двери этого дома будут навсегда для тебя закрыты. Слуги попрощаются с тобой завтра утром. Помни: сев на лошадь, не огляды­вайся. Б нашей семье никогда не было человека, который оглядывался бы назад"».

Такая перспектива для пятилетнего ребенка! Пяти­летнего ребенка разбудили в четыре часа утра и посадили на лошадь. Слуги попрощались с ним. Когда он тронулся в путь, слуга сказал ему: «Мой мальчик, будь осторожен. Тебя будет видно до перекрестка, твой отец наблюдает с верхнего этажа. Не оглядывайся до перекрестка. Все дети в этом доме уезжали таким образом, но ни один не оглянулся. - И добавил:-Место, куда тебя отправляют, это не обычный университет - величайшие люди стра­ны учились в этом университете. Тебе предстоит очень трудный вступительный экзамен. Что бы ни случилось, постарайся любым способом выдержать вступительный экзамен, потому что, если ты провалишься, то для тебя не будет места в этом доме».

Такая жестокость по отношению к пятилетнему ре­бенку! И в автобиографии лама писал: «Когда я сел на лошадь, на глаза навернулись слезы, но как я мог огля­нуться и посмотреть на дом, на моего отца? Я уезжал в неизвестность. Я был так мал, но я не мог оглянуться, потому что никто в моем доме никогда не оглядывался назад. Если бы мой отец это увидел, я был бы навсегда изгнан из дома. Поэтому я контролировал себя и смо­трел вперед, я ни разу не оглянулся».

Что-то зарождается в этом ребенке Некая сила воли, некая жизненная энергия пробуждается в этом ребен­ке, чтобы усилить его пупочный центр. Его отец не без­жалостный, его отец очень любящий. А все матери и отцы, которые кажутся любящими, причиняют вред: они ослабляют внутренние центры своих детей. Внутри них не создается ни силы, ни решимости.

Мальчик добрался до школы. Это был пятилетний ребенок - нельзя было понять, насколько он будет спо­собным. Директор школы сказал: «Вступительное испы­тание у нас трудное. Сядь у двери с закрытыми глазами и, что бы ни происходило, не открывай их, пока я не вер­нусь. Это твое вступительное испытание. Если ты откро­ешь глаза, мы отошлем тебя назад, потому что тот, в ком нет силы, достаточной хотя бы для того, чтобы некоторое время просидеть с закрытыми глазами, не способен ни­чему научиться. Тогда дверь к учению будет закрыта, по­тому что ты не будешь его достоин. Тогда иди и займись чем-нибудь еще». Все это - ребенку пяти лет!

Мальчик сел у входа с закрытыми глазами. Его начали беспокоить мухи, но он знал, что не должен открывать глаза, потому что, стоит ему их открыть, и испытание закончится. Другие дети входили и выходили из школы, кто-то начал его толкать, кто-то начал ему мешать, но он был полон решимости не открывать глаза, иначе все дело было бы испорчено. Он помнил слова слуги о том, что если он провалится на вступительном испытании, то дом отца будет навсегда для него закрыт.

Прошел час, прошло два часа - он сидел с закрыты­ми глазами, боясь, что может открыть их хотя бы слу­чайно. Было много соблазнов открыть глаза: со стороны дороги доносился шум, вокруг бегали дети, его изводили мухи, некоторые ребята толкали его и швыряли в него камешки. Он хотел открыть глаза, чтобы посмотреть, пришел ли его учитель. Прошел час, прошло два часа, три часа, четыре часа - он просидел там шесть часов!

Спустя шесть часов учитель пришел и сказал: «Дитя мое, твое вступительное испытание закончено. Войди, ты станешь юношей с сильной волей. У тебя внутри есть решимость сделать все, что ты захочешь. Просидеть с закрытыми глазами в течение пяти или шести часов в этом возрасте - великое дело. - Учитель обнял его и

сказал: - Не беспокойся, этим детям было приказано тревожить тебя. Им было приказано немного побеспо­коить тебя, чтобы у тебя был соблазн открыть глаза».

Этот лама писал: «Тогда я думал, что со мной обо­шлись очень жестоко, но сейчас, в конце моей жизни, я полон благодарности к тем людям, которые были со мной суровы. Они что-то пробудили во мне, и некая дремлющая сила начала действовать».

