Москва, 2007 6 страница

Родная моя Зиночка, мы уже писали, что мою долю из денег Флорентины следует употребить на дела. Вам виднее, как все распределить. Ждем приезда магистрата для удостоверения моей подписи и вышлем документы немедленно. Все так спешит, и большие перемены близки и в нашей жизни. И мы скоро сдвинемся. Возможно, что Святослав поедет в Америку, но прошу Зиночку, очень прошу, никому об этом не говорить. Все брошенное в пространство ранее срока очень вредно. Родная моя, не так уж долго ждать подвижек во многом и во многих делах. Держитесь дружно, но мой совет – трудному человечку[38] ничего не говорить о будущих планах. При ее неуравновесии можно ожидать всяких неожиданностей. Радует нас Ваше счастье с Дедлеем. Храните здоровье, учитесь спокойствию при буре. И такое спокойствие не так уж трудно приобрести, когда знаем, что «Стоящий на Башне видит больше, нежели сидящий в подвале. Нужно ли повторять такой трюизм? Но если говорю, значит, в этом есть нужда. Люди не различают между Башней и подвалом. Они, вопреки очевидности, не обращают внимания на голос с Башни. <...> Также нужно твердить о доверии – с Башни видней»[39]. Будем помнить это и поспешать в действии, окутанном полным спокойствием. Крепко обнимаю мою Зиночку, привет ближайшим друзьям Катрин и Инге, Эми, Дедлею и Софье Михайловне самый сердечный. Верю, что все дождутся дня светлого.

Е.И.Рерих – Е.Ф.Писаревой

12 марта 1940 г.

Дорогая и родная Елена Федоровна, спасибо сердечное за два январских письма, которые пришли почти одновременно. Думаю, что посылать письма по воздушной почте не имеет смысла, ибо задержка или ускорение зависят от цензора. Кроме того, мы часто получаем письма, написанные раньше позднее последующих. Это обстоятельство иногда отражается на делах, ибо мы не можем следить за правильным развитием их. Приходится частенько вызывать к жизни третий глаз, упражнение само по себе, конечно, весьма полезное.

Все, что Вы пишете о своей книге, конечно, понимаю. Именно, могу представить себе, как трудно только диктовать и насколько больше концентрации требуется для запоминания продиктованного. Понимаю также, что Вы хотите передать процесс развития Вашей мысли. Ведь правильное жизнеописание, именно, должно отметить не столько внешние действия и факты, сколько поток мысли деятеля. И, конечно, описание роста мысли на основе претворения «Тайной Доктрины» в Вашей передаче было бы так своевременно и ценно для нарождающейся расы и новой страны.

Вы пишете, что, подойдя к концу книги, Вы убедились, что не в состоянии выполнить свою задачу так, как хотели бы. Это чувство знакомо мне. Как часто Н.К. отворачивается от только что написанной им картины, говоря, что любимая его та, которая им еще не написана. Вы недовольны заключительным аккордом, но это тоже хороший знак, ибо это предчувствие дальнейшего совершенствования. Хотела бы я услышать мнение Ваших близких друзей об этом Вашем труде, ибо мне кажется, что в данном случае Вы являетесь судьей пристрастным. Разве не знаем мы по истории, как часто великие творцы ошибались в оценке своих произведений! Предоставим судить о Вашей книге новым поколениям. Я же не сомневаюсь в успехе и, главное, в нужности Вашего труда. Так люблю Ваши книги за ясность изложения и плавное нарастание мысли. Потому, родная Елена Федоровна, не предрекайте судьбу Вашей книги. Книга эта будет очень оценена сородичами Е.П.Блаватской и многим принесет свет и радость.

Вам будет интересно узнать, что на днях я получила в подарок от одного русского Ваши брошюрки-беседы «Человек» и «Для чего человек живет на Земле?», была большая радость. Сколько было выпушено таких бесед? И имеются ли они все у Вас или у А.А. Каменской? Книжечки чудесные и будут так полезны.

