Соотношение философского и психологического подходов к ис­следованию сознания

Чтобы уяснить подход классической теории сознания, необходимо прежде всего обратить внимание на то, как в ней ставится сама проблема сознания.

Философ обращается не к эмпирическому сознанию - как психологи­ческой реальности, которая зависит от психофизиологической организации челове­ка - а к сознанию трансцендентальному. Иначе говоря, его интересуют такие структуры, которые априорны (свойственны субъекту, а не объекту), и тем не менее выступают условиями пониманиякакого бы то ни было объекта. Трансцендентальное, таким образом, это условие "понимаемости" объектов. Сформулировал это терминологически впервые Кант, но сами операции вы­явления трансцендентального сознания провел Декарт в своем анализе Cogito

Какая операция сознания самая несомненная и достоверная?' Сознание самого себя. которое мне длно к в акте мышления Дажеесли я сомневаюсь в чем-то, достоверность меня, - сомпсвнющегося. т.е. выполняющего акт мышления, - дана мне. Я существую и в качестве сомневающегося. Это лишь связка сознания, а не эмпирическое сознание, потому что эмпирическое сознание - это сознание о вещах (я сознаю дом, сознаю стол), 'Здесь же имеется в виду сознание моих актов (не вещей вне меня), посредством кото­рого я конституирую себя в качестве мыслящего: cogito ergo sum.

Трансцендентальное сознание - это и есть способ прослеживать то, что в наших утверждениях о мире (и в их основаниях) зависит от нашей дея­тельности. Посредством представления cogito sum или трансцендентально­го сознания "я мыслю" я могу реконструировать все то, что в моих утверж­дениях обязано кристаллизации моей деятельности; но воспроизвожу я эту деятельность на самосознательных основаниях. Так, например, я спонтанно совершил какие-то акты мысли, в том числе акты исследования предмета (они совершаются эмпирически, стихийно). Но когда я обосновываю это и ввожу первичное представление о "Я", или cogito ergo sum, то восстана­вливаю все на контролируемых, сознательных основаниях Это и есть трансцендентальная философия, выявляющая все то, что целиком связано с деятельностью человеческого сознания. Философия через понятие сознания как бы совершает парадоксальную вещь - выявляет горизонт, который делает наше суждение о мире объективным (то есть достигает не субъективизма, а совсем напротив - объективизма, объективности)

Мамардашвили М. Введение в философию

Занятие № 6

Тема: Декарт: Открытие «Я»

1. Правила научного метода.

2. Скептицизм и его преодоление методическим сомнение м.

3. Принцип Cogito и новый философский язык.

Литература:

1. Классическая теория сознания. Практикум. Томск, 2001, с.16-21

2. Декарт Р. Размышления о первой философии (распечатка и эл. копия)

3. Реале Дж., Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней (распечатка и электрон. копия)

4. Соловьева Г.Г. Роль сомнения в познании (распечатка и электрон. копия)

5. Мамардашвили М.К. Картезианские размышления. М., 1993, с. 120-136

6. Философский энциклопедический словарь -

термины "Метод", "Скептицизм",

"Рационализм ",

"Субстанция", "Психофизическая проблема".

Творческое задание: Декарт и психофизическая проблема

Литература:

1. Гиппенрейтер Ю. Психофизическая проблема (распечатка и электронная копия)

2. Декарт Р. Страсти души // Соч, с. 595-597, 609-620

3. Кричевец А. Мышление и мозг (распечатка и электрон. копия)

4. Выготский Л. С. Учение об эмоциях (ксерокопия) с. 212-223 .