Вы делаете противоположное. Вы говорите: «Не сер­дитесь на детей, не бейте их». Сейчас по всему миру пол­ностью отказались от телесных наказаний. Ребенка нельзя ударить, ребенка нельзя подвергнуть физическому нака­занию. Это неблагоразумно, потому что наказание дается из любви, оно не дается с враждебностью. У детей, кото­рых каким-либо образом наказывали, внутренние центры пробредены. Спинной хребет выправлен и усилен. В них возникла решительность. Также возникли гнев и гордость, а внутренняя сила пробудилась и может расти,

Мы создаем бесхребетных людей, которые могут только ползать по земле и не могут, подобно орлам, парить в небе. Мы создаем пресмыкающегося, полза­ющего человека, у которого нет внутреннего стержня. И мы думаем, что делаем это из сострадания, любви и соображений нравственности.

Вы учите человека не злиться, вы учите его не вы­ражать никакой сильной энергии, вы учите его быть слабым и невыразительным. В жизни такого человека не может быть души. Внутри такого человека не может быть души, потому что у него не может быть интенсив­ных чувств сердца, которые необходимы для души.

Жил когда-то мусульманский шах по имени Омар. У него был серьезный конфликт, война с одним челове­ком, которая длилась двенадцать лет. В последней битве

он убил коня своего врага, сшиб этого человека на зем­лю и сел ему на грудь. Он поднял свое копье и был готов вонзить его в грудь противнику, как вдруг тот плюнул ему в лицо. Омар отбросил копье и встал. Его враг был изумлен. Он сказал:

- Омар, спустя двенадцать лет ты наконец получил

возможность меня убить. Почему ты упустил ее?

Омар ответил:

- Я думал, что ты враг, который меня достоин, но,

плюнув мне в лицо, ты проявил такую мелочность, что

теперь нет возможности тебя убить. Мелочность, ко­

торую ты проявил, это не качество храброго человека.

Я думал, что ты равен мне, поэтому в течение двенадцати

лет я продолжал эту войну. Но, когда я собирался убить

тебя копьем, ты плюнул в меня - это не поступок храб­

рого человека. Я совершу грех, если убью тебя Что бы

мир сказал мне, если бы я убил кого-то, кто настолько

слаб, что мог только плюнуть в меня? С этим покончено.

Я не собираюсь совершать грех и убивать тебя.

То были удивительные люди. Изобретение совре­менных видов оружия разрушило все то, что было зна­чимо в людях. В битвах лицом к лицу была своя особая ценность. В них раскрывалось все то, что было спрятано внутри человека. Сегодня ни один солдат не сражается напрямую - он бросает бомбу с самолета. Это не име­ет отношения к храбрости, это не имеет отношения к внутренним качествам - солдат просто сидит и нажи­мает кнопку пулемета.

Возможностей для пробуждения того, что скрыто во внутреннем существе человека, теперь меньше, и не удивительно, что он стал таким слабым и немощным. Его подлинное существо не может развиваться. Отдельные элементы внутри человека не могут соединиться вместе и стать выраженными, проявленными.

Наши системы воспитания поразительны. По моему мнению, все качества сердца внутри человека должны интенсивно и экстремально развиваться; этому должен быть отдан приоритет. Только при наличии такого экс­тремального развития возможна трансформация. Любая трансформация случается в критической точке, до ее до­стижения трансформации не происходит. Если нагревают воду, она не превращается в пар, будучи теплой. Теплая вода - это все еще вода, но при ста градусах, когда она достигает предельной температуры, происходит транс­формация, и вода начинает превращаться в пар. Вода превращается в пар при ста градусах, она не становится. паром до этого. Теплая вода не становится паром.

Вы все - «теплые» люди, в вашей жизни не может произойти трансформация. Все проявления вашего ума и вашего сердца должны быть развиты до предела - только тогда в них может произойти революция. Толь­ко тогда может произойти изменение. Если у гнева есть интенсивность, он может быть трансформирован в со­страдание, иначе - нет.

Но вы враги гнева, жадности, похоти, и поэтому вы стали просто «теплыми» людьми. В этом случае жизнь остается лишь «теплой», и трансформация никогда не может произойти. Эта «теплость» оказала на людей чрезвычайно вредное воздействие.

По моему представлению, первое, что необходимо понять, - это то, что все проявления вашей личности, вашего сердца должны правильно развиваться. У интен­сивного гнева есть своя собственная красота, которая для вас может не быть очевидной. У интенсивного гнева есть сияние, энергия, значение. Он вносит вклад в личность на свой собственный манер. Все чувства сердца должны интенсивно развиваться.

Итак, первый пункт: проявления сердца должны развиваться, а не разрушаться.

Каков второй пункт? Второй пункт: необходимо осо­знание, а не подавление. Чем больше вы подавляете чувства сердца, тем более бессознательными они ста­новятся.