Между прочим, я удивляюсь, что Вы не получили два тома «Беспредельности» и номера «Фламмы». «Беспредельность» была послана Вам еще прошлой весной. Причем я просмотрела обе книжечки и сделала многочисленные поправки и вставила выпущенное. Мы не имеем возможности корректировать не только наши книги, но даже книги Учения и перевод «Тайной Доктрины», они читались добровольными корректорами, потому получаются иногда и курьезы. Так, например, в одном из моих опубликованных писем на тему о «человеководстве», которым сейчас заняты несколько стран, я пишу: «Не думаете ли Вы, что такое человеководство будет недалеко от создания своего рода "компрачикосов"[40]»? И вот корректор решил заменить «компрачикосов» «компромиссами»! Конечно, он, вероятно, не читал романа Виктора Гюго «Человек, который смеется», но все же почему не спросить? А таких опечаток, как «законодательный» вместо «заколдованный» и «возражение» вместо «воображения» и т.д., к прискорбию, очень много. Вообще, количество опечаток и всяких недосмотров во всех книгах поражающе много. Недавно сын мой Юрий показал мне один научный труд, к которому было приложено 25 страниц опечаток! Утеря качества во всем становится именно потрясающей. Этому тоже следовало бы посвятить целую книгу. Еще до отсылки «Беспредельности» я послала Вам фотографию с моего портрета, получили ли Вы ее?

Читала в последнем полученном нами «Вестнике» краткий биографический очерк о Вашей милой Наташе. Какая славная она была! И встреча с нею будет чудесной. Я помню, как лет десять тому назад я видела мою ушедшую мать и какая это была радостная встреча, и насколько ярче всех земных переживаний! Мое сознание раздвоилось, я лежала в полном сознании на постели и в то же время видела, как я шла, поднимаясь навстречу моей матери, которая стояла невдалеке в чудесной сине-серебряной атмосфере и радостно улыбалась мне. До сих пор восторг этого свидания незабываем мною. Цельная жизнь духа со всеми ее сменами, несмотря на горести, все же чудесна. Горести преображаются в радости, если сердце наше открыто навстречу красоте и гармонии сфер высших.

Несмотря на тягость настоящего, мы живем устремлением в чудесное будущее. Знаки охраняющие вспыхивают на всем протяжении сужденной страны. Когда завеса будущего приоткрывается перед духовным взором, радостно созерцать грядущее возрождение духа человеческого и начало великой Эпохи признания полноправия Начал, сближения миров и широкого сотрудничества народов. Много светлых вестников спешат воплотиться, чтобы дать расцвет небывалый. <...>

Обнимаю Вас, родная Елена Федоровна, другиню верную, и прошу не сомневаться в своих силах, с полным доверием заканчивайте Вашу прекрасную книгу. Посылаю Вам частичку моей энергии и мою духовную радость осознанием близости Вашей милой мне души. Чувствую очень близко и Вашу чудесную Наташу. Какая она счастливица, что может работать с такой Наставницей! Н.К. шлет Вам самый сердечный привет.

Всего Вам светлого, любящая Вас

Е.Р.

Е.И.Рерих – Ю.Д.Монтвидене

28 марта 1940 г.

