Об утешениях от святого причащения. Об уставе постническом. О возобновлении душеполезных мыслей и чувств

Закон постничества. Веровать надо, что Господь внутрь нас есть - в силу крещения и причащения, по обетованиям Его. О записывании мыслей догматических или нравственных, приходящих во время молитвы. О молитвенном настроении

Лучшее положение для молящегося - стоять, как на страшном суде. О блуждании мыслей на молитве; как уврачевать эту немощь

«Как проводить субботу и воскресенье?» – В них надобно допускать какую-либо льготку; но какую, сами придумайте. Одно держите правило – так вести дела свои и в субботу с воскресеньем (или наипаче в них), чтоб всегда быть с Господом и ни насколько не отступать от молитвенного к Нему восхождения в сердце.

Что вы, по указанию некоей старицы, относите к непосильным трудам, которые и отменить можно, то не все таково. Не таковы келейные поделья, черноработные. Они самые сильные и действенные средства к прогнанию из вас ученой барыни. Ничем так не можете ее донять, как этим. И не бросайте. Уйдет барыня, и вам станет свободней. Прочие же непосильности пересмотрите и, если что слишком истомляет, сократите. Но льготностей как можно избегайте. Настоящий путь – тесный. И утесняйте себя. Это можно и должно делать, не истощая себя до болезней.

Что вы от той же старицы приняли во время шестопсалмия стоять, как на Страшном Суде, это очень доброе дело. Но нехудо переносить его и на всякую молитву. Кто-то из старцев древних говаривал, что самое лучшее положение для молящегося есть – стоять, как на Страшном Суде. Поставляйте себя в такое положение или в положение умирающей и готовящейся предстать пред Господа, – и невольно станете вопиять: «Господи помилуй! О Господи! Спаси же!»

Просите молитв, чтоб вам не развлекаться мыслями, кои неудержимо блуждают и отвлекают внимание от должного. – В первый раз слышу от вас речь об этом; между тем это главное нестроение, какое испытываем мы внутри. Прежде верно это не так казалось нестройным делом, а теперь видится в ином свете. Отчего? Приписываю это действию маленького правильца, какое вы стали исправлять, творя молитву Иисусову. Когда вы на молитвословии все читали и читали, то при многомыслии, подаемом молитвами, мысли отходили и возвращались незаметно. Теперь же, когда слово молитвенное одно и одно помышление им подается, всякое иное помышление тотчас заметно, как чуждый посетитель. Пред вами и открылось таким образом внутреннее нестроение. – Как же быть? Продолжайте упражняться в исполнении того же правильца, и мысли все более и более станут успокаиваться, и немощь, замеченная вами, врачеваться. Правильце то, если вы станете продолжать его как следует, заведет болячку в сердце, а болячка эта мысли прикует к Единому, – и блужданию мыслей конец. С этого момента, когда Господь сподобит вас улучить его, начнется новый перестрой всего внутреннего, – и хождение пред Богом станет неотступное.

Кто-то в давнее время назвал вас орлом. Это в светской жизни. Будете и в духовной жизни орлом настоящим. Но теперь вы похожи на птицу, которая сильно машет крыльями, посматривая на небо, но от земли не подымается, а только прыгает; ей же самой кажется, что она летит быстро и высоко. Трудитесь, и в самом деле будете высоко летать, – без парения.

Старица та, что выше, назвала вас пламенной. – И такой будете. Теперь есть жар, но не настоящий еще. Покойный Игнатий Преосвященный говаривал, что есть жар кровяной, разумея под сим свой самодельный жар, который до времени служит добре, но потом должен уступить место другому, неземному жару. Кто остается при этом одном (кровяном), тот попадает в прелесть, по коей начинает думать о себе паче, нежели что есть на деле.

Просите начертать вам великопостный устав. – Да на что же это?! Общий устав вам известен, а частный, келейный мне нет возможности написать, потому что не знаю ваших особенностей. Извольте сами это сделать, применяясь к общему. Скажу только: положите в сердце общий закон постнического действования, – и он будет двигать руками, и ногами, и всеми членами вашими, как требуется. И будет у вас в действии неписанный устав. Закон постничества такой: в Боге умом и сердцем пребывать с отрешением от всего, всякое себе угодие отсекая, не в телесном только, но и в духовном, творя все во славу Божию и благо ближних, неся охотно и с любовью труды и лишения постничествия, в пище, сне, отдыхах, в утешениях взаимно-общения, – все в мере скромной, чтоб это в глаза не бросалось и не лишало сил исполнять молитвенные правила. Имея сие в виду, вам нетрудно будет определить, как, когда и в какой мере что делать.

Службы церковные лучше в церкви слушать, всячески напрягаясь не отходить от Господа умом, как бы долго она ни тянулась. Дома же вычитывать их только в случае крепкой болезни.

Причаститься можно раза три – на первой неделе, крестопоклонной и страстной. А если придет сильное желание, можно еще прибавить. Можно и каждую неделю причащаться. Об этом вам следует поговорить со своим духовником.

Занимайтесь дома более чтением, богомыслием и молитвой, а рукодельем поменьше. Впрочем смотрите сами: иногда и порукодельничать надо побольше, когда душа насытится духовным.

Что касается невольных тужений и скорбений сердца, внезапно нападающих, то я ничего не умею о них оказать. Потрудитесь записывать бывающее при сем, тогда, может быть, скажется, откуда они. Мне думается, что они у вас не Божии. Божии умиление и слезы приносят; а эти, скребущие сердце без явных причин, только расстраивающие и ни на что доброе не наводящие, надо прямо производить от врага. Серчает он на вас и скребет когтями своими. Обращайтесь к молитве. Господь пошлет ангела, который и отгонит томящего вас духа.