Мы теряем из виду все то, что подавляем: оно уходит в темноту. Все энергии сердца необходимо ясно видеть. Если вы чувствуете гнев, не пытайтесь подавить его, рас­певая: «Рама, Рама». Если вы чувствуете гнев, сядьте в уединении в комнате, закройте дверь и медитируйте на гнев. Увидьте гнев во всей полноте: «Что есть этот гнев? Какова его энергия? Откуда возникает этот гнев? Почему он возникает? Как он окружает мой ум и воз­действует на меня?»

В уединении медитируйте на гнев. Посмотрите на гнев во всей полноте, поймите, осознайте его - откуда он возникает, почему? Тогда постепенно, постепенно вы станете хозяином гнева. А человек, который стал хозяи­ном своего гнева, обладает огромной властью, огромной силой. Он становится сильным, он становится хозяином самого себя.

Так что речь идет не о борьбе с гневом, речь идет об осознании гнева - потому что, запомните, нет более мощной энергии, чем осознание, и нет большей глупости, чем борьба со своими собственными энергиями. Человек, который борется со своими энергиями, совершает ту же ошибку, что и человек, который устраивает соревнование по борьбе между своими собственными руками. Если одна рука борется с другой, то ни одна не сможет вы­играть, потому что обе они принадлежат одному и тому же человеку. Энергия течет в обе руки, и если между эти­ми двумя руками происходит борьба, то не может быть вопроса о победе. В такой борьбе вы потерпите пораже­ние. Вся ваша энергия будет потрачена зря.

Чья энергия присутствует в гневе? Это ваша соб­ственная энергия. Энергия ваша, но вы - тот, кто с нею

борется. Если вы разделяете себя и боретесь, то будете продолжать разрываться на части, распадаться, вы не будете целым. Человек, который борется с самим собой, не сможет достичь в жизни ничего, кроме поражения. Этого не может быть, это невозможно. Не боритесь. Узнайте свои собственные энергии, осознайте их, по­знакомьтесь с ними.

Итак, второй пункт-не подавление, а осознание. Не подавляйте. Какая бы энергия ни возникла внутри вас, никогда не подавляйте ее. Вы - собрание неизвестных энергий. Вы - центр совершенно неизвестных энергий, с которыми вы не знакомы, которые вы не осознаете.

Тысячи лет назад, когда в землю ударяла молния, человек пугался. Он молитвенно складывал руки и го­ворил: «О, Боже! Ты разгневался? Что произошло?» Он был испуган, и причиной страха была молния. Но сегод­ня мы знаем об электричестве, мы заставили его на нас работать, так что теперь оно перестало быть причиной для страха, вместо этого оно стало слугой. Оно дает свет в каждый дом, помогает лечить больных и приводить в действие механизмы. Вся жизнь человека находится под его влиянием и управляется им. Человек стал хозяином электричества, хотя в течение тысяч лет боялся его, по­тому что не знал, что такое электричество. Как только мы узнали, что это такое, мы стали его хозяевами.

Знание делает вас хозяином. Внутри вас зажжены и светятся много энергий, более мощных, чем электри­чество. Сияет гнев, сияет ненависть, сияет любовь. Вы стали бояться своих проявлений, поскольку не знаете, что представляют собой эти энергии.

Сделайте свою жизнь внутренней лабораторией и начните узнавать все эти энергии внутри - наблюдай­те их, осознавайте их. Никогда не подавляйте, даже не­умышленно. Никогда не бойтесь, даже по оплошности, но старайтесь узнать все то, что есть внутри вас. Если

приходит гнев, радуйтесь; считайте, что вам повезло, и будьте благодарны человеку, который вас разозлил: он дал вам благоприятную возможность - внутри вас пробудилась некая энергия, и теперь вы можете на нее посмотреть. Смотрите на нее безмолвно, в уединении, попытайтесь увидеть, что это.

Чем больше будет расти ваше знание, тем глубже будет понимание. Чем больше вы будете становиться хозяином своего гнева, тем больше будете обнаружи­вать, что он у вас под контролем. День, когда вы станете хозяином своего гнева, будет днем, когда вы сможете его трансформировать.

Вы можете трансформировать только то, чему вы хозяин; вы не можете трансформировать то, чему вы не хозяин. И запомните: вы никогда не можете быть хозяином того, с чем боретесь, потому что невозмож­но стать хозяином врага; можно быть только хозяином друга. Если вы стали врагом энергий внутри себя, то вы никогда не станете их хозяином. Вы никогда не побе­дите без любви и дрркбы.