Родная и дорогая Юлия Доминиковна, так радовалась Вашей весточке от 21.II и в то же время очень и очень огорчилась, что Ваше самочувствие все еще не улучшается. Конечно, при свирепствующем Армагеддоне разве можно такому чуткому организму, как Ваш, не реагировать на все преломляющиеся токи, на все ужасы происходящего! Одно меня радует – это что врачи не нашли у Вас никакого органического заболевания. Ведь Вам было Указано подвергнуться тщательному медицинскому осмотру только для того, чтобы у Вас не оставалось в мыслях хотя бы только предположение о возможности присутствия какого-либо злокачественного заболевания. Теперь Вы знаете, что все дело в Вашей нервной системе. Ведь Ваша нервная система была потрясена, и потому длительная и исключительная осторожность и бережность нужны, чтобы привести ее в необходимое равновесие. Конечно, пространственный хаос, отягощенный стрелами ненависти, не помогает такому равновесию. Потому насколько возможно нужно избегать всяких чрезмерных напряжений. Не отягощайте себя никакими чрезмерными заботами о деятельности врученного Вам Общества. У Вас есть многолетние ближайшие и прекрасные сотрудники, искренно любящие Вас, они с радостью помогут Вам, тем более что, вероятно, и в Вашей стране культурные ячейки вынуждены сократить свою деятельность в силу экстраординарных обстоятельств. Употребите это время на еще большее погружение и усвоение всех положений Учения во всей их многогранности. Простые и недолгие беседы только с ближайшими друзьями могут принести Вам радость духа и укрепить силы Ваши. Читайте с ними и «Надземное», книга эта будет издана через год с некоторыми пропусками. Сейчас она уже имеет больше 650 параграфов, но все еще пополняется. Перечитывайте с друзьями и обе части «Листов Сада Мории», ведь это основы Учения, и они должны быть твердо и четко усвоены. Все происходящее принимает совершенно иной аспект в свете книг Учения. Сердце уже ликует, чуя идущее духовное возрождение человечества. Очень хотелось бы мне услышать, что у Вас имеется возможность дать себе полный отдых, хотя бы на шесть недель. Если все лекарства Вам не приносят облегчения, то и отставьте их. Конечно, мясо не полезно. Для прекращения рвоты следует как можно меньше отягощать желудок, но при этом нужно прибегнуть к питательным клизмам. Не испробуете ли их? Иногда это давало прекрасные результаты. Не знаю, как выразить Вам мое устремление облегчить Ваше состояние и дать Вам душевный покой и радость сердцу. Родная, все будет хорошо, немало радости впереди. Во все трудные минуты жизни наше единое прибежище – сердце Великого Владыки. Только оно может укрепить терпение и мужество и послать радость надземную. Нет лучшего Друга, нежели Великий Учитель. Так помните о заботе о Вас и помогите сами себе. Не утомляйтесь. Ваша чудесная аура так нужна для цементирования излучений близких друзей, потому берегите себя. Пусть и друзья берегут Вас, как только могут и умеют, это моя великая просьба к ним. И знаю, что просьба эта найдет отклик в их сердцах. Только допустите их выполнить радостную обязанность перед их любимой председательницей. Привожу мои две любимые Беседы: «619. Урусвати знает, как прекрасно излучение чувства доверия. Из скал доверия слагается гора верности, которая пребудет украшением Вселенной. В понятии верности сочетаются лучшие основы жизни, там и любовь, и красота, и преданность, и мужество, и мудрость. Верность есть следствие многих разумных существований. Антиподом верности будет вероломство и предательство, иначе говоря, самый позор человечества. Если такой противник у верности, то она, поистине, есть вершина горы. По антиподу можно представить себе того, кого преследуют. Верность оценивается как великое сокровище. Космическая Справедливость воздает щедро за верность. Воздаяние приходит в срок. Лишь немногие могут понять это срочное воздаяние. Чтобы понять срок, нужно проявить высокую степень доверия. За такую степень доверия Мы бываем признательны. Обоюдная признательность есть ключ к гармонии. Это простое утверждение для многих покажется нелепым. В таких сердцах не живут признательность и верность. Урусвати знает силу этих качеств. Даже в больших трудах они освещают путь жизни. Дико должно быть сердце, не знающее доверия и признательности.

Базарные мудрецы усмехаются и пересчитывают, сколько раз они обманули чье-то доверие. Они наполнили свой кошель и возложили на себя тяжкий горб. Пусть лучше человек будет обманут, лишь бы не быть обманщиком. Качество доверия сложит многие преуспеяния. Но пусть это благословенное качество не ждет каких-то необычайных случаев для своего проявления. Каждодневная жизнь дает лучшие возможности явить это отличное качество. Так куется прочная связь с Нами.

В одно мгновение можно озариться прекрасным пурпуром излучения доверия. Какая мощная заградительная сеть получается! Мы нередко говорим о друзьях, но нужно иметь в виду верных друзей. Могут быть друзья легкомысленные и неосторожные, и то и другое происходит от недостатка верности. Когда мы что-то очень ценим, мы и бережем. Так пусть скала доверия и гора верности стоят прочно.

Мыслитель говорил: "Пойду на базар, не обманет ли меня кто? Обманывающий не знает, что он мне дает пропуск на лучший берег Стикса"».

«618. Урусвати знает, что Стоящий на Башне видит больше, нежели сидящий в подвале. Нужно ли твердить такой трюизм? Но если говорю, значит, в этом есть нужда. Люди не различают между Башней и подвалом. Они, вопреки очевидности, не обращают внимания на Голос с Башни.

В самые напряженные дни люди будут мыслить как в обычное время, но такой образ мышления есть преступное попустительство. Неужели не придет на ум, что каждое событие должно быть сопровождено и достойным образом мышления?

Люди, бегущие из горящего дома, не заботятся, если кто-то их толкнет, перед ними цель гораздо большая. Но люди редко представляют себе истинное положение вещей, потому их голоса звучат как бы из темного подвала. Они и пляшут в своем подвале, они и ссорятся и раздражаются, точно бы к тому был час подходящий!