Трудитесь в навыкновении молитве Иисусовой. Благослови Господи! Веровать надобно, что Господь Иисус Христос внутрь нас есть, – в силу крещения и причащения, по обетованиям самого Его, соединенным с сими таинствами. Ибо крещенные облекаются во Христа, а причащающиеся приемлют Господа. Ядый Мою плоть и пияй Мою кровь во Мне пребывает, и Аз в нем, – говорит Господь. Только смертные грехи лишают нас сей великой к нам милости. Но кающиеся и по исповеди причащающиеся опять возвращают ее себе. Так веруйте. Если недостает веры, молитесь, чтоб Господь приложил ее вам и утвердил в вас крепко и непоколебимо.

Внимайте себе и со страхом и трепетом свое спасение содевайте. Замечайте помыслы, находящие и отходящие, – и состояния духа, неподвижно стоящие или длящиеся часы и дни. Все сие будет служить для вас документами для определения, – что в вас?

Держите под руками тетрадь и записывайте, если какие мысли, догматического или нравственного содержания, родятся сами собой – особенно во время молитвы, – и завладеют всем у вас внутри, и умом и сердцем, и будут держаться долго. Это ангельские мысли. После прочитывайте по временам, чтоб оживлять свое внутреннее. Записывайте также в особую тетрадь и стихи псаломские, с которыми на устах, как пишете, вы просыпаетесь, и которые не отходят, а твердятся сами собою. Записывайте и мысли, первые по пробуждении, если они не отходят. Этим всем исполняется то, что обетовано христианам чрез пророков, – что они все будут научены Богом.

То, что водитесь чувством или что вообще имеете духовные чувства, не значит еще, что стоите твердо вниманием в сердце. Когда это последнее есть, тогда ум стоит в сердце неисходно, и стоит пред Господом, в страхе и благоговеинстве, и исходить оттуда не хочет. Состояние это похоже на то, как дитя в объятиях матери покоится. Даруй вам Господи сего достигнуть.

Что Иисусовой молитвой дополняете правило своего домашнего молитвословия, добре делаете. Можете четверть, половину, три четверти своего правила, и даже все правило заменять сей молитвою. Только времени не умаляйте, и в страхе и благоговеинстве себя держите. Всячески трите себя – и читанием молитвословий, и своими молениями, и умной молитвой, заботясь об одном, чтоб от души не отходило молитвенное настроение.

Первое слово у вас о добром состоянии после св. причастия. – Слава Богу! Даруй вам Господи больше и больше сродняться с Ним. Но не забывайте, что добрые сии действия святого причастия всегда суть дело милости Божией. Есть? – и слава Богу! Благодарите Господа, и паче и паче смиряйтесь. С нашей стороны необходимы труды приготовления, затем вера, страх и трепет при приступании к таинству. Но как ни будь все сие исправно, – ощущение благого действия от св. причастия не есть необходимый плод их. Это всегда в руке Божией. И как ни милостив Господь, но нередко сокращает руку Свою, или в научение, или в наказание, особенно за недостаток смиренных чувств, и еще особеннее за такое помышление: то и то сделаю, и будет мне то и то от принятия св. Таин. Такие пророчества всегда суть вражьи и никогда не сбываются. Ибо тут творится грех чуждоприсвоения, – себе и своим трудам приписывание того, что прямо есть милость Божия.

Коротенько поминаете о том, как в жизни пришлось вам пройти огнь и воду. Благодарите Господа.

Он навел вас на эту дорогу и провел ею, и привел к тому, что вы теперь. Благодарите, что не допустил вам выступить из той колеи, какая Им намечена для вас и для вашей жизни.

Опять у вас с утра оказался на языке стишок псаломский и твердился целый день: Взыска Тебе лице мое, лица Твоего, Господи, взыщу. Записывайте их, как я говорил, – и иногда прочитывайте. Выйдет Божия книжка, в душе вашей писанная, и вами оттуда в тетрадку переписанная.

Устав свой постнический наладили. Смотрите, не слишком ли трудноват будет. Поблажать себя и льготы позволять не должно; но и тяготы большие вдруг налагать на себя не надо. Тяготы и трудности лучше, начав с малого, понемногу прибавлять. Так, действуя незаметно, можно дойти до таких себя преутруждений, которые будут гораздо значительнее вами намеченных, но которые не будут подавлять. Почему думаю, что вам лучше некоторые труды умирить теперь, и потом понемногу подбавлять их. Устрояйтесь, впрочем, как находите для себя лучшим, – и с духовником потолкуйте. Еще одно не забудьте: не вязать себя уставом своим, сохраняя за собою всегда свободу действования. – и об одном заботясь, чтоб всегда быть с Господом. Поменьше механизма и формы. Жизнь в движении, а не в форме закаленной.

Пишете: «Думается, что у меня все идет гадко». – Лучшего думания и вернейшего и придумать нельзя. Так оно и есть. Чего же доброго вы от себя ждете? Слава Богу, что хоть замечаете это. То еще дурнее будет, если станете все в себе видеть хорошим. Милости Божии только исповедать надо, что, несмотря на недобротность нашу, Он не отвращает от нас очей Своих и не забывает иногда малую какую крупинку перебросить и нам от обильной трапезы истинных чад Своих.

Пришло мне на мысль передать вам, как одна монахиня ретивая, везде у себя в келье на тех местах, которые невольно встречаются глазам, понаклеила бумажек с изречениями слова Божия или св. Отцев. Они содержанием своим возобновляли в ней мысли и чувства, которые почаще иметь во внимании она считала для себя душеполезным. Это сделать и вам, полагаю, будет не бесполезно.