Не бойтесь этого бесконечного богатства энергий внутри вас и не осуждайте его. Начинайте узнавать, что спрятано у вас внутри.

У человека внутри так много скрыто - предела нет. Мы еще даже не познали истоков человечества. Возмож­но, через десять или двадцать пять тысяч лет человече­ство будет от нас так же далеко, как сейчас обезьяны. Может развиться абсолютно новая раса - потому что мы до сих пор не имеем представления о том, сколько энергий скрыто у человека внутри.

Ученые говорят, что примерно половина человече­ского мозга все еще совершенно не используется, она совсем не применяется. Используется лишь небольшая часть мозга, а другая бездействует. Эта другая часть не может быть бесполезной, потому что в природе нет

ничего бесполезного. Может быть, если опыт и знания человека возрастут, то эта бездействующая часть ста­нет активной и начнет функционировать. Невозможно представить, что человек сможет тогда узнать.

Если человек слеп, то в его мире нет ничего, что было бы подобно свету. Свет для него не существует. Если нет глаз, то нет и света. Те животные, у которых нет глаз, даже не знают, что в мире существует свет. Они не мо­гут даже представить, они не могут даже вообразить, что существует свет. У нас есть пять чувств. Кто знает - если бы у нас было шестое чувство, может быть, мы знали бы о многих других вещах, существующих в мире. А если бы у нас было семь чувств, то мы могли бы узнать еще больше всего. Кто знает, где предел нашим чувствам, и насколько интенсивными они могут стать?

Мы знаем очень мало, а проживаем того меньше. Чем больше мы узнаем о внутреннем, чем глубже мы сможем войти в это внутреннее, чем больше мы позна­комимся с внутренним, тем больше разовьются наши жизненные энергии и кристаллизуется душа.

Второй ключ, о котором следует помнить, - вы не должны подавлять никакие свои энергии: вы должны узнавать их, осознавать их, всматриваться в них и ви­деть их. В результате вы получите удивительный опыт: если вы попытаетесь смотреть на гнев, если, сидя в без­молвии, вы глубоко всмотритесь в него, то гнев исчезнет. По мере того, как вы наблюдаете гнев, он исчезает. Если в тот момент, когда у вас в уме возникнут сексуальные чувства, вы начнете за ними наблюдать, то обнаружите, что они исчезли. Вы обнаружите, что сексуальность воз­никает в бессознательности, и что она исчезает, когда за ней наблюдают.

Тогда вы поймете, что открыли изумительный метод: вы открыли, что гнев, секс и жадность имеют над вами власть только в бессознательности. Когда вы наблюдае-

те за ними, когда вы привносите в них свое осознание, они исчезают.

У меня был друг, у которого были проблемы с гне­вом. Он сказал:

- Я очень обеспокоен им и тем, насколько он вне

моего контроля. Покажи мне метод контролировать его

так, чтобы мне самому не надо было ничего делать - по­

тому что я почти сдался, я не думаю, что могу с этим что-

нибудь поделать. Я не думаю, что смогу освободиться от

гнева своими собственными усилиями.

Я дал ему листок бумаги, на котором были написаны слова: «Сейчас я начинаю злиться». Я сказал ему:

- Держи этот листок у себя в кармане, и в любой

момент, когда почувствуешь гнев, достань его, прочитай

и снова положи обратно.

И еще я сказал:

- Ты можешь делать хотя бы это, это минимум, я

не могу устроить так, чтобы ты делал меньше. Прочитай

этот листок, а затем положи его к себе в карман.

Он заверил меня, что попробует. Через два или три месяца, когда я снова с ним встре­тился, я спросил:

- Ну, как дела?

Он ответил:

- Я удивлен. Эта записка работает как мантра. Вся­

кий раз, когда я чувствую гнев, я достаю ее. В тот мо­

мент, когда я достаю ее, мои руки и ноги немеют. Когда

я опускаю руку в карман, я осознаю, что чувствую гнев,

и тогда что-то во мне расслабляется, та хватка, которой

гнев прежде держал меня внутри, неожиданно исче­

зает. Опускаясь в карман, моя рука расслабляется, и

больше нет необходимости даже читать записку. Когда

я чувствую гнев, я начинаю видеть этот листок у себя

в кармане. - И он спросил меня: - Как эта бумажка

оказывает такое воздействие? Это секрет?

Я сказал:

- Никакого секрета нет. Все просто: всегда, когда ты бессознателен, тобой овладевают искажения, на­рушения баланса и хаос ума. Но когда ты становишься осознанным, все исчезает.