У людей поразительная привычка видеть все через свои очки, при этом они много говорят о суждении объективном. Пора пополнить цивилизацию умением оценки событий. Разумная оценка могла бы предотвратить некоторые мрачные события. Люди слышали об Армагеддоне, но не считаются с действительностью. Положительно нужно твердить трюизмы, ибо даже простейшие истины отвергаются, и с каким самомнением! Также нужно твердить о доверии – с Башни видней!

Мыслитель говорил: "Если взойду на кровлю дома, то все же Афина Паллада на Акрополе увидит несравнимо больше"».

«621. Урусвати знает, что некоторые жители Тонкого Мира сознательно выбирают трудные воплощения. Говорю о тех, кому карма позволяет иметь и более легкое существование, но утонченное сознание подсказывает, что трудная земная жизнь стоит многих легких. К тому же эти самоотверженные путники охотно принимают поручения, от которых малодушные поспешили бы уклониться.

Вот вы поминали Нараду, названного Спорщиком. Он имел нелегкую задачу вызвать разумное суждение посредством спора, таким образом, многие дремавшие сознания пробуждались. Также немало сильных духом принимали задания освободить людей от ветхих пережитков. Можно представить, как тяжка была жизнь таких очистителей! Они выдерживали ярые нападения, и лишь далекое будущее уделяло им справедливую оценку. Но многие такие труженики не оставляли имени, в истории лишь указывалось на некоторое движение, способствовавшее обновлению мышления.

Не нужно думать, что таких борцов было мало. В разные эпохи появлялись сильные духом, которые своею жизнью свидетельствовали о правильном пути продвижения. Пусть друзья подумают о таких тружениках, они тем ценнее, что могли бы избрать существование почти беззаботное, но они решили потрудиться. Пусть эти труды будут степенями светлого восхождения.

Мыслитель убеждал учеников избирать трудную жизнь: "Лишь в труде преуспеете"».

«625. Урусвати знает, насколько неверно понимается хаос и борьба с ним. Само понятие хаоса было осознано в глубокой древности. Классические мыслители определяли хаос как материю грубую, не поддающуюся преодолению. Затем появилось символическое изображение проявленной точки в круге Непроявленного, такое определение и начертание правильны, но все же они порождают заблуждения. По ним можно заключить, что непроявленное, иначе хаос, и проявленное совершенно отделены. Так думают многие и утешаются тем, что они живут вне хаоса. На самом деле каждый подвержен действию хаоса, который, как некий химизм, проникает в сердца человеческие. Нельзя сказать, чтобы такие воздействия были ведомы только низшим организмам. Все находится под натиском этого незримого врага. Разница лишь в том, что низменный организм легко притягивает такие воздействия, но возвышенное сознание противится непрошеному влиянию.

Мы говорили, что жестокость, грубость и невежество суть питомники хаоса. Опасные эпидемии возникают вокруг таких очагов. Вы можете наблюдать, как во время войны меняется самосознание человеческое. Открыты врата духовной крепости, и волны хаоса беспрепятственно вливаются и отравляют организм. Мышление меняется, логика исчезает, и честность разрушается. Отдельные подвиги тонут в волнах хаоса. Человечество призвало гибельного союзника.

Можно сожалеть, что после миллионов лет люди не понимают, какую опасность они могут вызвать из пространства! Но даже в дни Армагеддона можно начать полезное усовершенствование. Если не достанет энергии изгнать злобность, жестокость и грубость, то все-таки можно обуздать их. Каждый может потрудиться в таком деле. Очень велико напряжение, и пора отставить легкомыслие, оно есть пагубное невежество. Мыслитель наставлял: "Каждый может объявить войну своему невежеству, почетна такая война, [она] есть залог преуспеяния и оборона родины"».

Извиняюсь за неаккуратное писание, но моя машинка что-то попортилась, а здесь, в нашем медвежьем углу, и починить ее некому. Так Ваше общее письмо с Надеждой Павловной до нас и не дошло. Как здоровье Надежды Павловны? Давно ничего не имеем от нее. Самый сердечный привет всем друзьям, пусть хранят внутреннее мужество и полное спокойствие. Все лишь к лучшему. Крепко обнимаю Вас и очень прошу беречь себя. Всем сердцем с Вами.

Е.И.Рерих – И.Г.Блюменталю

4 апреля 1940 г.