Правила научного метода. Первое правило - это правило очевид­ности, которое Декарт формулирует следующим образом: "Никогда не при­нимать за истинное ничего, что я не признал бы таковым с очевидностью, иными словами, тщательно избегать поспешности и предубеждения и вклю­чать в свои суждения только то, что представляется моему уму столь ясно и отчетливо, что никоим образом не сможет дать повод к сомнению". Таким образом, все сводится к ясности и отчетливости, в чем и заключается очевид­ность. Говорить о ясных и отчетливых идеях и говорить об идеях очевидных - одно и то же. Но каково то умственное действие, посредством которого достигается очевидность? Это интуиция, которой Декарт дает определение в "Правилах дли руководства ума": она представляет собой "не зыбкое свидетельство наших чувств и не обманчивое суждение беспорядочно­го воображения, а понимание ясного и внимательного ума… порожден­ное лишь естественным светом разума и благодаря своей простоте более до­стоверное, чем сама дедукция". Таким образом, это ясная, отчетливая идея, отражающая "чистый свет разума", еще не согласованная с другими идеями, интуитивно данная и не доказанная. Речь идет об идее, присутствующей в уме, - и об уме, открытом идее без какого бы то ни было посредничества. Достичь этой взаимной прозрачности - цель трех других правил.

Второе правило: "Разделять каждую проблему, избранную для изуче­ния, на столько частей, сколько возможно и необходимо для наилучшего ее разрешения". Это защита аналитического метода, который только и может привести к очевидности. Ведь расчленяя сложное на простые элементы, он светом разума изгоняет двусмысленности. Если для определенности необхо­дима очевидность, а для очевидности необходима интуиция, то для интуиции необходима простота, достижимая путем расчленения сложного "на элемен­тарные части до пределов возможного". В "Правилах" Декарт уточняет: "Мы называем простым только то, знание о чем столь ясно и отчетливо, что ум не может разделить их на большее число частей". Если всякая трудность вызвана смешением истинного с ложным, то аналитический ход мысли должен спо­собствовать освобождению истины от шлаков лжи.

Но разложения сложного на простое недостаточно, поскольку оно дает сум­му разделенных элементов, а не прочную связь, создающую из них сложное и живое целое. Поэтому за анализом должен следовать синтез, цель третьего правила, которое Декарт определяет так: "Третье правило заключается в том, чтобы располагать свои мысли в определенном порядке, начиная с предметов простейших и легко познаваемых, и восходить мало-помалу, как по ступеням, до познания наиболее сложных, допуская существование порядка даже среди тех, которые в естественном ходе вещей не предшествуют друг другу." Итак, следует вновь соединить расчлененные элементы, в которых живет одна сложная реальность. Имеется в виду синтез, который должен отталкиваться от элементов абсолютных, независимых от других, продвигаясь к элементам относительным и зависимым, открывая дорогу цепи аргументов, освещающих сложные связи. Имеется в виду восстановление порядка построением цепочки рассуждений от простого к сложному. Если бы даже этого порядка и не суще­ствовало, то его следует принять в форме гипотезы, наиболее подходящей для интерпретации и выражения реальности. Без очевидности не было бы интуи­ции, а переход от простого к сложному необходим для акта дедукции, В чем важность синтеза? "Может показаться, что при этой двойной работе не появ­ляется ничего существенно нового, поскольку в конце концов мы получаем тот же предмет, с которого начинали. Но в действительности это уже не тот же са­мый предмет. Реконструированный комплекс стал прозрачным под лучом прожектора мысли. Первое - это грубый факт, второе - знание о том, как он сде­лан; между ними двумя - посредник-разум" (Де Руджеро).

И наконец, чтобы избежать спешки, матери всех ошибок, следует кон­тролировать все этапы работы. Поэтому в заключение Декарт говорит:

"Последнее правило - делать всюду перечни настолько полные и обзоры столь всеохватывающие, чтобы быть уверенным, что ничего не пропущено" Итак, перечень контролирует полноту анализа, обзор - корректность синтеза.

Правила просты, они подчеркивают необходимость полного осознания этапов, на которые распадается любое строгое исследование. Они являются моделью знания именно потому, что только ясность и отчетливость защищают от воз­можных ошибок или поспешных обобщений. Что же дает такая модель? Прежде всего, и в общей форме - отказ от всех приблизительных или несо­вершенных, фантастических или только похожих на правду понятий, которые устраняются в результате этой упрощающей операции. Простота, по Декарту, не есть "всеобщее" традиционной философии, так же как интуиция не есть "аб­стракция". Всеобщее и абстракция - эти два основных момента аристотелевско-схоластической философии - вытесняются простыми элементами и ин­туицией.

Реале Дж., Антисери Д. Западная философия