Таким образом, наблюдение приводит к двум ре­зультатам: во-первых, развивается ваше знание соб­ственных энергий, а их знание делает вас хозяином; и, во-вторых, уменьшается сила хватки, которой эти энергии вас держат. Постепенно, постепенно вы обна­ружите, что сначала приходит гнев, а потом вы наблю­даете; затем, через некоторое время, вы обнаружите, что, когда приходит гнев, наблюдение приходит одно­временно с ним. И наконец, вы заметите, что гнев еще только собирается вспыхнуть, а наблюдение уже здесь. С того момента, когда наблюдение станет приходить до гнева, у гнева больше не будет никакой возможно­сти возникнуть.

Ценностью обладает осознание вещей до того, как они проявятся. Сожаление не обладает ценностью, по­тому что оно приходит позже, а позже уже ничего нель­зя сделать. Позже уже бесполезно плакать и рыдать, поскольку невозможно отменить все то, что уже про­изошло. Вернуться назад нет возможности, нет способа, нет двери. Но все, что еще не произошло, может быть изменено. Сожалеть - значит просто ощущать боль после того, как что-то произошло. Это бессмысленно, это абсолютно неразумно. Вы разозлились - это было ошибкой, а сейчас вы сожалеете - это еще одна ошибка. Вы становитесь излишне обеспокоенным. Это ничего не дает. То, что вам нужно, - это осознавать заранее. Такое осознание разовьется по мере того, как вы постепенно, постепенно будете наблюдать все эмоции сердца.

Второй ключ - это наблюдение без подавления.

А третий ключ - это трансформация.

Каждое проявление сердца может быть трансфор­мировано. У всего есть множество форм, все может пре­вратиться в противоположную форму. Нет такого каче­ства или энергии, которое не могло бы быть направлено к добру, к благословению. И запомните: то, что может стать плохим, всегда может стать хорошим; то, что мо­жет стать вредным, всегда может стать полезным. По­лезное и вредное, хорошее и плохое - это направления. Вопрос только в трансформации посредством измене­ния направления - и вещи станут другими.

Один человек бежал в направлении от Дели. Он оста­новился и спросил кого-то:

- Далеко ли до Дели?

Ему ответили:

- Если вы будете продолжать бежать в том же на­

правлении, то прежде, чем вы достигнете. Дели, вам при­

дется оббежать вокруг земного шара, потому что сейчас

вы от него удаляетесь! Однако если вы повернете назад,

то Дели будет ближайшим городом. Вопрос лишь в том,

чтобы повернуть.

Если бы человек продолжал бежать в том же направ­лении, ему потребовалось бы много времени, чтобы до­браться до Дели, но, если бы он сделал поворот на сто восемьдесят градусов, он бы уже был там.

Если вы будете продолжать двигаться в том направ­лении, в котором движетесь сейчас, то вы никуда не при­дете. Вы не сможете никуда прийти, даже если обойдете вокруг всей Земли. Земля маленькая, а ум огромен, по­этому человек может обойти вокруг Земли, но обойти вокруг ума невозможно - он громаден, бесконечен. Вы можете обойти вокруг всей Земли - этот человек может попасть обратно в Дели, - но ум гораздо больше, чем

земля, и обойти вокруг него - это очень долгое путеше­ствие. Поэтому понимание необходимости сделать пол­ный разворот, полностью изменить направление - это третий пункт, который следует запомнить.

Путь, по которому вы сейчас движетесь, неправиль­ный. Как установить, что что-то не так? Критерий со­стоит в том, что чем дальше вы движетесь, тем более пустыми становитесь; чем дальше вы движетесь, тем более грустными становитесь; чем дальше вы движе­тесь, тем более беспокойными становитесь; чем дальше вы движетесь, тем больше вас наполняет темнота. Если ситуация такова, то, несомненно, вы движетесь в непра­вильном направлении.

Блаженство - это единственный критерий в жизни. Если ваша жизнь не наполнена блаженством, то знайте, что вы движетесь в неправильном направлении. Страда­ние - это критерий неправильности, а блаженство - это критерий правильности - других критериев нет. Нет необходимости читать какие-либо священные пи­сания, нет также никакой необходимости спрашивать гуру. Все, что нужно, это посмотреть, становитесь ли вы все более и более блаженными, становится ли ваше бла­женство все глубже и глубже. Если да, то вы движетесь в правильном направлении. А если растут страдание, боль и муки, то вы движетесь по неправильному пути. Речь не идет о том, чтобы верить кому-то еще, - речь идет о том, чтобы каждый день всматриваться в свою собственную жизнь и видеть, становитесь вы более не­счастными или более блаженными. Если вы спросите самих себя, то затруднений не будет.