Родной наш Иван Георгиевич, вчера пришла телеграмма от Гаральда с радостным извещением, что удаление почки прошло удачно. Все последнее время после получения Вашего письма от 8 марта, в котором Вы писали о предстоящем Вам клиническом исследовании, мы сердцем и мыслями были с Вами. Двадцать восьмого марта Великий Владыка указал мне думать о Вас. В день получения телеграммы было Сказано: «Весьма удачная операция. Хвалю жену Блюменталя, она хорошо поняла утверждение доверия. Ивана нужно беречь». Родной Иван Георгиевич, знаю, как Владыка ценит Вашу нелегкую строительную работу. Наведение мостов всегда считалось одним из самых трудных инженерных заданий. Так оно и есть. Потому благо Вам, что мужественно взялись за эту ответственную работу. Но сейчас будем просить Вас очень следить за своим здоровьем, не переутомляйтесь. Пусть и трудные друзья выкажут внимание и необходимую широту взглядов. Людям, устремленным к будущему, должны быть тяжки ограничения настоящего. Смысл жизни в неустанном творчестве и созидании. Но творчество может развиваться лишь при свободе мысли. Там, где мысль стеснена, там все созидания – убогие калеки, и не могут они войти в жизнь будущего человечества. Человек меняется, и человек завтрашнего дня уже отличается от человека дня вчерашнего. Те правители мудры, которые учитывают прежде всего эту постоянную перемену в человеке, а не в учреждениях. Все формы неподвижны, лишь мысль человеческая при правильном развитии непрестанно расширяется, обогащается и возносится. Потому хочу думать, что Ваши друзья понимают подвижность мысли, красоту обогащения мысли и широту сотрудничества. Сотрудничество во имя лучшего будущего – это ли не первейшая, величайшая и наиблагороднейшая задача человечества. И задача эта накладывает на всех суровую обязанность самоусовершенствования при широкой вместимости и терпимости.

Родной Иван Георгиевич, ценим Вашу деятельную природу и Ваше понимание часа настоящего. Истинно, нужны сближения, чтобы избежать всяких безумий. Вы знаете, как страшно разъединение, как оно туманит мозг и какие иногда непоправимые ошибки и неизлечимые раны могут наноситься при таком затемнении сознания.

Очень, очень счастлива, что, видимо, друзья сошлись на понимании условий времени и установились более доверчивые взаимоотношения. Ведь все ближайшие друзья – прекраснейшие люди, и каждый стремится не затруднить благое строительство, но помочь чем только можно, конечно, и дальнейшие обстоятельства лишь помогут охранить это достигнутое объединенное понимание.

Будем очень рады получить обстоятельное письмо о Вашем самочувствии от Вашей супруги или же от Гаральда. Ваша семья нам близка, и Наталочка с Мариной завоевали прочное место в нашем сердце. Н.К. часто повторяет: «А вот Наталка с Мариной стоят и кланяются». Очень ему это понравилось.

Поправляйтесь, дорогой Иван Георгиевич, помните – «Иван нужен». Между прочим, я слышала, что Гур. со всею семьею собирается просить визы в Вашу страну, хотя бы на некоторое время. Он соскучился по Латвии. Конечно, Вы никому об этом говорить не будете, ибо все это пока лишь слухи. Но он, кажется, будет просить Вас и Р.Я. похлопотать. Возможно ли это? Получила и второй экземпляр второго тома «Писем» – спасибо. Получила и второе письмо Гаральда от 9 марта, № 16, оно пришло за час до телеграммы об удачной телеграммы[41]. Письмо за № 12 так и не дошло. Передайте, пожалуйста, Гаральду, что «повинную голову и меч не сечет». От всего сердца прощаю милого «озорника», между прочим, я всегда имела большую склонность к озорникам, ко всяким «tous petits Diables»[42] и еще с детства предпочитала их многим «petits filles modeles»[43], чтение которых было обязательно для хорошо воспитанных детей. Но все же лучше не прибегать к «повествовательной форме» изложения некоторых писем.

Радуюсь, что Рихард Яковлевич так мудро и сердечно принял все разъяснения. Он ведь очень был привязан к Феликсу Денисовичу и, конечно, перенес эту привязанность и на его сына. Все хорошо, что хорошо кончается, и потому последуем мудрой русской половице – «Кто старое помянет, тому глаз вон».

Итак, будем продолжать строить наше светлое дело, и пусть никакие сомнения и устрашения не затемнят наш горизонт.

Великий Владыка шлет Вам свое Благословение. Поправляйтесь, берегите себя и знайте, что все будет хорошо. Шлю Вам и Вашей милой мне супруге самый сердечный привет, мысли наши с Вами. Деткам шлю всю ласку, пусть любят <...>[44]

Е.И.Рерих – К.О.Валковскому

5 апреля 1940 г.

Многоуважаемый Карл Оттонович, бесконечно счастлива, что все недоразумения между ближайшими друзьями, возникшие от той или иной недоговоренности или недооценки некоторых обстоятельств, наконец уладились и друзья нашли основу общего понимания. Потому не будем возвращаться к этим житейским и неизбежным осложнениям, но устремимся к светлому строительству. Столько дано указаний в книгах Учения о направлении светлой эволюции, о грядущей эре великого сотрудничества во всех областях жизни, что всякие недоразумения и несогласия недопустимы, не ко времени они. Знаю особенности многих характеров, но также знаю, как каждый стремится сделать как можно лучше, потому строго судить никого нельзя. Так, наш Гаральд Феликсович из тех прекрасных натур, которых можно охарактеризовать, перефразировав народную пословицу – «Жестко стелет, да мягко спать». Именно, он в лицо может говорить большие резкости, но за глаза находит самые трогательные слова о друзьях. Всегда и во всем он прежде всего винит себя, сердце его золотое. И.Г. тоже заслуживает внимания. У него слово не расходится с делом. И он так же, как и Гаральд, находит добрые слова о друзьях. Никого еще он не опорочил. Пишет о делах, никого не затрагивая. Указано беречь его. Вы уже знаете, как он серьезно болен. Итак, скажем: «Кто старое помянет, тому глаз вон». Хочу думать, что эта страница жизни друзей уже перевернулась и начнется новая, полная взаимодоверия и дружелюбия.

Очень хотелось бы, чтобы лучше было усвоено Учение Живой Этики. И Вам как руководителю группы необходимо следить за состоянием сознания изучающих книги Учения Жизни. Нужно делать проверки сознания. Необходима длительная подготовка сознания, чтобы познание уложилось в стройную систему. Несомненно, такая стройность – явление редкое. Потому некоторые древние руководители намеренно делали подготовку длительной. Они говорили: «Если сознание не готово, пусть покажется подготовка утомительной, и незрелое сознание отойдет». Так охраняли древние Учителя знание от вредных последствий искажения неподготовленными сознаниями. Как Сказано: «Мы постоянно оберегаем правильное нарастание знания и советуем избегать беспорядочного мышления. Не нужно обращать внимания, если кто-то разочаровывается и отходит, он не готов, и невозможно насильственно внушать ему верный ход мысли. Но даже малые зерна знания не пропадут и когда-то окажут свое воздействие. Мыслитель говорил, когда его спрашивали о том, что еще не могло быть осознано: "Некий юноша просил Мудреца научить его управлять государством. Мудрец сказал: "Охотно, но для начала назначу тебя правителем своего сердца. Когда осилишь это царство, тогда придешь ко мне"»[45]. Многим нужно осилить свое сердце, прежде чем воспринять книги Учения. Перечтите мое письмо во втором томе на странице 478 о вмещении пар противоположений и усвоении целесообразности[46]. Эти два понятия являлись и являются и сейчас камнем преткновения для многих. Подходившие к Учениям Жизни не могли их осознать и отходили, иногда даже кощунствуя. Но в тяжкое время Армагеддона важно иметь ясное понимание всех сложностей жизни и твердое основание при верном направлении, чтобы устоять. Все это дано и освещено со многих сторон в книгах Учения, потому с еще большим рвением устремимся к применению основных положений Учения в жизни, только так сохраним равновесие и не выйдем из-под Щита Света, нас охраняющего. Так будьте осмотрительны при приеме новых подходящих. Радовалась, что г-жа Либерт и г-н Марков отошли. У них Учение престранно преломилось, сознание их оказалось неподготовленным.

Итак, храните единение, храните дружелюбие и особенно берегите и цените ближайших друзей. Все разные, но каждый незаменим. Что Ваш сынок? Шлю Вам мужество и спокойствие. Все будет хорошо, но храните самое великое доверие к Свету Ведущему.

Всего самого светлого.

Е.И.Рерих – Р.Я.Рудзитису

6 апреля 1940 г.

Дорогой Рихард Яковлевич, от всего сердца радовались Вашему письму от 7 марта. Пусть происшедшее объединение ближайших друзей не забудется, пусть оно будет вспоминаться при каждом возникающем поводе к новому недоразумению. Знаю, как стыдится Г.Ф. своей несдержанности, получила его письмо, полное самобичевания, и уверена, что отныне он будет обуздывать себя. Его золотое сердце поможет ему в этом. И если какие-либо срывы вновь произойдут, то явим спокойствие, ибо не от злого побуждения действует в нем избыток энергии. В своем самообличительном письме от 9 марта он сознается и в «повествовательном изложении» моего письма, но я уверена, что ничего подобного он больше не допустит. Потому больше возвращаться к этому не будем.

Вероятно, Вы уже имеете мои письма от 29.I, 1.II и 8.II, но, конечно, письма мои к Екатерине Яковлевне и к Вам от 19.II были более существенны, потому хорошо, что Вы получили их раньше. Ваши письма дошли до нас, но также не в порядке последовательности. Читая их, очень болела душой за Вас, понимала всю Вашу тревогу, ведь нельзя ожидать, чтобы все члены Общества могли оказаться на высоте понимания и воспринять спокойно происходившее. Также чуяла и Вашу боль за несдержанность проявленную, но сердце знало, что многое разрешится благополучно и сами события помогут этому.

Хорошо, что осталось старое Правление, ибо гибельно было бы менять его во время такого тяжкого переходного времени. Верю, что со стороны ближайших друзей будет проявлена взаимная бережность и, главное, будет охранено полное Доверие. Также и всякие последователи газетного «Махатмы» будут поставлены на место. Много лжи и клеветы, но сумеем противостать всему темному. Когда пламень ясноподвига явлен, то ничто не может нарушить сужденное.

С восторгом читали Вашу превосходную статью в Сборнике. Спасибо от всего сердца за все труды приложенные. Между прочим, мы не могли найти среди имеющихся у нас копий статьи Н.К. «Очевидность», которую, как Вы пишете, предполагалось печатать в следующем выпуске. Мы телеграфировали И.Г. наше согласие на выбранные ими статьи.

Очень огорчает нас здоровье И.Г., но удачная операция может дать благоприятный поворот. Но нужно очень следить, чтобы заражение не распространялось. Ценим его за многие качества, нужно его оберечь. Знаю Ваше сердце, родной Рихард Яковлевич, и потому чую, что Вы найдете лучшие слова для успокоения умов. Будьте тверды с сознаниями шатающимися и сомневающимися в Щите Света.

Между прочим, слышала, что Г. со всею семьею собирается просить визы в Вашу страну, хотя бы на некоторое время. Он соскучился по Латвии. Конечно, Вы никому не будете говорить об этом, ибо все это пока слухи. Но он, возможно, будет просить Вас, и Гаральда, и И.Г. похлопотать. Возможно ли это? Получила второй экземпляр «Писем», второй том. Недели три назад выслала Вам «Надземное» от § 470 по 502 включительно. Прилагаю еще две Беседы.

«645. Урусвати знает, как негодуют многие, когда говорим о постоянных испытаниях. Старое речение, что весь мир на испытании, принимается как метафора, не имеющая применения. Явление испытания представляется как бы скучным наказанием. Пусть люди заменят слово испытание пробным камнем. Каждый знает, как необходим такой камень при многих опытах. Казалось бы, люди так легко могут приводить сравнения из научной жизни, прилагая их к своим психическим переживаниям. Но при первом необычном явлении люди впадают в ссоры и не думают, что происходит полезное упражнение сил накопленных. Так, говорится, что некоторые Учителя допускали трудные положения, чтобы человек мог проверять свою находчивость и умел найти лучший выход. У Нас уявляют все внимание на людские переживания, только на этом можно уяснить, насколько разумно прилагается познание. Считаю, что эволюция совершается малым меньшинством. Не удивляйтесь, что такое же отношение существует между проявленным и хаосом. Тем не менее космическая эволюция неустанно совершается. Так и среди человечества нужно видеть, что лишь меньшинство готово принять переустройство жизни, но переустройство все же совершается. Так можно сказать, что лишь немногие готовы следовать путем эволюции, но их ясное сознание дает достаточную энергию. Мыслитель говорил: "Пусть останутся лишь немногие, ибо не в количестве суть"».